Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "«Медвежья сеча» Сергея Степашина"

Гигантские запасы углеводородов российского
шельфа стали объектом повышенного внимания.
Причем не только со стороны крупнейших иностранных
нефтегазовых корпораций. Глава Счетной палаты РФ
Сергей Степашин вознамерился проконтролировать
использование ресурсов шельфа. А заодно, возможно,
и поиграть на соперничестве могущественных
кремлевских группировок.Как стало известно «Профилю», уже в следующем году Счетная палата совместно с контрольными органами Азербайджана, Казахстана, Ирана и Норвегии начнет аудит природопользования на шельфах Каспийского и Баренцева морей. На Каспии планируется проверить прежде всего сферу экологии и биоресурсов, а в Баренцевом море анализу подвергнутся проекты по нефтегазодобыче.

Интерес Сергея Степашина к добыче углеводородов на арктическом шельфе проснулся в тот момент, когда и российские власти, и нефтегазовые компании активизировали диалог по этим проектам. Так, на минувшей неделе в ходе визита в США президент РФ Владимир Путин встречался с «большой тройкой» американских нефтяных компаний: ExxonMobil, Chevron и ConocoPhillips, стремящихся стать участниками проекта «Газпрома» по разработке Штокмановского месторождения в Баренцевом море (разведанные запасы газа — 2,5 трлн. куб. метров). Напомним, что газ с этого месторождения планируется в сжиженном виде поставлять в США.
В конце той же недели «Газпром» обещал объявить своих партнеров по Штокману,
выбрав их из девяти претендентов, в числе которых помимо вышеназванных компаний были Hydro (Норвегия), Mitsui и Sumitomo Corporation (Япония), Shell (Нидерланды), Statoil (Норвегия), а также Total (Франция). На момент сдачи номера в печать имена «победителей» еще не были известны.

Заметим, что за последние полтора месяца Сергей Степашин уже дважды заявлял о планируемых проверках природопользования и нефтегазодобычи на шельфе Баренцева моря. В Министерстве природных ресурсов РФ (МПР) говорят, что подобная проверка проводится впервые. «Мы надеемся, что Счетная палата проведет комплексную проверку расходования бюджетных средств по всем ведомствам и придет к выводу, что тех средств, которые сегодня выделяются, явно недостаточно», — заявил «Профилю» глава пресс-службы МПР Ринат Гизатулин. По его словам, за последние годы в проведение геологоразведочных работ на шельфе из госбюджета вкладывалось в среднем около 300 млн. рублей в год (около $10 млн.). «Это ничтожно мало по сравнению с тем, что тратят другие страны», — подчеркивает он.

Эксперты и аналитики в целом затруднились предположить, с чем связан повышенный интерес аудиторов к шельфу. В основном все сходятся на том, что Сергей Степашин вовремя уловил конъюнктуру и повышение интереса к разработке шельфа и хочет застолбить место эксперта и главного контролера за собой — ведь на кону многомиллиардные контракты. К тому же ведомство Степашина давно не баловало общественность очередными разоблачениями: после громкой презентации в конце прошлого года доклада об итогах приватизации в России Счетная палата особых сюрпризов не преподносила.

Природная недвижимость

Пока на российский шельф приходится всего около 0,2% от общего объема добычи нефти в РФ. Между тем, по оценке МПР, начальные извлекаемые ресурсы шельфа превышают 100 млрд. тонн условного топлива. При этом средние запасы морских месторождений (40,0 млн.тонн условного топлива) примерно в четыре раза больше, чем средние запасы континентальных (9,1 млн. тонн). Но их разведка и разработка требуют масштабных инвестиций. Расходы бюджета на геологоразведку должны составить около $1,2 млрд. до 2020 года, а объем финансирования со стороны недропользователей— около $4,5 млрд. Но этих сумм, даже по мнению самих чиновников, явно недостаточно.

Министр природных ресурсов Юрий Трутнев утверждает, что частным компаниям сегодня невыгодно инвестировать в разведку из-за неблагоприятной налоговой системы. Для решения этой проблемы МПР предлагает установить понижающие коэффициенты к ставкам налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортных пошлин, налоговые каникулы по НДПИ и экспортным пошлинам, провести дифференциацию НДПИ и т.д. Трутнев также считает, что завлечь иностранных инвесторов в шельфовые проекты можно будет с помощью консорциумов и введения конкурсов вместо аукционов при распределении лицензий на месторождения. Но когда будут реализованы эти инициативы и будут ли они реализованы вообще, пока не ясно. Между тем Счетная палата уже готова к проверкам. И, по мнению экспертов, если аудиторы что-то «накопают», то о послаблениях инвесторам, скорее всего, можно будет забыть.

Тяга к шельфу

«Счетная палата в рамках своей компетенции занимается контролем более рационального использования природных ресурсов, в том числе в Балтийском, Каспийском и Баренцевом морях», — сообщил «Профилю» представитель департамента внешних связей контрольного ведомства Леонид Жегалов. Он уточнил, что уже проведена проверка эффективности экологических проектов с представителями контрольно-финансовых органов Польши и Литвы в Балтийском море.

«В следующем году, — говорит Жегалов, — запланирован совместный аудит проектов в Каспийском море, в котором примут участие контрольные органы РФ, Азербайджана, Казахстана и Ирана. В первую очередь это реализация финансового надзора за деятельностью в сфере экологии и биоресурсов на Каспии. Также в следующем году намечено проведение аудита природопользования в Баренцевом море совместно со Счетной палатой Норвегии».

Кто именно из аудиторов Счетной палаты займется проверкой шельфов, пока неизвестно. По информации «Профиля», аудитор будет определяться в каждом конкретном случае отдельно. В качестве двух основных кандидатов фигурируют два человека: Александр Назаров, отвечающий в числе прочего за контроль расходования средств федерального бюджета на воспроизводство минерально-сырьевой базы, и Михаил Бесхмельницын, специализирующийся на контроле расходования госсредств на промышленность, энергетику и строительство.

На шельфах сегодня активнее всех работают два российских гиганта: «ЛУКОЙЛ» (Каспий) и «Газпром» (Баренцево море). В компаниях спокойно отнеслись к планам Счетной палаты, поскольку бюджетных денег для работ на шельфе они не используют.

В «ЛУКОЙЛе» сообщили, что все работы на шельфе Каспия (Северный Каспий, сектора Азербайджана и Казахстана) компания вела за счет собственных средств. Источник в «ЛУКОЙЛе» подчеркнул, что проверок Счетной палаты в компании не опасаются: «Пусть проверяют, это дело государства».

В «Газпроме» также говорят, что денег от государства не получают. Как сообщили «Профилю» в монополии, в 2003 году правление компании одобрило основные положения концепции работы «Газпрома» на шельфе РФ. Документ предусматривает создание Штокмановского, Обско-Тазовского и Приямальского газодобывающих районов, а также Печорского нефтедобывающего района. Реализация концепции позволит добывать только в этих районах, начиная с 2030 года, более 170 млрд. куб. метров газа и 20 млн. тонн нефти.

Третья сила?

Остальные российские компании не особо стремятся участвовать в подобных проектах. Например, та же «Роснефть» осталась фактически лишь на шельфе Сахалина (между прочим, этим шельфом, где проекты находятся на более продвинутой стадии разработки, Сергей Степашин пока еще не заинтересовался), но и туда активно вклинивается «Газпром». У «Газпрома» и «ЛУКОЙЛа» есть дополнительные преимущества — в числе их акционеров присутствуют иностранные нефтегазовые компании (E.ON и ConocoPhillips соответственно), они имеют практически свободный доступ к любым финансовым ресурсам. Потеснить их позиции основных разработчиков наиболее перспективных шельфовых месторождений можно только с использованием административных методов.

И тот же «Газпром» хорошо знает, как это бывает: он так и не смог поглотить «Роснефть», а сейчас, по неофициальной информации, конкурирует с ней за «Сибнефть». «Газпрому» даже не помогло то, что его совет директоров возглавляет руководитель президентской администрации Дмитрий Медведев. У «Роснефти» не менее мощный лоббистский ресурс — председателем ее совета директоров является заместитель Медведева Игорь Сечин. Кулуарное, негласное соперничество двух соответствующих группировок в последнее время становится едва ли не определяющим фактором развития всего нефтегазового комплекса страны. И не только этого комплекса.

Что же касается Счетной палаты, то, напомним, это ведомство — орган независимый. И хотя в России «независимость» понятие относительное, проверки аудиторов могут испортить жизнь любой, даже самой влиятельной государственной компании. Главный вопрос: в чью именно пользу испортить?

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK