Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Мать городоа с «Русской»"

На прошлой неделе группа SPI объявила о приобретении прав на товарный знак «Столичная» на территории Украины. О том, как компания собирается развивать свой бизнес в СНГ и дальнем зарубежье, рассказывает ее генеральный директор Андрей СКУРИХИН.Андрей Скурихин: Интерес к украинскому рынку в первую очередь был вызван тем, что по емкости он занимает второе место после России и является одним из наиболее перспективных рынков водки Европы. По оценкам экспертов, его емкость составляет порядка 10% от всего мирового рынка водки, который оценивается в 450 млн. дал.
Что касается «Столичной», то эта торговая марка принадлежала нашей компании до распада Советского Союза. Однако в 1992 году Украина приняла закон, в соответствии с которым ряд объектов интеллектуальной собственности могли совершенно безвозмездно использоваться украинскими предприятиями. В результате государственный концерн «Укрспирт» зарегистрировал на себя торговую марку «Столичная» в госпатенте Украины.
Мы всегда стремились вернуть свое имущество, в течение нескольких лет пытались оспорить эту регистрацию в апелляционном совете при госпатенте Украины, однако безуспешно. Поэтому начиная с прошлого года мы приступили к переговорам о выкупе торговой марки «Столичная». В конце нынешнего февраля был подписан договор, а на прошлой неделе в департаменте интеллектуальной собственности Украины зарегистрирован целый комплекс документов: слово «Столичная» в латинице, кириллице, на украинском языке (горилка), этикетка и т.д.
Корр.: Известно, что группа SPI была не единственным претендентом на право владения «Столичной». Каким образом вам удалось обойти конкурентов?
А.С.: Действительно, в конкурсе на право владения этим торговым знаком участвовало несколько крупнейших производителей. Видимо, наше предложение было наиболее выгодным. Во-первых, мы предложили хорошую цену. По оценке одной из ведущих консалтинговых компаний Украины «Увекон», которая проводила исследования рынка и оценивала деятельность всех заводов, выпускающих «Столичную», этот товарный знак стоит 530 тыс. евро. Мы же заплатили двойную цену — 1,15 млн. евро — и считаем, что эти затраты окупятся. В течение нескольких лет мы планируем не только восстановить, но и увеличить объемы продаж. Соответственно, увеличится объем налоговых поступлений в украинский бюджет и число рабочих мест, что немаловажно для правительства Украины, которое фактически одобрило эту сделку. Кроме того, оценивался имидж компании. Ведь SPI владеет этим товарным знаком в 150 странах мира.
Корр.: На сколько SPI собирается увеличить объемы продаж на Украине?
А.С.: Я не могу сейчас точно сказать на сколько, но однозначно, что в несколько раз. В течение предыдущих лет объемы продаж водки «Столичная» на украинском рынке сокращались — в 2001 году было продано 350 тыс. дал, за 9 месяцев 2002 года — около 75 тыс. дал.
У нашей компании нет проблем с профессиональными кадрами, кроме того, разработаны маркетинговые программы, которые действуют в разных странах мира. Эти маркетинговые стратегии будут адаптированы непосредственно для украинского рынка в течение нескольких месяцев.
Корр.: Согласно законодательству Украины предприятия, которые выпускали «Столичную» во времена Советского Союза, могут и сейчас производить ее на так называемых условиях преждепользования, то есть без разрешения со стороны официального владельца товарного знака. Как SPI собирается с этим бороться?
А.С.: Они имеют право производить «Столичную» только в неизменном старом виде, который был принят в советские времена начиная с 60-х годов. У нас будет принципиально другой продукт и по внешнему виду (этикетка, колпачок, бутылка), и, самое главное, по качеству. Мы считаем, что все эти предприятия не являются нашими конкурентами — они не обладают таким финансовым и профессиональным потенциалом.
Наши конкуренты — это частные предприятия, которые существуют на украинском рынке в течение пяти-десяти последних лет. К ним можно отнести Nemiroff, «Гетьман», «Союз-Виктан». Эти три компании являются безусловными лидерами украинского рынка и, соответственно, нашими прямыми конкурентами. Вот с ними мы будем бороться рыночными методами: рекламными бюджетами, профессиональной дистрибуцией, маркетинговыми стратегиями.
Корр.: Вы поставляете свою продукцию в 150 стран мира. Каков объем экспорта вашей компании?
А.С.: В 2002 году объем экспорта компании составил 3,114 млн. дал, в 2001 году — 2,700 млн. дал. То есть рост, от которого, кстати, могла выиграть Россия, составил 15%.
Корр.: Где производится водка, поставляемая SPI на экспорт?
А.С.: Водка производится в России, разливается в Латвии. Это абсолютно законно с точки зрения как европейского права, так и российского. У нас есть заключение европейских экспертов о том, что наша водка — действительно русская и мы имеем полное право писать на этикетках «Настоящая русская водка». То же самое было установлено в суде в Гамбурге.
Корр.: Многие российские компании пытались поставлять свою продукцию на мировой рынок, однако мало у кого это получилось. На ваш взгляд, в чем специфика западного рынка?
А.С.: Своя специфика, безусловно, существует. Прежде всего, она заключается в том, что западный рынок строго структурирован — с точки зрения участников, брендов, самой организации.
Почему в России и странах СНГ в последнее время появляется все больше брендов? На Украине — уже упомянутые мной Nemiroff, «Гетьман», в России — «Русский стандарт», «Флагман» и т.д. Потому что рынки этих стран не были структурированы, не было явных лидеров и серьезных результатов добились те компании, которые начали применять западные технологии работы, создавать профессиональную систему дистрибуции.
Западный рынок — достаточно старый, и поэтому свободных ниш практически нет — полки разобраны. Один мой знакомый рассказывал историю, как он долго добивался встречи с руководителем одной из розничных сетей Америки, чтобы договориться о поставках российской водки. Когда ему все же удалось попасть на прием к этому человеку, тот с невозмутимым спокойствием заявил: «Знаешь, на этой неделе у меня было 17 предложений по русской водке. Ты — восемнадцатый. Скажи мне — чем ты отличаешься?» Так что занять новое место на западном рынке очень трудно, хотя не исключаю, что это возможно, если вложить большие средства. Я искренне желаю успеха тем российским компаниям, которые пытаются это сделать, но думаю, что сегодня значительно проще добиться успеха на российском рынке.
Корр.: Как вы оцениваете российский рынок? С какими проблемами сталкиваются российские производители водки?
А.С.: В течение ближайших пяти лет на российском водочном рынке окончательно сформируются основные участники, и после этого на него будет так же тяжело попасть, как и на западный. Сейчас уже понятно, кто будут основные игроки. Кроме нас я назвал бы «Русский стандарт», «РВВК», «Исток» и недавно созданную на базе «Росспиртпрома» компанию «Град».
В последнее время в России увеличивается производство легальной продукции, в том числе за счет вышеназванных лидеров, ведь, вкладывая значительные средства в рекламу, они продают только легальную продукцию. В этом отношении мне совершенно непонятна политика государства, которое всячески пытается ограничить рекламу алкоголя. Реклама алкоголя не заставляет человека пить, она, как и любая другая, дает потребителю право выбирать. Понятно, что чем больше производитель дает рекламы, тем больше растут объемы легального производства, тем больше перечисляется налогов, что в первую очередь выгодно государству. А получается, что государство совершенно не стимулирует легальных производителей.
На мой взгляд, попытки ограничить рекламу алкоголя лоббируются теми производителями, которые не имеют финансовых ресурсов для размещения этой рекламы. Им выгодно, чтобы потребитель имел как можно меньше информации о продукте и покупал самую дешевую водку, а ведь, как известно, качественное дешевым не бывает.
Еще одной проблемой для производителей является существующая с 1997 года система квотирования спирта. Квотирование никак не меняет ситуацию на черном рынке водки, но для всех легальных заводов это головная боль. Когда квотирование осуществляется в разрешительной форме, сначала нужно получить бумажку, что ты можешь купить или отпустить этот спирт. Ее могут выдать в начале месяца, а могут — в конце, и все это время завод стоит. Кроме того, мне хочется купить спирт у одного завода, а мне предлагают — у другого. Я сам хочу выбирать ценовые и качественные параметры продукта, который я покупаю. Система квотирования не позволяет этого сделать, и более того, она ограничивает объемы производства. Происходит парадоксальная ситуация — боремся с нелегальной продукцией, а на законодательном уровне ограничиваем объем легальной.
Корр.: А какой выход из этой ситуации вы предлагаете — отменить квотирование вообще или пересмотреть существующую систему?
А.С.: Наверное, нужно заменить само понятие «квотирование», которое изначально подразумевает ограничение. Государством должна быть внедрена система контроля над объемами производства, которая не будет ограничивать производителя в возможности выпустить больше продукции. Поэтому я бы предложил сделать систему не разрешительной, а уведомительной, когда завод уведомляет государство о том, что он покупает такое-то количество спирта у такого-то производителя.
Другой вариант тоже позволяет устранить некоторую зависимость производителей от ведомств — это система продаж квот. Любая компания, которая желает приобрести спирт, идет и покупает необходимую квоту. Государство, с одной стороны, устраняет предмет коррупции, с другой — получает дополнительные средства в казну за счет продажи квот.

ИВАН ТИШИНСКИЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK