Наверх
23 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Маленький человек, что же дальше?"

Империи Берни Экклстоуна угрожают с разных сторон. Главы концернов, такие как Рупперт Мердок, жаждут ею завладеть, гонщики требуют увеличения выплат. Ведь уже не секрет: "Формула-1" все равно что станок для печатания денег - может приносить миллиарды. Звучит свисток, контролер отставляет метровое заграждение в сторонку. Седан Mercedes бесшумно проезжает. На пассажирском сиденье мужчина с белыми как лунь волосами, чей рост едва ли позволяет увидеть что-то, кроме панели приборов. Автомобиль тормозит: этим субботним утром Берни Экклстоун прибыл на место. В лагерь пилотов гоночной серии "Формулы-1".
Больше чем полжизни Экклстоун отдал гонкам. Сделал возможным их сегодняшнее величие. 80-летний мужчина лично выезжает на место, где бы ни проводились заезды. В Китай. На Аравийский полуостров. В Америку. Экклстоун по-прежнему всем дирижирует. Ведь без него - и в этом он убежден - "Формула-1" погрузилась бы в хаос.
Экклстоун заходит в некое подобие туристического автобуса со скрытыми под щитками колесами и тонированными стеклами. Это его мобильный офис. Он покинет его, только когда подойдет время ланча. К чему разъезжать? Политики, предприниматели, чемпионы, директора команд - все они ждут, словно школьники перед кабинетом директора, пока дверь автобуса не откроется и рука со старческой пигментацией не подаст знак: "Следующий!"
"Пять минут", - говорит Экклстоун, подкрепляя слова жестом. В центре автобуса, отведенном для визитеров, установлены две скамьи с тканевой обивкой - не слишком комфортно. Экклстоун не любит тратить время и деньги впустую. Садится на край одной из скамей, пытается изобразить то, что можно принять за улыбку.
Итак, пять минут. Время пошло.
Быть может, "Формулу-1" стоило бы продать? "Она не продается", - произносит Экклстоун тихо. Но потенциальные покупатели дают о себе знать, ведь так? "Не продается. Вопрос чисто академический. Букингемский дворец тоже не продается, хотя я с удовольствием бы его приобрел".
Если он вообще берется отвечать, то зачастую отделывается встречным вопросом, намеками и всепобеждающим оптимизмом. По сути, Экклстоун повторяет одно: оставьте же наконец "Формулу" там, где ей лучше всего, - в моих руках!
Сегодня мультимиллиардеру приходится бороться за это больше, чем когда бы то ни было."Покушения" на империю ведутся сразу с двух сторон.
Команды требуют повышения выплат, периодически угрожая запустить собственную гоночную серию. А взять на себя маркетинговые заботы о гоночной серии вовсе не прочь медиаконцерн Руперта Мердока или финансовый холдинг Exor, принадлежащий итальянской семье Аньелли.
Такие команды, как Ferrari, Mercedes-Benz, McLaren или Red Bull, каждый год инвестируют миллионы. Конструируют автомобили, платят водителям, механикам, координаторам. Без них на старт не вышел бы ни один автомобиль. Когда же дело доходит до распределения доходов от телевизионных прав, рекламы, VIP-обслуживания, платы за право принять "Формулу-1" у себя, огромные барыши получают другие.
Свет на финансовые аспекты до некоторой степени проливает многолетний эксперт "Формулы-1" и бывший подчиненный Экклстоуна Кристиан Силт. Не так давно он представил мировой общественности свое исследование Formula Money, в котором пытается проследить транзакции "Формулы-1". Вывод трудоемкого журналистского расследования таков: соотношение доходов, расходов и прибыли в Formula One Group можно назвать чуть ли не сказочным, а подобная рентабельность, пожалуй, имеет место разве что в наркоторговле.
Если верить Силту, в прошлом году финансовый холдинг Delta Topco и его "дочки" получили дход в размере $1,493млрд.
Delta Topco финансирует маркетинг гоночной серии. Около трехсот сотрудников ведут переговоры с телеканалами, гоночными трассами, спонсорами, а также берут на себя доставку автомобилей и прочего. Снимают каждое мероприятие почти на три десятка камер. По экспертным подсчетам Силта, это соответствует расходам в размере $325 млн.
При таких затратах прибыль до уплаты налогов и без учета амортизационных отчислений достигает $1,168 млрд. Если у таких автоконцернов, как Daimler, рентабельность обычно составляет около 8%, то в "Формуле-1", как следует из выкладок Силта, она равняется сказочным 78%. Половина прибыли выплачивается командам, другая половина остается собственникам бизнеса.
Экклстоун и финансовый инвестор CVC Capital Partners подтвердить информацию отказались. Финансовый эксперт из команды Экклстоуна Дункан Лловарч заявил журналу Spiegel: "Formula One Group не участвует в составлении отчета и не предоставляет в данной связи никаких сведений и цифр".
Часто денежные потоки проводятся через фирмы, зарегистрированные на Джерси (Нормандские острова), где умеют молчать и где налоги не так кусаются. Как говорится в исследовании, отдельные компании империи "Формулы-1" со штаб-квартирами в Англии взяли солидные кредиты у своих "сестер" с Джерси - под 15% годовых. В результате фирмы на Джерси показывают хорошие доходы, которые там облагаются умеренным налогом. А налоговая база "заемщиков" минимизируется.
И эту информацию Экклстоун и CVC Capital Partners комментировать не стали. По словам источника в "Формуле-1", такая финансовая конструкция вполне легальна и согласована с финансовыми органами Великобритании.
Возможно, так и есть. Но едва ли сегодня можно усомниться, что "Формула-1" для Экклстоуна и CVC Capital Partners своего рода станок для печатания денег.
Причем компании CVC Capital Partners "считать цыплят" еще рано. Ее руководство встретилось с Мердоком и с представителем молодого поколения семьи Аньелли Джоном Элканном, первый разговор состоялся. Если в ближайшее время CVC Capital Partners продаст свою долю (63%) в маркетинговой компании "Формулы-1", то после выплаты еще не погашенных кредитов инвесторы могут получить до $3,4 млрд. А это больше чем удвоение первоначальных капиталовложений - всего за пять лет.
Экклстоун же обратил в деньги свои труды много лет назад, получив несколько миллиардов долларов.
Таким образом, сегодня деньги для Экклстоуна лишь подтверждение, что он хорошо делает свое дело. Впрочем, сам он в этом сомневается меньше всего. Без него "Фор-мулы-1" в ее нынешнем виде не было бы, без него гоночная серия не приносила бы миллиардов. Наконец - и 80-летний предприниматель в этом убежден - без него дела снова придут в упадок. Кому еще под силу будет объединить гонщиков, трассы, спонсоров и телевизионщиков, из которых каждый преследует собственные интересы, отличные от чужих, - так, чтобы в итоге получилось впечатляющее по своим масштабам спортивное событие и не менее впечатляющий бизнес?
Сколько миллиардов ему удалось заработать? Без комментариев: "Я никогда не стану обсуждать события прошлой ночи и денежные вопросы".<…>
В 1995-м заработок Экклстоуна составил 54,9 млн британских фунтов. Уже тогда он был одним из самых высокооплачиваемых менеджеров в мире. Но эти деньги кажутся мелочью по сравнению с суммами, которые Экклстоуну только предстояло получить.
Необходимость операции на сердце заставила его по-новому урегулировать свои имущественные отношения. Экклстоун решил "освободить" свою тогдашнюю жену Славику от налога на наследство, на случай если ему уготовано умереть под ножом хирурга.
В результате сложной финансовой транзакции маркетинговые компетенции в отношении "Формулы-1" перешли к компании SLEC (названной по первым двум буквам имени и фамилии миссис Экклстоун). К решению вопроса были подключены некий фонд и двое доверенных лиц. Хорватка Славика, в прошлом модель, получила возможность распоряжаться капиталом, но не влиять на ход дел. Последнее Берни предоставил доверенным лицам.
Когда в марте 1997 года впервые появилась информации о передаче активов на сумму 2,5 млрд фунтов, гонщики были шокированы. По-видимому, они не подозревали, что маркетинг "Формулы-1" может стоить так много.
Кое-кто стал обвинять Экклстоуна в том, что тот якобы украл серию гонок у их участников. Если так, то "кража", похоже, обошлась без нарушения законов и договоров. Экклстоун взял себе то, что ему добровольно отдали. Международная автомобильная федерация (FIA) делегировала Экклстоуну права на маркетинг "Формулы-1". Команды согласились на соответствующее распределение прибыли. И в чем же "кража"?
Маркетинговая компания "Формулы-1" взяла заем и выплатила Экклстоуну миллиард долларов, после чего тот в несколько этапов продал 75% ее капитала - выручив $2,37 млрд. Таким образом, Экклстоун получил $3,37 млрд, сохранив как-никак 25% бизнеса. Но главное в другом: с покупателями 75% акций Экклстоун оговорил, что в ближайшие годы компания сначала вернет миллиардный кредит и только после этого сможет распределять дивиденды.
Гениальность решения, найденного Экклстоуном, заключалась в том, что владельцы 75% бизнеса практически не имеют возможности влиять на решения. В договорах с ними говорилось: новые акционеры могут ввести в правление своего представителя, а холдинг Bambino Экклстоунов - своего. Третьим членом правления оставался сам Экклстоун. Вместе с лояльным ему представителем от Bambino он получал большинство. "Формула-1" оставалась тем, чем и была: предприятием Берни Экклстоуна.
Сенсационная сделка привлекла к бизнесу на "Формуле-1" внимание банков и частных инвестиционных фондов. Стало понятно: здесь можно получить колоссальную прибыль, при этом не слишком рискуя.
Будущие доходы в основном известны заранее. Контракты с командами, спонсорами, трассами и телекомпаниями, как правило, заключаются на несколько лет. Транспортные расходы, затраты на видеосъемку, обслуживание и так далее достаточно понятны. Похоже, пока такой человек, как Экклстоун, обеспечивает взаимодействие многочисленных участников всемирной гоночной серии, "Фор-мула-1" обречена приносить прибыль.
Такие соображения показались убедительными и люксембургскому финансовому инвестору CVC Capital Partners. В несколько приемов компания скупила около 63% "Формулы-1". CVC Capital Partners - одна из крупнейших инвестиционных компаний Европы и участвует в капитале 56 фирм в разных уголках мира, совокупный оборот которых приближается к $120 млрд.
К тому же CVC Capital Partners ранее уже приобрела компанию Dorna (маркетинг чемпионата мира по шоссейно-кольцевым мотогонкам серии MotoGP) и потому была знакома с экономической стороной спортивных мероприятий. Доля в капитале главной маркетинговой компании "Формулы-1", ныне действующей под названием Delta Topco, обошлась CVC Capital Partners в $1,7 млрд. Еще около $700 млн финансовый инвестор потратил на дополнительные активы Formula One Group. Эта сделка может войти в число самых выгодных капиталовложений в истории CVC Capital Partners.
{PAGE}
Если есть кто-то, у кого волшебный станок для печатания денег, "Формула-1", вот уже многие годы вызывает лишь раздражение, так это глава компании Ferrari Лука ди Монтеземоло. Команда Ferrari накладывает свой отпечаток на эту гоночную серию, как никакая другая. Михаэль Шумахер и другие ее пилоты неоднократно получали чемпионский титул.
Итальянец не намерен мириться с заработками Экклстоуна. "Немыслимо, чтобы главные участники не имели никакого контроля над "Фор-мулой-1", - возмущался он ранее. - Чтобы один-единственный человек, Экклстоун, получал львиную долю дохода, оставляя нам жалкие крохи".
Еще в 2005 году автопроизводители стали готовиться к запуску собственной гоночной серии. В конце 2007 года истекало действие соглашения между Международной автомобильной федерацией (FIA) и Formula One Administration (FOA), после чего они рассчитывали взять маркетинг в свои руки. Глава "Формулы-1" смог подорвать единство "повстанцев", воспользовавшись кое-чем посильнее динамита: деньгами. Экклстоун предложил Ferrari специальный бонус, с тем чтобы культовая марка осталась в "Формуле-1".
Конкуренты предполагают, что итальянцы получили свыше 100 млн евро. Когда те перешли на сторону Экклстоуна, остальные подписали новое соглашение, истекающее в 2012 году и гарантирующее им участие в 50% прибыли (что означает прибавку в 3% по сравнению с предыдущей договоренностью).
Однако уже сегодня, с "упреждением" в полтора года, Монтеземоло настаивает на пересмотре. Команды должны получить 80% прибыли, а специалисты по маркетингу могут довольствоваться и 20%, убежден итальянец. Он знает: "Без нас колеса крутиться не будут".
Команды Mercedes-Benz, McLaren, Red Bull и Ferrari возвращаются к дискуссии о собственной гоночной серии, в рамках которой после 2012 года они смогли бы самостоятельно регулировать вопросы распределения прибыли.
Вероятно, такой план - часть партии в покер, которую разыгрывают команды, чтобы добиться большего участия в прибыли. Недовольство Экклстоуном связано еще и с тем, что тот, по мнению гонщиков, недостаточно (!) выручает за телевизионные права и не осваивает новые источники доходов, такие как Интернет. Они хотят покончить с затянувшимся единовластием Берни Экклстоуна. Монтеземоло заявляет: "Формуле-1" больше не нужен диктатор".
Впрочем, теперь, когда Мердок и финансовый холдинг семьи Аньелли стали проявлять интерес к маркетинговой компании "Формулы-1", в лагерях начались перемены. Рано или поздно Capital Partners продаст свою долю. И тогда именно новые мажоритарные акционеры будут решать, и как поступить с Экклстоуном, и как договариваться с командами о дележе доходов. Едва ли это облегчит консенсус. Конфликт интересов практически неминуем.
В частности, Мердок наверняка захочет платить "Формуле-1" за телевизионные права по низшей планке. Вместе с тем как акционер маркетинговой компании австралийско-американский медиаконцерн, по идее, должен будет стремиться к максимальной прибыли от их реализации.
Для такого прожженного дельца, как Экклстоун, подобная констелляция создает неплохие исходные условия, чтобы прорвать оборону противника.
И потому нападки итальянцев и их союзников он воспринимает спокойно. Команды и раньше пытались выбить его из седла. Все, чего им удавалось добиться, - это повышения выплат.
По поводу одного из подобных инцидентов Экклстоун сказал так: "Они думали, что взяли меня за яйца. Но ручонки у них оказались коротки".

"ЗАСЕКРЕЧЕННЫЕ" МИЛЛИАРДЫ
Сегодня командам достается лишь половина денег. Другая половина причитается компании Delta Topco и ее "дочкам", которые берут на себя организационную и маркетинговую составляющие "Формулы-1". По-настоящему хорошую прибыль всемирно известная гоночная серия приносит владельцам: финансовому инвестору CVC Capital Partners, банкам, а также Берни Экклстоуну и его родственникам. О большом бизнесе, который зачастую ведется через налоговые оазисы, 500 млн телезрителей в Японии и Китае, Южной Америке, Европе и на Ближнем Востоке едва ли догадываются. Миллиарды, стоящие за этим событием, - тщательно хранимая тайна. Во всяком случае, так было до сих пор.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
23.10.2021