Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "МАЛЕНЬКОЕ КРАСНОЕ ПЛАТЬЕ"

Мир тесен, и в нем много хороших людей, которые всегда готовы прийти к вам на помощь. Правда, сделать они могут совсем не то, что вам нужно.    Я был ее последней надеждой. Потому что все происходящее — это заговор. Заговор против нее и ее маленькой девочки.
   Маленькую девочку я знал хорошо — это была дылда ростом метр восемьдесят, с сорок вторым размером ноги, хорошенькая, с развитым чувством юмора и неразвитым бюстом. Ну, они сейчас все такие, говорила мне на это ее мать, а моя подруга Ирка. Машка, о которой, собственно, и шла речь, в этом году оканчивала школу. На носу был выпускной бал, а надеть было нечего.
   И добро бы, было нечего надеть из-за того, что в магазинах голяк, как во времена моего последнего звонка. Или, к примеру, из-за того, что у Ирки не было денег. А их у нее не было — она была по уши в ипотечных долгах. Так нет. Дело в том, что выпускной вечер в Машкиной школе был задуман в стиле 20-х годов.
   О банкеты на корабликах, прощание со школой на крыше столичных небоскребов, слон, выписанный одной московской школой, и даже арендованный на всю ночь гольф-клуб, в бассейне которого чуть не утонул упившийся шампанским старший сын одного моего приятеля. Все это устарело и выглядело анахронизмом, как папиросы «Беломор» и девственность до загса. Теперь, как выяснилось, выпускные делают «в стиле», и несчастные родители расшибаются в лепешку, чтобы обеспечить ребенку аутентичный наряд.
   Сначала, услышав о выпускном «в стиле 20-х», Ирка обрадовалась. Тогда в моде был минимализм. Согласитесь, какое-нибудь рококо было бы куда накладнее. Она даже впала в задумчивость и извлекла с верхней полки в гардеробной невесомый клубок золотистых кружев — это было Иркино свадебное платье, то самое, в котором она выходила замуж за Машкиного отца.
   — Мне кажется, дочка, оно вполне в стиле 20-х, — робко начала она. И тут же была грубо одернута.
   — Мам, у тебя что, крыша поехала? Не буду я это барахло надевать.
   Несколько недель Маша прочесывала столичные магазины и всякий раз возвращалась из экспедиции разочарованной — все, блин, не то.
   — Но как же другие девочки? — робко спрашивала запуганная Ирка.
   — Да никто никому ничего не рассказывает, блин, — поясняла Маша. И уточняла — они так договорились, чтобы было интереснее. Единственное, что удалось узнать путем подслушивания и конспиративных разговоров с бой-френдами подруг, так это то, что уже четыре или пять девиц будут в красном. Так что нужно что-то кардинально противоположного цвета. Се-рого! Тем более что серые колготки изумительно подчеркивают Машкины ноги. Но где ж вы в Москве найдете элегантное серое платье в стиле 20-х? Больше шансов встретить пингвинов на Красной площади.
   Выпускной неумолимо надвигался, а платья не было, Машка ходила мрачнее тучи, Ирка мелко вибрировала:
   — Я чувствую, дело кончится джинсами, помяни мое слово, — всхлипывала она, прихлебывая кофе в ресторанчике, куда она затащила меня, чтобы поплакаться на жизнь.
   И тут раздалась трель мобильного.
   — Мам, — услышал я усиленный динамиком Машкин голос, — я нашла!
   — Хвала небесам, — вздохнула моя подруга, шмыгая носом.
   — Только это в английском магазине, — далее следовало название, — всего примерно двести фунтов, ну и туфли.
   — И туфли, чудненько, — лепетала Ирка. — Фунтов? — уже басом переспросила она, поняв, что дело пахнет Лондоном.
   Для тех, кто не в курсе, — в России не работает доставка. Покупки через Интернет становятся совершенно бессмысленными — проще съездить за покупкой самому на край света, чем переплачивать за доставку и бесконечно ждать, когда нужная тебе вещь прибудет по адресу. Причем это касается как мелочевки вроде книжек, так и посуды, одежды и мебели. И, заказывая платье и туфли по Интернету, Ирка рисковала получить посылочку ров-нехонько к Рождеству и за вдвое большие деньги.
   Поэтому идея с заказом отпала сама собой как неконструктивная. Зато выяснилось — наша общая подруга как раз собиралась в командировку в Лондон. Она — увлеченная шмоточница и, конечно, с удовольствием зайдет в нужный магазин и купит платье. Мы с Иркой сразу созвонились с подругой — конечно, кто б сомневался! Галка оказалась настоящим другом, она деловито записала размеры, отказалась брать деньги до покупки. И предупредила, что улетает уже послезавтра — ей сначала надо залететь по делам в Рим, а оттуда она перелетает в Лондон. Там-то она с удовольствием купит платье для выпускно-го вечера.
   — Ой, до сих пор помню свое платье. — Она взяла паузу для воспоминаний. — Белый маркизет в лилиях, купленный на Невском. А платье бабушка сшила по выкройке из «Бурды»…
   Перезвонила Галка через несколько дней — я как раз смотрел новости о взбесившемся исландском вулкане.
   — Вань, что делать-то? — мрачно спросила она. — Я сижу в Риме, и рейсов на Лондон нет. Брать билет на поезд — я не больная, там кассы сейчас берут штурмом.
   Хуже всего было то, что Галка собиралась в Лондоне навестить своего сына, который как раз сдавал экзамены за школьный курс. Так что малютка остался без родительской поддержки, а Галка — без уверенности, что она потратила деньги на образование отпрыска, а не на его шатание по лондонс-ким пабам.
   Ирка, услышав про козни вулканов, впала в панику. Тут-то и была сказана фраза про заговор. А что делать? Выпускной неумолимо приближался. И тут — о чудо! Позвонил мой приятель, который как раз собирался лететь в Дублин — а там магазины нужной фирмы тоже были! Он летел в Дублин на собственную помолвку. У него в Дублине жила давняя подруга, и вот она, отчаянная голова, решила все-таки выйти замуж за этого странного русского.
   Я, конечно, задумался: можно ли доверить Сереже Швецову, который всегда славился рассеянностью, покупку платья?
   — Он рассеянный или дебил? — деловито уточнила по телефону Ирка. Отсутствие маневра придало ее умозаключениям грубовато-прямолинейный характер. — Если рассеянный, то ему можно дать бумажку с размерами. И его задачей будет просто отдать бумажку продавцу и заплатить деньги. Если дебил, то, подозреваю, лучше связаться с его подругой. Уж она-то в состоянии купить платье, про которое известно все. Тем более она женщина, — не очень уверенно добавила Ирка.
   После панических размышлений мы решили сделать так: Серега отправил своей подруге по электронной почте название магазина, его адрес в Дублине, ссылку на страничку в Интернете, где платье было представлено во всей своей красе, и все размеры — в столбик. На следующий день Агнесс прислала ответ — да, она все получила и поняла, и ей будет приятно помочь друзьям своего будущего мужа. Мало того, она утром уже побывала в магазине — мы можем не беспокоиться, платье есть. Хотя оно и из зимней коллекции, нам повезло, его еще не пустили под распродажу. И вопрос — брать?
   — Брать, брать! — закричала Ирка и побежала переводить деньги Агнесс.
   Это ж какая удача — Агнесс сегодня-завтра платье купит, в выходные Серега летит в Дублин на помолвку и представление будущей родне, и уже в понедельник-вторник платье будет у выпускницы.
   Уф! У меня как гора с плеч упала. Как все-таки мал мир и как много добрых людей.
   …В понедельник приехал Серега. Он был тих, счастливая улыбка освещала его лицо. Он понравился родне Агнесс, они понравились ему. Он чуть было не забыл платье в Дублине, но Агнесс — она такая милая! — вернулась с полпути в аэропорт домой за платьем. Так я получил из его рук аккуратную коробку, перевитую лентами, в которую было упаковано платье. Вот это да, вот что значит дорогой магазин — так украсить покупку.
   Вечером я привез коробку домой к подруге. Ирка и Машка склонились над картоном и начали распутывать ленты.
   Ап! Крышка отпала.
   Потом отпала Машина челюсть. В коробке вместо элегантного серого платья лежал вызывающе алый наряд.
   — Дядь Вань, а мы про цвет ничего не написали, что ль?
   — Да написали, — не очень уверенно ответил я.
   После долгих колебаний, я все-таки решил позвонить Сереге — поблагодарить и между делом выяснить, что произошло с цветом платья. Он был грустный. От былого умиротворения и следа не осталось.
   — Что случилось-то? — спросил я.
   — Да Агнесс попала в больницу.
   — Как? Почему?
   — Да ты понимаешь, она вообще-то дальтоник. А тут после помолвки пришлось развозить подгулявших гостей. Ну и перепутала сигналы светофора. Авария.
   Я ничего не сказал ему про красное платье. А Ирке про то, что мы заказали платье девушке с дефектом зрения. Пусть будет красное. Хуже всего, что к платью прилагались умопомрачительные босоножки. Так вот, они были зеленые.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK