Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Любовь и аптечные принадлежности"

Генеральный директор сети «Аптеки З6,6» Анастасия Вавилова в свободное от работы время гоняет на виндсерфе и катается на горных лыжах. И все это благодаря мужу, фотохудожнику Илье Бушу.Наталья Щербаненко: Настя, совершенно не хочется говорить с вами о работе. Двум ровесницам, у которых мужья — экстремалы и фотографы, есть еще о чем поговорить. И все-таки расскажите, как в 26 лет становятся генеральным директором?
Анастасия Вавилова: В моей жизни был очень тяжелый год — 1994-й. У меня умерла мама. Лучшая подруга попала в страшную автокатастрофу. На меня напали грабители в подъезде. Каждый день я с ужасом думала, что же еще может случиться. Я даже с астрологами начала общаться. Теперь я думаю, что все последующие удачные события «заработанные» — по всем законам восточной философии. В тот же год я пришла работать в компанию «Время», в которую входит сеть «Аптеки 36,6».
Н.Щ.: Какие пути вас привели в аптеку?
А.В.: Я закончила социологический факультет МГУ и создала свое кадровое агентство, которое успешно развалилось. Зато я научилась строить компанию на ровном месте. Мой однокурсник, который работал в компании «Время», позвал меня туда. Аптеки, лекарства — все это было не мое, но я решила попробовать.
Первые два месяца я занималась аптечными базами на Дальнем Востоке. Однажды у меня была командировка куда-то в район Читы, а сотрудник, с которым мы должны были лететь, решил провести пару дней на Байкале и улетел раньше. Я получила командировочные на двоих — целую сумку (тогда в ходу были миллионы рублей). Представьте себе картину: двадцатилетняя девушка в ярко-красном свитере и джинсах в обтяжку летит в первую в жизни командировку с сумкой, полной купюр. И тут объявляют, что самолет делает посадку в Омске и все пассажиры должны покинуть лайнер и ждать в аэропорту. Короче, на меня положили глаз местные бандиты, и я полночи играла с ними в игровые автоматы, думая только о том, чтобы они не забрали у меня сумку. Прилетев в Читу, я пила чесночную водку с местными фармакологами, закусывала сибирскими пельменями и понимала, что это не для меня. Вернувшись в Москву, я предложила организовать в компании собственную службу по персоналу. Мне разрешили. А в 1997 году поручили абсолютно новый, очень рискованный, но жутко интересный проект — создание аптечной сети. Вот так — от создания логотипа, через кризис 1998 года до сегодняшних дней — я и руковожу сетью «Аптеки 36,6», последние три года в должности генерального директора.
Н.Щ.: Теперь о жизни. Как вы познакомились с мужем?
А.В.: В Манеже готовилась выставка «Аптека» — шесть лет назад это считалось большим событием. Я поехала посмотреть, как выглядит наш стенд. Оформлением занимался некий юноша по имени Илья.
Н.Щ.: Вы почувствовали, что это судьба?
А.В.: Я была такой пафосной девушкой, мягко говоря, избалованной вниманием и обеспеченными поклонниками. Какой-то дизайнер меня заинтересовать в принципе не мог. Когда спустя какое-то время наш общий знакомый сказал, что я Илье очень понравилась, меня это не тронуло. Мне его всячески расхваливали: спортсмен, турист. А я туристов и спортсменов с детства терпеть не могла!
Н.Щ.: Но Илья, надо понимать, сдаваться не собирался?
А.В.: Мы несколько раз пересекались по работе. С Ильей было весело. Я, смешно вспомнить, была тогда «крутой» девушкой с пейджером. Так вот Илья несколько раз в день присылал мне всякие забавные и трогательные сообщения. Особенно интересно было их получать в Германии или Испании, где я отдыхала со своими друзьями.
Н.Щ.: Ну ладно, Настя, не тяните. Чем же все-таки Илья вас привлек?
А.В.: Повторюсь: я считала себя очень модной девушкой. И когда Илья предложил мне съездить поиграть в пейнтбол, самую топовую тогда игру, я, конечно, отказаться не смогла. Мы приехали на подмосковную базу, Илья меня «экипировал»: жилет, шлем, щитки, ружье. Вокруг были одни мальчики, и я не могла ударить в грязь лицом. Но когда вышла на поле, мною овладело чувство полной безысходности: просто так уйти нельзя, только если тебя «убьют», а удар шариком очень болезненный. Короче, я залегла за какой-то кустик. Мне кричат: «Настя, стреляй!» Я, зажмурившись, стала стрелять по противнику. И попала, причем в самого опытного игрока!
Потом мы еще ездили на водохранилище, где я пару раз навернулась с виндсерфинговой доски. Потом катались на роликах, потом на горном велосипеде. В таком бешеном темпе прошло все лето, и я поняла, что мне нравится так жить. С тех пор мы с Ильей вместе.
Н.Щ.: Вы — спортивная девушка?
А.В.: Нет, я музыкальная девушка. Даже в Гнесинку поступила, но учиться там не стала. Я даже плавать не умею.
Н.Щ.: И как же Илье удается заставить вас попробовать то, о чем вам и думать страшно?
А.В.: Он берет меня на «слабо».
Н.Щ.: Вам вместе бывает тоскливо?
А.В.: С Ильей никогда не бывает тягостных раздумий над вопросом: «Что мы делаем сегодня вечером?». Он постоянно что-то придумывает и берет меня в охапку.
Н.Щ.: Вы не сопротивляетесь? Вам всегда нравятся все эти сумасшедшие развлечения?
А.В.: Я люблю наблюдать, как он этим занимается. Главное — не участие, главное — соучастие. Правда, теперь от виндсерфинга и водных лыж я, как и он, получаю огромное удовольствие.
Н.Щ.: Настя, вы же занятой человек. А на экстремальные развлечения нужно время. Где вы его берете?
А.В.: У нас в компании железное правило: в выходные дни о работе не может быть и речи. Я 12 часов в день нахожусь в состоянии рабочего стресса, а экстремальный спорт — это стресс другого рода. Клин вышибается клином.
Н.Щ.: Как вы себя переключаете с одной скорости на другую?
А.В.: Женщине переключиться помогает внешний фактор. Я облачаюсь в «капсулу» — деловой костюм, навожу строгий макияж и вижу водителя, который ждет меня у подъезда. Это означает, что я снова руководитель более 1000 сотрудников. Хотя, бывает, хочется на переговорах на стол сесть или по коридорам офиса поскакать. Иногда скачу.
Н.Щ.: Партнеров не смущает ваша молодость?
А.В.: Есть два вида партнеров: чиновники государственных структур и бизнесмены. С первыми отношения не складываются: государственных людей мой вид раздражает, им не нравится, что у меня нет специального фармобразования. А бизнес у нас в стране молодой. Так что проблем нет.
Н.Щ.: Вам завидуют?
А.В.: Конечно, завидуют. Очевидный успех всегда вызывает зависть. Я тоже многим завидую. По-моему, «белая» зависть — это полезное чувство, оно двигает человека вперед
Н.Щ.: Вам не мешает или, вернее, не смущает, что ваш муж — совсем из другого мира?
А.В.: Наоборот. Мы абсолютно разные люди: деловая женщина, четко сориентированная на достижение конкретной цели, и фотограф — стопроцентно творческий человек. Зато никто не соперничает, наши успехи нельзя сравнивать по одним и тем же критериям.
В чем-то Илья помогает мне: например, при создании дизайна наших аптек.
Н.Щ.: А вы мужу чем можете помочь?
А.В.: Как-то пришлось выступить в роли визажиста. Илья снимал Максима Леонидова на обложку журнала, визажист заболел, и я, вооружившись своей косметичкой, спасала ситуацию.
Н.Щ.: То есть муж не возражает против вашего присутствия в студии, вы ему не мешаете?
А.В.: Модельная съемка — это такая большая тусовка. Работают только два человека: фотограф и модель. А все остальные как бы помогают. Но в основном общаются между собой.
Н.Щ.: Вам не скучно общаться с моделями? Что у деловой женщины с ними общего?
А.В.: Модели прекрасно знают, как общаться с деловыми людьми, они ведь сориентированы на брак с новыми русскими. Я с ними обсуждаю новинки моды, косметики. У нас в аптеках не только лекарства продаются, но и средства для красоты и здорового образа жизни.
Н.Щ.: Вашего мужа не смущает, что его «вторая половина» — известная деловая женщина?
А.В.: Когда я не на работе, никто не догадывается, кто я. Когда мы на отдыхе, например, знакомимся с людьми и я говорю, кем я работаю, они считают это розыгрышем.
Н.Щ.: Вам повезло. К сожалению, для многих женщин карьерные успехи компенсируют отсутствие личной жизни. Может быть, потому, что мужчины просто боятся сильных женщин?
А.В.: Если у женщины хватает ума для того, чтобы руководить серьезным бизнесом, у нее должно хватить ума и на то, чтобы мужчина, который с ней рядом, искренне полагал, что руководит ею.
Н.Щ.: Вы когда-нибудь чувствовали симптомы звездной болезни?
А.В.: Я к своему успеху стараюсь адекватно относиться. Масса жизненных примеров: сегодня ты все, а завтра о тебе никто и не вспомнит. А семья — это то, что будет с тобой всегда. Поэтому основные душевные инвестиции нужно отдавать именно семье.
Н.Щ.: Финансовые проблемы вроде того, что жена не должна зарабатывать больше мужа, как решаете?
А.В.: Если бы Илья зарабатывал меньше, то проблема, наверное, была бы. Но мы зарабатываем на равных. Илья входит в пятерку ведущих модельных фотографов, а я в пятерку лучших топ-менеджеров пока не вхожу.
Н.Щ.: У творческих людей бывают депрессии, когда нет вдохновения и все такое прочее. Как деловая женщина относится к таким остановкам мужа?
А.В.: У меня бабушка — художник-скульптор. И я знаю, что это такое, когда работа не идет. Творчество, в отличие от бизнеса, вещь субъективная, и в нем далеко не все зависит от самого человека. Илья, к счастью, очень мобильный человек: он работал дизайнером, первые у нас компьютерные клипы и рекламные ролики — его рук дело. Сейчас он снимает моду. Если что-то не идет, надо просто сменить обстановку. Мы уезжаем отдохнуть.
Н.Щ.: Где отдыхаете?
А.В.: Там, где лежит снег и дует ветер.
Н.Щ.: А что вам нужно в Москве для того, чтобы отдохнуть после работы?
А.В.: Поговорить. Я поздно прихожу домой и поздно ложусь спать, часа в два ночи. Лучше я не высплюсь, но мне обязательно надо рассказать Илье обо всем, что произошло за день. Он не в курсе моих деловых проблем, но в курсе человеческих отношений. Илья мне, в свою очередь, рассказывает свеженькие сплетни шоу-бизнеса и моды.
Н.Щ.: Домашнее хозяйство и вы — вещи совместимые?
А.В.: Дома я не готовлю. И не убираю. Это делает домработница. Мы вообще мало едим. Готовлю я только на даче. У нас дом в 50 метрах от воды, и летом он превращается в базу отдыха для всех наших многочисленных друзей.
Н.Щ.: Илья делает вам необычные подарки?
А.В.: Ну вот, например, в прошлом году Илья втайне от меня опубликовал мою фотографию на обложке журнала о виндсерфинге и подарил мне этот журнал.
Н.Щ.: Вам нравится, какой вы получаетесь на фотографиях своего мужа?
А.В.: Илья делает меня такой гламурной, это любой женщине понравится.
Н.Щ.: Вы когда-нибудь ссоритесь?
А.В.: Мы можем покричать, как «итальянская семья», когда Илья, например, хочет пригласить гостей, а я нет. Или я хочу в ресторан, а Илья не в настроении.
Н.Щ.: И кто кому уступает?
А.В.: Илья мне уступает. Он умнее.

НАТАЛЬЯ ЩЕРБАНЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK