Наверх
14 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Людоедство как образ жизни"

Не успело молодое государство Папуа — Новая Гвинея отпраздновать 30 лет своей независимости, как за его природные и людские ресурсы разгорелась очередная битва. На этот раз научная. Российские и американские путешественники пытаются обогнать друг друга в открытиях, сделанных на территории горных джунглей. Американцы нашли невиданных зверей, россияне — невиданных людей.Съесть золотистого кенгуру

В начале года мир облетело известие о том, что ученые из международной экспедиции (США, Австралия, Индонезия) нашли в горах Папуа — Новой Гвинеи «затерянный мир». Непроходимые джунгли остаются малоизученными. Поэтому всего лишь за месяц исследований были открыты доселе неизвестные виды лягушек, бабочек, карликовые древесные кенгуру золотистого цвета, райские птицы и длинноносые ехидны. Руководитель экспедиции Брюс Билер и его 12 коллег стали знаменитыми. Американцы готовят следующую экспедицию.
Эти места оставались нетронутыми на протяжении, кажется, 50 тыс. лет. Там еще есть что открывать. Однако когда триумфаторы-исследователи говорили, что прошли по местам, где «не ступала нога человека», они лукавили. Конечно, в горной местности на севере острова белых людей не было. Но папуасы там есть. И это доказали российские исследователи, вернувшиеся из джунглей Папуа — Новой Гвинеи за полгода до американцев.
Наших путешественников возглавили члены Российского географического общества этнограф Анатолий Хижняк и профессор искусствоведения Сергей Курасов. Цели у экспедиций были разные. Иностранцы изучали флору и фауну, россияне поехали в джунгли с целью открытия новых племен. Тех, кто все эти тысячелетия живет в горных джунглях и без зазрения совести питается райскими птицами лофоринами и золотистыми кенгуру. Впрочем, многие племена до сих пор практикуют каннибализм.
Видите ли, папуасы верят в то, что сила съеденного ими человека переходит к ним. С этой точки зрения люди с Большой земли — с камерами, аппаратурой и снаряжением — прямое воплощение силы. Наших путешественников еще в Джакарте предупредили, что в горные племена лучше не заходить, а главное, ни в коем случае не говорить незнакомцам, как тебя зовут. Отрезанная голова имеет магическую силу только тогда, когда известно имя убитого человека. Говорят, именно из-за саморекламы погиб в джунглях Папуа — Новой Гвинеи сын известного миллиардера Майкл Рокфеллер. Все слишком много знали о белом Майке.

Красные рты

«Еще в позапрошлом веке наш соотечественник Николай Миклухо-Маклай первый заявил на весь мир, что папуасы тоже люди и даже каннибализм у них избирателен. Вот, например, его же они не съели. Во многих горных племенах с момента высадки Миклухо-Маклая так ничего и не изменилось. Они так и не увидели белых людей. Мы решили восполнить этот пробел», — рассказывают российские путешественники.
В Джакарте к экспедиции присоединился Хари. По местным понятиям — полиглот и интеллектуал. Хари говорил на индонезийском, очень плохом английском и, главное, на местном наречии. Именно он должен был находить общий язык между носильщиками из Вамены и русскими. Хари 25 лет. На вопрос о возрасте могут ответить далеко не все его соотечественники. Во многих племенах нет четкого представления о времени, а при рождении тут никому не дают справки-свидетельства.
Хари жил на Большой земле и к соотечественникам из Вамены относился с презрением. «Они такие же, как и те, что живут в горах, — предупреждал Хари, — разница только в том, что они одеты в европейскую одежду». Ее несколько раз в год специально завозят миссионеры с Большой земли. Но это не мешает папуасам из города скинуть майки и шорты, оставить на время работу в конторе, надеть бусы и выйти на тропу войны. Не раз даже крупные местные чиновники пропадали со своих рабочих мест и уходили в джунгли «решать вопросы», возникшие на малой родине.
До Вамены — местной столицы и единственного города долины Балием — экспедиция добралась на маршрутном кукурузнике. Он делал остановки на каждом маленьком острове, забирал людей и груз. Когда русские выходили освежиться, местные жители собирались группками невдалеке, но близко не подходили и не приставали. Стояли — и смотрели долго-долго абсолютно неподвижными стеклянными глазами. «Как какие-то хичкоковские зомби. Ощущения не из приятных», — вспоминают наши путешественники.
Цивилизованным городом Вамену все же не назовешь. Хотя есть аэропорт, гостиница, школы, ездят автомобили. Центральную часть города занимает рыночная площадь. Среди продавцов можно встретить аутентичных папуасов, единственная одежда которых — деревянные колпачки, прикрывающие мужские достоинства.
В Вамене российская экспедиция подобрала себе проводников, носильщиков и закупила провизию. Самой большой проблемой для русских, разумеется, стал поиск алкоголя. Но удалось достать лишь пиво, по пять долларов за банку. Дело в том, что папуасы вообще не пьют алкоголь. Он не расщепляется у них в организме. Стимулятором для них служит горный орех бетель, обладающий наркотическими свойствами. Мякоть ореха — ярко-алого цвета. Нажевавшись бетеля, люди ходят с кроваво-красными ртами, наводя ужас на приезжих.

Беззубая невеста

Русская экспедиция собиралась навестить дикое племя яли. Про этих людей известно лишь то, что яли никогда не выходили на контакт с человеком, пребывают в каменном веке. И едят людей. Для встречи с яли надо было пробираться в горные джунгли, проходя по 30 км в день. Большинство даров — блоки сигарет (одно из самых любимых «лакомств» папуасов), металлические предметы (ножи и топорики), разноцветные лоскуты ткани — были розданы другим племенам, через земли которых проходила экспедиция. Устанавливать контакт с яли помогли их родственники, они же враги (племена ведут непрерывную войну), из соседней деревни Джали.
В Джали путешественников поселили в плетеной «гостевой хижине». Внутри — пусто. Топится по-черному. Наутро путешественники чувствовали себя полностью прокопченными, готовыми, так сказать, для съедения. Сами люди племени джали живут раздельно: мужчины — в квадратных домиках, женщины — в круглых. В хижине вождя (отмечена украшениями из разноцветных лоскутов) — всевозможные ценности. Например, скукоженная, почерневшая человеческая мумия. По особым случаям ее выносят на улицу, как, к примеру, христиане по праздникам носят по улицам мощи святых.
«Джали нам выдали по невесте. Толику досталась дочь вождя Нитса, а мне — одна из первых красавиц деревни, Эха», — признался Курасов. Но европейцам не понять папуасской красоты. По евростандартам Эха точно не красавица. По местным — супермодель: это видно по двум выбитым передним зубам. А их нет только у самых красивых девушек племени. Эха — крупная женщина в расцвете сил с несколькими детьми, которые вертятся рядом. Нитса — совсем юная девушка, лет 12—14 на вид. И она еще никому не показывала своих десен. «Незамужним» девушкам в племени джали нельзя показывать мужчинам внутренние стороны губ и вообще открывать рот не рекомендуется.
Вечером у входа в свою «гостевую хижину» наши путешественники и обнаружили обеих «невест». Нитса чистила грязь между пальцами огромных ног. «Стопы — это то, что прежде всего бросается в глаза, — говорит Курасов. — Папуасы ходят босиком, поэтому на подошвах у них вырастает натоптыш, твердый, как копыто. А сами ноги больше напоминают лапы динозавра».
Института семьи нет. Девушку, достигшую возраста полового созревания, отдают достойному жениху. Через несколько дней совместной жизни она уходит обратно в круглый дом. Женщина, впервые родившая ребенка, на два года избавлена от мужского внимания. Соплеменники к ней не подходят.
Отношение к смерти у папуасов сугубо практическое. Как-то джали повели гостей к своему ритуальному дереву. Туда они приносят тела своих умерших и отдают их духу леса. Трупы съедают животные. Такие почести оказывают только соплеменникам. Убитых врагов джали съедают. Вождь джали — сморщенный старик с костью сумчатого кускуса в носу — рассказал, что сейчас они уже не практикуют каннибализм и вообще никого давно не убивали. Но раньше он едал врагов из соседних племен. Их отрезанные головы до сих пор хранятся у него в хижине. Мясо готовили обычным способом — в вырытой в земле ямке, переложив листьями пальмы и травой.
Без колпачка людоед теряет силу
В сопровождении джали путешественники и отправились к «диким» яли. Войдя в их деревню, поначалу не обнаружили ни одной живой души. Папуасы словно испарились. Вернулись они к своим хижинам только в сумерках. Сначала осторожно пришли вооруженные ядовитыми копьями мужчины. Они были раскрашены разноцветной глиной, единственную одежду составляли колпачки. Поскольку у русских с собой оказались подарки — две живые свиньи, слегка замученные от перехода через горы, то животных тут же убили и зажарили все тем же способом, на пальмовых листьях.
Даже поев, яли, однако, продолжали дичиться русских. Их не интересовала аппаратура. Они практически не реагировали на речь и вообще не замечали, когда к ним обращались. И тогда один из путешественников решил запеть. «Я начал напевать про «десятый наш десантный батальон», — рассказывает Сергей Курасов. — Едва я запел громче, как они собрались вокруг, стали прислушиваться, а потом начали подпевать, вернее, подвывать».
Проводники и носильщики вообще оказались очень музыкальными. На каждом привале они затягивали песни и принимались танцевать. Лица их в этот момент всегда были обращены вниз, к долине. Хари объяснил, что это необходимость: так проводники отгоняли нечистую силу.
Яли отстали в развитии даже от своих соседей. Они не разводят домашних животных и не сажают огороды. Источник пищи — только охота и собирательство. Языка практически нет. Общаются жители деревни гортанными звуками. Главное для мужчин племени — копье, стрелы и бессменный колпачок.
Колпачок из высушенных тропических плодов, напоминающих кабачок. Папуасы называют его «халим». По-научному это — фаллокрипт. Его размер и украшения варьируются в зависимости от тщеславия и статуса хозяина. Иногда халим расписывают травяными красками — орнаментом вроде хохломы. Колпачки — вещь функциональная. В них туземцы переносят съедобные корешки и травы, табак и мелкие ценности.
«Нам удалось быть свидетелями забавного случая, — рассказывают путешественники. — При посещении племени яли мы преподнесли в качестве дара кабанчика. Это вызвало бурный восторг туземцев. Племя пустилось в ритуальный танец. И в это время у одного молодого воина оборвалась веревка, которая крепила халим на поясе. Колпачок упал. Он сломя голову убежал в джунгли поправлять свой аксессуар».
У женщин нижнюю часть живота закрывает пояс из тонких прутьев и дощечек. Для переноса вещей они используют привычную нам сумку из сетки. Правда, носят ее на голове. Туда же молодые матери могут посадить и своих грудных детей. Шею женщин украшают стебли растений, семена, высушенные орехи.
«Мы ходили с ними на охоту, — рассказывает Анатолий Хижняк. — Непередаваемое ощущение. Как будто попал в произведение Артура Конан Дойла или в кино Питера Джексона. У них нет ничего, кроме ядовитых стрел и каменных топоров. Огонь разводят трением веревки из сухой лианы о деревянные палочки».
У яли, джали и других соседних племен есть один общий страх. Они никогда не заходят в долину, где «живет нехороший бог». Это место — табу. Долина начинается с болотистой местности от реки, разделяющей владения яли и джали. Небольшая впадина, окруженная невысокими горами. Скорее всего, кратер умершего вулкана. Экспедиция посетила нехорошее место. «Возможно, из-за переизбытка адреналина, но мы и вправду чувствовали себя странно, — рассказывает Сергей Курасов. — Сначала у нас с Толиком синхронно заболела голова, потом резко прошла. Участилось сердцебиение, потом резко захотелось спать». Проводники то и дело вздрагивали, испуская страшные вопли, а потом и вовсе отказались идти дальше — мол, «нехороший бог высасывает из них жизнь». Пришлось возвращаться. «Мы так и не поняли, что это было: газ, исходящий из болота, перепад давления… Но туземцы уверяют, что в долине не раз пропадали люди».

Возвращение русских

Опасности подстерегают мир племен каннибалов Папуа — Новой Гвинеи со всех сторон. Миссионеры и путешественники-любители приносят в дикие племена не только предметы цивилизации, но и вредные привычки и болезни. С другой стороны, папуасам угрожает изменение климата. Журнал New Scientist писал, что «затерянный мир» в горах Новой Гвинеи может исчезнуть из-за глобального потепления. Причем это произойдет в 20 раз быстрее, чем ожидалось ранее. Например, потому, что за последние 36 лет уровень высокогорных ледников на острове поднялся на целых 300 метров. Это сильно влияет на горные джунгли.
Ученые торопятся с новыми экспедициями. Американцы выезжают туда через год, Русское географическое общество хочет их опередить.
«Нам непросто соревноваться с иностранными исследователями, — говорит Сергей Курасов. — Их путешествия, как правило, финансируют университеты, их открытия широко освещаются. У нас же университеты сами борются за выживание. Зато российские путешественники, как правило, авантюристы, которые могут с одним топором и фляжкой воды пересечь самые опасные джунгли».
Российские путешественники говорят, что, изучая Папуа — Новую Гвинею, хотят продолжить дело Миклухо-Маклая. Он, кстати, в свое время предлагал присоединить Новую Гвинею к Российской империи. Александр II отказался.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK