Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Любопытные варвары"

Давеча, гуляя по лондонской книжной ярмарке, я встретил человека, похожего на Умберто Эко. Это он и оказался. Я уважительно поздоровался, подписал у него книжку и спросил, что он думает о конференции ООН по расизму.
   — Не видел более расистских мероприятий, чем конференции по расизму, — сказал Эко.
   — Но зачем они тогда нужны?
   — Если вещь не может служить своей непосредственной цели, она оказывается особенно наглядным материалом для осмысления, — меланхолично произнес Эко и поплыл дальше.
   В Женеве, конечно, главным предметом обсуждения был не расизм, потому что подобные проблемы международными говорильнями не решаются. Все знают, что расизм — плохо. Просто на конференции были явлены два различных подхода к варварству: толерантность и неучастие. Есть, мне кажется, и третий подход, но его как раз никто не продемонстрировал, и это самое грустное.
   Вопрос о сосуществовании с архаическими культурами — один из главных сегодня и, безусловно, важнейший завтра. Эти культуры сильно тормозят по части нравственного прогресса, но подбираются к плодам технического. У Северной Кореи есть ракета, у Ирана скоро будет бомба, у Чечни уже есть такой президент, с которым никто в России не может полемизировать на равных — понятия, короче, остаются древние, а сила накачивается быстро; остановить это еще трудней, чем ускорить нравственное созревание Востока, на каковой процесс у Европы ушло тысячелетие, да еще и в сравнительно благоприятных условиях. Все же даже в средневековой Европе, где свирепствовал агрессивный клерикализм, ереси и науки не подвергались такому выжиганию, как в сегодняшних исламских тоталитарных режимах; все же власть христианского священства не была так абсолютна, как власть сегодняшних мусульманских обскурантов. Актуальной становится предсказанная Стругацкими задача прогрессорства. Прогрессоров не видно. Видны либо те, кто абсолютно и категорически непримирим (и в этой непримиримости уподобился варварам), либо те, кто пытается с варварами договориться на их условиях, — и такую позицию, увы, занимает Россия.
   Если на конференцию по расизму приглашен Ахмадинежад — сразу ясно, что целью данной конференции не является развенчание расизма. С таким же успехом можно назвать первую брачную ночь обсуждением феномена девственности. Видна попытка ООН разговаривать по душам с принципиально не способной к диалогу культурой современного варварства. Это тактика дурная и бесперспективная, и те, кто покинул конференцию, поступили логично. Есть другой вариант взаимодействия с варварством: силовой. Но он при всей своей романтичности проигрышен. Буш не принес Ираку ни свободы, ни цивилизации, а лишь разрушил систему, поддерживавшую страну в относительной стабильности. Лучше или хуже стало — можно спорить, но выявилось одно: цивилизационные войны не выигрываются. Они либо затягиваются навеки, либо кончаются возвращением к статус-кво с некоторым ухудшением по причине взаимного озлобления сторон. Война — не прогрессорство. Дракон уходит вглубь, рассчитывается на первый-второй, разбирается по гражданам. Бесперспективность силового решения непонятна многим, например, израильским правым, успешно перенявшим многие черты ненавидимых ими варваров, — но на дикарском поле настоящие дикари всегда выиграют у новообращенных. Они органичнее.
   Что остается? Остаются, увы, всего два способа диалога с дикарским миром, который все громче заставляет говорить о себе и все больше гордится своей этикетной культурой, своими омовениями по пяти раз на дню и своей моральной чистотой, непосредственно зависящей от омовений. Первый способ откровенно растлительский: консьюмеризм, соблазнение благами, бусы и огненная вода. Как показал исторический опыт, потребление не то чтобы повышает интеллект, но смягчает нравы, а потому осторожный подкуп варварского мира — не худший вариант. СССР рухнул по многим причинам, но не в последнюю очередь из-за экспансии простых ценностей вроде джинсов. Правда, значительно лучше опять-таки не стало, в том числе и Западу, но локальная задача — неразрешимая с точки зрения военной силы — была решена.
   Что до второго способа — он известен с первого века новой эры и называется христианством, но христианство насаждается личным примером. Сильно сомневаюсь в том, что у сегодняшнего Запада есть миссионеры. Еще больше сомневаюсь в том, что там много людей, действительно верящих в те ценности, которыми создана сегодняшняя Европа. И уж вовсе не верю в то, что там много людей, готовых насаждать эти ценности единственно христианским путем, а именно личной жертвой.
   Так что единственной доступной тактикой остается покамест хлопанье дверью, что и было продемонстрировано — частью до, частью после речи Ахмадинежада. Но границей не хлопнешь. И когда варварство подойдет к этой границе вплотную, одинаково плохо будет и тем, кто сегодня гордо ушел, и тем, кто, подобно России, выразил осторожное сожаление, внутренне солидаризируясь с варваром процентов на шестьдесят.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK