Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "МАНЕВР ПО-РУССКИ"

Правительство зашло в тыл самому себе — оно обещает улучшение инвестиционного климата и одновременно пугает иностранных инвесторов.    России нужны инвестиции. За 2009 год капиталовложения в российскую экономику в реальном выражении сократились на 17%, самая ценная часть, прямые иностранные инвестиции, упала и вовсе на 41%. Слово министру экономического развития Эльвире Набиуллиной: «Сейчас текущий уровень инвестиций к ВВП (в России. — «Профиль») составляет около 20%, и по сравнению со странами, которые активно развивались, этого недостаточно. По нашим оценкам, для того, чтобы выполнять все поставленные задачи, уровень инвестиций должен приближаться к 30% от ВВП». Для чего нужны инвес-тиции? Прежде всего, чтобы заступить на модернизационную вахту. Значит, надо улучшать инвестиционный климат. И тут начинаются вопросы.
   
СЛОВО И ДЕЛО
    В 2010 году по прямому указанию президента Дмитрия Медведева принят комплекс мер, улучшающих инвестиционный климат в России. Снимаются квоты в отношении найма высококвалифицированных зарубежных специалистов. В очередной раз даны поручения по улучшению ситуации со своевременным возмещением налога на добавленную стоимость при капстроительстве, и в первый раз специально выделено, что это послабление должно затрагивать, прежде всего, экспорт несырьевой продукции. Предложено в 1,5 раза сократить базу обложения налогом на прибыль за счет увеличения возможностей для отнесения затрат на себестоимость в сфере НИОКР. Вводится облегченный порядок таможенного оформления для предприятий, производящих высокотехнологичную продукцию. Конечно, эти меры нацелены, прежде всего, на те секторы экономики, в которых ожидается модернизационно-инновационный рывок. Но благодаря им должен потеплеть и инвестиционный климат в целом.
   Однако это, так сказать, теория, а вот практика. В феврале 2010 года Росприроднадзор предложил отобрать у частной компании «Русиа Петролеум» (62,8% компании сейчас принадлежит ТНК-ВР, 10,78% — администрации Иркутской области, 25% минус одна акция контролируется ОГК-3) лицензию на освоение крупнейшего газоконденсатного Ковыктинского месторождения. Это фактически означало, что компанию с участием иностранного капитала должны были вытурить из Ковыкты без возмещения ранее понесенных затрат (порядка $600-700 млн). Правда, совсем недавно, в марте, вице-премьер и куратор российского ТЭКа Игорь Сечин заявил, что затраты инвесторам все же возместят. И тем не менее «инвестиционный климат» в Ковыкте — это выбор между «отнять без компенсации» и «отнять с компенсацией». Как же это согласуется с идеей привлечения иностранных инвестиций?
   
ПОЗВОЛЬТЕ ВАМ ВЫЙТИ ВОН!
   Конечно, нам могут возразить, что ТЭК — это особая статья. Это отрасль стратегическая. И иностранных инвесторов оттуда стали выдавливать не вчера. Впервые угроза отзыва лицензии на освоение Ковыктинского месторождения возникла еще в 2007 году. Тогда Минприроды предъявило инвесторам претензии в связи с медленным освоением месторождения. Компания ТНК-BP, крупнейший акционер «Русиа Петролеум», угодила в капкан. У нее не было возможности довести уровень добычи до необходимых по условиям лицензии 9 млрд кубометров, потому что потребности Иркутской области (где находится месторождение) сравнительно невелики, а экспорт газа, на который рассчитывала компания, по закону «Об экспорте газа» от 18 июля 2006 года, стал монопольной прерогативой «Газпрома». А тот, в свою очередь, не торопился помогать потенциальному конкуренту. Незадолго до этого случился скандал вокруг проекта «Сахалин-2». После двух лет разбирательств по поводу перерасхода инвестиционной сметы и нанесения ущерба окружающей среде в декабре 2006 года оператором проекта стал все тот же «Газпром», потеснивший Royal Dutch Shell и японские компании. Была оформлена сделка, по которой «Газпром» за $7,45 млрд приобретал 50% и одну акцию «Сахалина-2».
   Это все были не случайные совпадения, это была тенденция. Параллельно помимо закона «Об экспорте газа» в России шла работа над еще одним документом, в конечном виде получившим длинное и тревожное название — «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». Последний вступил в силу в мае 2008 года. Но здесь важна не хронологическая последовательность, а идео-логическая общность всех описанных событий. Закон закрепил принцип контроля над «стратегическими видами деятельности» (в статье 6 их перечислено 42) со стороны российского капитала. Одновременно с иностранными инвестициями в стратегические отрасли вводилось ручное регулирование. Принцип такой: появляется пороговое значение — 10% иностранных инвестиций в уставном капитале, за которым признается контрольная функция (статьи 3 и 5). Соответственно, решения о возможности инвестиций принимается уполномоченным органом, которым на деле является правительственная комиссия во главе с премьер-министром (статьи 8-13). События вокруг «Сахалина-2» и отчасти вокруг Ковыкты были апробацией еще не дописанного к тому времени закона.
   
СТРЕЛКА БАРОМЕТРА
   И тут мы подходим в наших рассуждениях к важному пункту. Дело в том, что все эти художества — и с «Сахалином», и с Ковыктой — имели место в «тучные» годы, в годы экономического бума. Тогда иностранные инвесторы были готовы «забыть» и дело ЮКОСа, и «Сахалин-2», и все остальное. В то время к приобретению российских активов подталкивало постоянное укрепление рубля, происходившее вслед за удорожанием нефти. С тех пор многое переменилось. Сегодня у нас на дворе кризис. Конкуренция за капиталы и технологии резко обострилась. И экспроприации, пусть и негрубые, вряд ли сделают Россию привлекательнее в глазах инвесторов.
   Какая бы из российских госкомпаний в итоге ни перехватила лицензию на то же Ковыктинское месторождение, суть от этого не меняется. Интересы госкомпаний по вытеснению иностранных конкурентов вступают в противоречие с интересами привлечения иностранных инвестиций для обновления российского производства. Это не тот случай, когда то, что хорошо для «Газпрома» или «Роснефти», хорошо для всей российской экономики.
   И чтобы понять, насколько серьезно положение, стоит еще раз процитировать министра Эльвиру Набиуллину: «Если говорить о бюджете, мы дальше не можем полагаться в той же мере на нефтегазовые и сырьевые отрасли… Те энергоресурсы, которые мы добываем, мы также добываем в новых условиях; мы во многом уже не можем пользоваться теми наработками, которые нам достались и по инфраструктуре, и по добыче. Поэтому мы видим, как у нас будет развиваться доля не облагаемой таможенными пошлинами и НДПИ нефти. Мы делаем такие прогнозы по Восточной Сибири, эти решения приняты. Поэтому нам наряду с этими доходами, безусловно, если говорить и о бюджетном аспекте, нужны доходы от других секторов, нужна их развитость и нужны инвестиции. При этом в других секторах инвестиции более чувствительны к составляющим инвестклимата». Так что дело даже не в перспективах развития российского ТЭКа, ставки гораздо выше. Под угрозу ставится сам инвестиционный маневр в пользу отраслей, напрямую связанных с модернизацией и инновациями.
   

   Сокращение прямых иностранных инвестиций
   Сегодня на дворе кризис. Конкуренция за капиталы и технологии резко обострилась. И экспроприации, пусть и негрубые, вряд ли сделают Россию привлекательнее в глазах инвесторов. Интересы госкомпаний по вытеснению иностранных конкурентов вступают в противоречие с интересами привлечения иностранных инвестиций для обновления российского произ-водства.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK