Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Лучшее радио яделают здесь"

День радио дирекция радиовещания ВГТРК встречала 7 мая с премией «Радиомания» за «Позитивное утро с Бачинским и Стиллавиным» на радиостанции «Маяк» и званием лучшей информационной программы «Вести FM». Кроме того, руководитель дирекции Сергей АРХИПОВ в разговоре с «Профилем» впервые обнародовал параметры нового формата радиостанции «Юность».   — Проект «Вести FM» задумывался давно?
   — Станция «Вести FM» была сделана за три недели буквально «на коленках», без каких-либо дополнительных финансовых вливаний. Проект «Вести FM» я предлагал давно, еще в июле прошлого года. В декабре было решено, что мы все-таки делаем эту радиостанцию. 20 декабря директор ВГТРК Олег Добродеев сказал: «Это хорошая мысль — сделать станцию «Вести FM». У меня был только один вопрос: «Когда запускаем?» Он поинтересовался: «К 15 января успеешь?» Я ответил, что вряд ли. В итоге станцию запустили 4 февраля.
   Для сравнения проект Business FM готовился год. City FM приблизительно столько же.
   — В чем особенность новой радиостанции «Вести FM»? В чем ее главное отличие от других новостных радиостанций, например, Business FM?
   — Сравнивать Business FM и «Вести FM» мне бы не хотелось. Это принципиально разные станции. Во-первых, аудитория Business FM узкая, бизнесовая — станция рассчитана на людей, которые делают деньги. Там много специальной экономической, макроэкономической информации. Это станция, сделанная очень хорошо.
   «Вести FM» — это новый опыт, это новости 24 часа в сутки. Музыки там
   нет вообще. С ВГТРК очень трудно конкурировать в производстве новостного продукта. В нашем распоряжении огромное количество корреспондентов. Что бы ни происходило, они выезжают на место событий и оттуда рассказывают, как все происходит, о любых коллизиях.
   Мы получили «Радиоманию» всего через два месяца вещания в эфире. Это лучший информационный продукт на данный момент, правда, пока не настолько раскрученный, как «Эхо Москвы», которое существует уже около
   18 лет.
   — «Вести FM» можно слушать только в Москве?
   — До сих пор это было так, но уже в течение ближайших двух недель мы начинаем вещание в Питере, Уфе, Новосибирске. Мы получаем очень много предложений от регионов на ретрансляцию «Вестей». У меня разрывается телефон: звонят региональные медийные олигархи и умоляют дать продукт. У нас пока еще много шероховатостей, но это естественно. Механизм нужно смазать: это как покупка отечественной машины. Прежде чем на ней ездить, ее нужно протянуть, подвинтить гаечки. Через две недели мы выходим на спутник.
   — Как дальше планируете завоевывать слушателя?
   — У нас по полной программе идет реклама радиостанции на российском информационном канале «Вести», анонсы идут в одноименной программе на телеканале «Россия». Была реклама по Москве, думаем о размещении рекламных баннеров и информации в Интернете.
   — В редакцию «Маяка» до сих пор приходят письма разгневанных пожилых слушателей о том, что радио изменилось до неузнаваемости, ведь «Маяк» фактически перестал быть станцией для людей пенсионного возраста? Как реагируете на них?
   — Письма приходят. Мы отвечаем на них. Специальный отдел по возможности старается ответить на большее количество писем. Возмущенные пенсионеры топают ногами, и я их прекрасно понимаю. Но, с другой стороны, переключитесь на «Радио России»: туда перешли все их горячо любимые программы — о животных, о медицине. Там же их любимые исполнители. Кстати, очень много писем о том, что из эфира исчезли песни 1940—1960-х, в частности Людмила Зыкина. Это все появилось в том же объеме на «Радио России». По эфиру ничего не изменилось, просто нужно нажать другую кнопочку на своем радиоприемнике на кухне или настроиться на другую волну. «Радио России» есть везде. Нет, они говорят: «Верните «Маяк». Мы хотим слушать это на «Маяке». Это самодурство, хотя пожилые люди имеют, конечно, на это право — заслужили. Но ведь мы тоже не можем вещать одно и то же на двух огромных государственных сетях. Практически все программы «Маяка» пересекались с «Радио России»: они были идентичными — под разными названиями, с разными ведущими. Суть от этого не менялась, поэтому мы сделали новый «Маяк».
   — Какова возрастная аудитория «Радио России»?
   — «Радио России» — это радио для более пожилой аудитории — 55 с плюсом. «Маяк» — от 25 до 45 лет.
   — За те полгода, что ведется ребрендинг на «Маяке», чего удалось добиться?
   — Главное — удалось не потерять аудиторию. Как ни странно, как показывают исследования Comcon и Gallup, — письма гневные пишут, но все равно слушают.
   Музыки на «Маяке» — шесть песен в час, и то — только чтобы мозги отдохнули. Это станция стопроцентно интерактивная: живой разговор с аудиторией о любых проблемах, никаких ограничений. Поэтому гости, которые приходят в эфир «Маяка», они не просто так приходят. Они идут только по просьбе слушателей. У нас большая редакторская группа, которая вызванивает тех или иных специалистов, которые рассказывают обо всем — от путешествий до нанотехнологий.
   — Кого же хотят услышать?
   — Кого угодно, от Филиппа Киркорова до Сергея Шойгу. Недавно приходил Шойгу. Просят даже Медведева и Путина. Этим летом мы попробуем удовлетворить эти просьбы. Это только дело времени.
   — Каким образом создавался разговорный формат, формат talk radio на «Маяке»? Были какие-то ориентиры? За рубежом есть подобные радиостанции?
   — За рубежом огромное количество talk-станций. С меркантильной точки зрения они зарабатывают гораздо больше, чем музыкальные. Они более популярны. Тем более что благодаря интернет-технологиям человек можно закачать себе в плеер, телефон любую музыку бесплатно или за три копейки. Все больше людей выключают музыкальные радиостанции в машине и слушают talk-станции. Живого разговора мало. Людям хочется поговорить.
   Мы опирались на опыт США и Европы. В Азии подобные радиостанции тоже есть, но там совсем другой менталитет. Так что технологии создания подобной радиостанции мы переняли из-за рубежа, а все остальное все-таки пришлось переделывать под наш, российский менталитет.
   — Не может так получиться, что talk-станции вытеснят музыкальные?
   — Нет, вряд ли. Радио — это живой продукт, и в музыке на радио всегда есть непредсказуемость: а что сейчас поставят. И этим музыкальные станции все-таки продолжают привлекать своих слушателей.
   — В одном из интервью вы отметили, что радио «Культура», также аффилированное с ВГТРК, при больших затратах на производство «вещает в пустоту». С чем это связано — с качеством программ, или российской аудитории неинтересны радиоспектакли, разговоры об искусстве, литературе, истории?
   — С качеством программ в первую очередь. Название радиостанции ужасное. Что такое культура? Это всеобъемлющее определение: это и то, что накопило человечество, да и просто культура поведения. Сейчас это радиостанция для очень узкого круга слушателей — жителей Старого Арбата.
   Чтобы сделать хороший радиоспектакль для такой радиостанции, нужно много денег. Хороших артистов, которые могут хорошо прочитать литературные произведения, не так много. Звукорежиссеров хороших вообще нет. Радиосказку поставить стоит еще дороже. Можно читать и современных авторов. И все это должно хорошо вписываться в формат радиостанции. Слава богу, к нам пришел Виталий Вульф — человек, который в этом очень хорошо разбирается.
   — В каком формате будет выходить радио для подростков «Юность» и будет ли оно действительно для подростков?
   — Могу отметить, что это будет радиостанция для молодых людей в возрасте от 12 до 19 лет. С подростками нужно говорить об их проблемах и на их языке. Поэтому и ведущими на радиостанции будут такие же подростки от 12 до 19 лет. Радио «Юность» выйдет в эфир в новом формате через две недели; позвоните мне, и тогда я вам расскажу больше.
   — В техническом плане как-то совершенствуетесь?
   — Конечно, теперь и «Радио России», и радио «Культура» в скором времени будут транслироваться с передатчика на Останкинской башне. Сейчас идет настройка.
   О переходе на цифру, конечно, пока рано говорить. Это общероссийская проблема. У нас даже пока не могут определиться с технической стороной — выбрать формат вещания. И это должно решаться на правительственном уровне. Кроме того, приемник для «цифры» стоит около $100. Покупать их придется в Китае: все-таки там они будут существенно дешевле. Хотя о какой покупке приемников можно говорить, если у нас в некоторых районах страны нет даже телевидения. На дворе двадцать первый век, а мы все еще пока в двадцатом, и от Монголии, к сожалению, далеко не ушли.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK