Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Мать"

У Льва Константинова было трудное детство. Его мать Лия, затевая финансовую пирамиду «Хопер» (как потом оказалось, крупнейшую в России), знала, на что шла. Нынешнюю беззаботную жизнь Левы в израильском городе Натании 60-летняя женщина готова оплатить несколькими годами русской тюрьмы.На прошлой неделе закончилось следствие по уголовному делу в отношении учредителей «Хопра». Документы переданы в суд. Их для «Профиля» прокомментировал старший следователь по особо важным делам Следственного комитета при МВД России подполковник юстиции Сергей Малышев.
Ольга Казанская: Сергей Николаевич, так сколько же вкладчиков обманул «Хопер»? И на какую сумму?
Сергей Малышев: Обманутых вкладчиков более четырех миллионов человек. Это была крупнейшая финансовая пирамида в России. Что касается украденных средств, я могу назвать только примерную сумму. Дело в том, что учредители компании переписывали и зачищали кассовые книги, уничтожали финансовые документы. Судя по тем бумагам, которые мы проанализировали (акты ревизий, финансовые документы), с 1993 по 1997 год «Хопер» привлек свыше трех триллионов «старых» рублей (около $500 млн. по курсу 1997 года). Эту цифру подтвердила на допросе и одна из сотрудниц «Хопра».
О.К.: Но ведь в 1994—1996 годах компанию неоднократно проверяли налоговые органы. Неужели нельзя было остановить это воровство?
С.М.: По всей видимости, налоговые органы не смогли предъявить претензий. Между тремя наиболее крупными фирмами Константиновых, в которых крутилась основная масса денег вкладчиков (ТОО «Инвестиционная компания «Хопер-Инвест», АОТ «Чековый инвестиционный фонд «Хопер-инвест» и компания «Хопер-инвест центр») были договоры о совместной деятельности. Предположим, приходят налоговые полицейские в АООТ «Чековый инвестиционный фонд», ее сотрудники заявляют, что денег на счетах нет, прибыль нулевая, так как средства по договору о совместной деятельности переданы в ТОО «Инвестиционная компания «Хопер-Инвест». Наведываются налоговики в ТОО, там говорят, что деньги по соглашению перечислены в «Хопер-инвест центр» и т.д. Все оформлено юридически грамотно. Налоговых нарушений нет.
Когда же мы возбудили уголовное дело в отношении четырех учредителей «Хопра» и чуть копнули, то схватились за голову. Константиновы оплачивали строительство магазинов, но магазины не возводились, перечисляли деньги за товары и рекламную продукцию неким финским фирмам, но продукты до России не доходили. По каждому контракту можно было возбуждать отдельное уголовное дело. Вспоминается один договор, по которому мы могли возбудить 13 (!) уголовных дел в отношении учредителей «Хопра» и сотрудников банка «Нефтегазстрой».
Всем учредителям предъявлены обвинения по статье 147 (часть 3) УК РСФСР — мошенничество в крупном размере. Наказание — до десяти лет лишения свободы.
О.К.: Вам удалось найти деньги обманутых вкладчиков?
С.М.: Все средства, которые в «Хопер» приносили вкладчики (за исключением средств на текущие расходы и выплат небольших процентов по акциям), Константиновы переправляли за рубеж. Либо наличными, либо по фиктивным контрактам через иностранные банки: финские, Московский народный банк в Лондоне. Примерно $20 млн. прошли через Bank of New York. Затем средства оседали на кодированных счетах в израильских банках. Остальные деньги вывезены в Израиль «черным налом» — в чемоданах.
Еще в сентябре 1994 года в Шереметьеве-2 был задержан финский гражданин Гуссев, вылетавший по маршруту Москва—Хельсинки—Тель-Авив. У него в чемодане таможенники обнаружили $800 тысяч. На допросе он показал, что регулярно вывозил деньги в Израиль по просьбе Аббазова и Льва Константинова. Таких курьеров было много.
У Константиновых работали специальные люди, занимавшиеся скупкой наличной валюты. Один из скупщиков рассказал, что с января по март 1994 года он приобрел в обменных пунктах $4,5 млн. До того момента, как деньги пересекали границу в чемоданах, они сдавались на хранение в банковские ячейки или хранились дома у Льва Константинова.
После развала других финансовых пирамид остались недвижимость, акции действующих предприятий, которые можно было бы реализовать и частично вернуть деньги вкладчикам. После «Хопра» не осталось ничего — все вывезено наличными за рубеж.
О.К.: Что стало с учредителями?
С.М.: Лия Константинова, мать Льва Константинова, и Суздальцев арестованы в 1997 году. Лия Львовна ждет приговора суда в шестом женском следственном изоляторе. Олег Суздальцев — в Волгограде на подписке о невыезде. Лев Константинов и Аббазов выехали в конце 1995 года в Израиль. Там они находятся по сей день. У нас нет договора с израильскими властями об оказании правовой помощи. Израиль не выдает преступников.
Хотя компания «Хопер» проходила по различным уголовным делам еще с 1994 года, повод для ареста четырех обвиняемых появился только в 1997 году, после многочисленных ревизий всех структур «Хопра». Мы не имели права воспрепятствовать их выезду.
О.К.: Какова вероятность того, что российские правоохранительные органы смогут получить доступ к счетам в израильских банках?
С.М.: Мы не имеем доступа к этим счетам все по той же причине: с Израилем нет договора о правовой поддержке. Если банки приняли и хранят криминальные деньги — это вопрос их внутренней этики. Мы неоднократно просили израильских коллег оказать содействие в расследовании. Они отвечали примерно следующее: «Пришлите нам материалы уголовного дела, мы познакомимся с ними и, если сочтем возможным, проведем собственное расследование, накажем преступников согласно израильским законам».
Что значит прислать? Для начала нужно перевести сотни томов этого уголовного дела на английский язык. У нас нет на это ни средств, ни времени. После завершения суда над Лией Константиновой и Суздальцевым планируем отправить в Израиль копию их приговора. Может, дело там сдвинется.
О.К.: Почему Лия Константинова арестована, а у Суздальцева такая мягкая мера пресечения?
С.М.: Он был номинальным директором. Ничего не решал, только ставил подпись на документах. Лия Константинова говорила на допросах, что она была единственной хозяйкой и все решала сама. Суздальцев пожил на деньги «Хопра» 2—3 года: получил беспроцентную ссуду на покупку трехкомнатной квартиры в Волгограде, отдохнул несколько раз в санаториях. Он не собирался скрываться, давал показания. Я не стал применять к нему строгие меры.
О.К.: А откровенничала ли на допросах Лия Константинова?
С.М.: Я ей говорил: «Вы уже немолодая женщина (ей 60 лет). Отбывать наказание придется долго. В вашем возрасте особенно трудно. Верните деньги, и вы сию же минуту выйдете на свободу».
Она сказала: «Ну что вы, никогда. Для чего же все затевалось? Я прекрасно знала, что когда-нибудь ЭТО кончится. Я все сделала ради сына. Он ведь у меня единственный. Я растила его одна, в детстве он жил очень бедно. Зато сейчас Лева хорошо живет».
Лия Львовна — умница. Все учредительные документы «Хопра» с юридической точки зрения были оформлены чисто. Какие-то пункты противоречили российским законам, но все было зарегистрировано в Госкомимущества. Каким образом? Надо спрашивать у Госкомимущества.
У Лии Львовны были хорошие консультанты. Например, с компанией работал адвокат Генрих Падва, бывший заместитель председателя КГБ СССР Пономарев, бывший замминистра внутренних дел РСФСР Комиссаров (он же бывший начальник ГУВД Москвы), сотрудник Управления внешней разведки России Гуро.
Когда вызвали на допрос Падву, он развернул целую кампанию в свою защиту, сильно шумел.
О.К.: Известно ли вам, где проживает Лев Константинов?
С.М.: На израильском курорте, в городе Натании.

ОЛЬГА КАЗАНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK