Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Мерси"

Если в некой восточной стране имеется престарелый, больной, но еще влиятельный президент, а у него есть единственный, здоровый и вполне взрослый сын, мысль о передаче власти по наследству возникает как-то сама собой. Поэтому последние события в Азербайджане ни у кого не должны вызывать удивления.Последняя интрига

Президент страны Гейдар Алиев находится в США в одной из кливлендских клиник. Прогнозы врачей крайне неутешительны. У Алиева сердечная недостаточность и проблемы с почками. По некоторым сведениям, его готовят к операции по пересадке сердца. Оппозиция распространяет слухи о его смерти. Звучат они очень убедительно. Президент Грузии Эдуард Шеварднадзе даже успел передать в Баку свои соболезнования. Потом долго извинялся, а теперь громче всех справляется о здоровье своего азербайджанского коллеги.
Алиева хоронят уже не в первый раз. И преждевременные соболезнования не помешали ему довести до логического конца очередную политическую интригу, возможно, последнюю в жизни. 4 августа, находясь в военном госпитале «Гюльханэ» в Анкаре, он предложил парламенту кандидатуру нового премьер-министра — собственного сына Ильхама Алиева. Депутаты единогласно одобрили выбор президента.
Теперь Ильхаму открывается прямая дорога в президентское кресло. По конституции, в случае досрочной отставки или смерти президента его обязанности исполняет премьер-министр. Что бывает дальше — известно по российскому опыту.
Оппозиция, как и следовало ожидать, возмущается. Ее лидеры водят по Баку многочисленные демонстрации под лозунгом «Долой монархию». Но американский госдепартамент заявил, что назначение Ильхама Алиева премьером прошло в полном соответствии с конституцией. В таком же духе отреагировали в Москве и Анкаре. Так что мнение оппозиции мало кого волнует.
Короче говоря, Гейдар Алиев одержал очередную политическую победу. Нечего сказать, с отцом Ильхаму повезло. Вопрос в том, повезет ли Азербайджану с сыном.
Чекист из Нахичевани

Гейдар Алиевич Алиев родился 23 мая 1923 года в Нахичевани. В этом году в Баку пышно праздновалось его восьмидесятилетие. Виновник торжества ненадолго покинул «Гюльханэ», а Владимир Путин прислал ему орден Андрея Первозванного в дополнение к двум имеющимся у азербайджанского президента звездам Героя Социалистического Труда.
Согласно официальной биографии отец Гейдара был азербайджанцем по национальности. Правда, в последние годы все чаще приходится слышать, что в действительности президент по линии отца ведет свое происхождение от курдов, а по линии матери в его роду есть даже армянские корни.
Алиев предпочитает не реагировать на этот «компромат». Он устроил разнос своему брату Джалалу, когда тот подал в суд на одного из лидеров оппозиции, назвавшего президента и его родственников курдами. Однако дыма без огня не бывает. Поговаривают, что именно Гейдар Алиев в бытность офицером КГБ отвечал за установление контактов между советскими спецслужбами и небезызвестной Курдской рабочей партией, действовавшей на территории сопредельной Турции. Хотя, став президентом и подружившись с турками, он благополучно об этом эпизоде забыл.
Семья Алиевых в Нахичевани была известна. Отец Гейдара Алиева возглавлял комитет рабочего контроля Нахичеванской АССР. Дядя Гасан был секретарем обкома, а позже стал секретарем азербайджанского комитета партии.
С такими родственниками можно было рассчитывать на хорошую карьеру. К тому же всех выходцев из Нахичевани традиционно отличала тесная сплоченность. Этот небольшой азербайджанский анклав со всех сторон был окружен армянскими землями. Постоянное противостояние с армянами, которое, как известно, гораздо старше карабахского конфликта, воспитывало в характере нахичеванцев вполне определенные качества.
Гейдар окончил педагогический техникум в родной Нахичевани. Затем отправился осваивать профессию архитектора в Азербайджанский индустриальный институт. Проучился он там только два года. После чего началась война, на которую пришелся самый загадочный этап в биографии азербайджанского президента.
Доподлинно известно лишь одно. В отличие от многих своих сверстников Алиев на фронт не ушел. Согласно официальной биографии с 1941 по 1944 год он служил в азербайджанском НКВД, затем недолгое время работал в нахичеванском Совнаркоме, а вскоре вновь влился в ряды чекистов.
Другая версия появилась в конце 80-х, когда московское начальство, пытаясь угодить Горбачеву, искало компромат на Алиева. Структуры партийного контроля раздобыли где-то сведения о якобы представленной им в военкомат медицинской справке. Из нее следовало, что Алиев Гейдар Алиевич болен туберкулезом и в силу этого в армии служить не может никак. По этой версии, он в начале войны вернулся в Нахичевань руководить сельским хозяйством в местном Совнаркоме. И только в 1944 году поступил на службу в НКВД.
Партийному контролю проверить это так и не удалось. Тогдашнее азербайджанское руководство не стало проводить расследование. Потом в Азербайджане наступили такие времена, что никому не было дела до отдельных эпизодов биографии Алиева. А когда президентом стал он сам, никто уже и не пытался раскапывать старые архивы.
Во главе клана

Карьера Гейдара Алиева в республиканском НКВД развивалась очень успешно. К 1948 году он уже возглавлял управление контрразведки. Родственники подыскали ему хорошую жену — красавицу, врача-офтальмолога, дочь первого секретаря обкома Дагестанской АССР Зульфию.
Правда, его дальнейший служебный рост едва не прервался из-за досадной случайности. Алиев неосторожно увлекся одной из своих сотрудниц. На него, естественно, донесли. Дело кончилось разжалованием и выговором по партийной линии. А тут еще умер Сталин, и Алиев лишился своего покровителя дяди Гасана, которого отправили в отставку.
Следующий взлет Гейдара Алиевича произошел уже в брежневские времена. В начале 60-х КГБ Азербайджана возглавил друг Брежнева Семен Цвигун. В Москве зрел заговор против Хрущева, и его участники были заинтересованы в том, чтобы отставка генсека не вызвала никакого сопротивления на местах. Алиев сумел вызвать доверие Цвигуна, став одной из опор антихрущевского заговора в Азербайджане. В 1964 году он стал заместителем председателя КГБ республики, а когда Цвигун перебрался в Москву, занял его место. Наконец, спустя еще пару лет он, опять-таки по рекомендации Цвигуна, стал первым секретарем компартии Азербайджана.
Новому главе республики было сорок шесть лет. Он исключительно энергичен. Даже его политические оппоненты, например экс-президент Азербайджана Аяз Муталибов, отмечают, что Алиев всегда отличался завидной трудоспособностью. Обжегшись в молодости на служебном романе, закончившемся разжалованием, он вел себя очень аккуратно и сторонился развлечений, на которые были так падки представители брежневской партноменклатуры. Первый секретарь компартии Азербайджана был примерным семьянином. У него подрастали дочка Севиль и сын Ильхам.
Все усилия Гейдара Алиева были направлены на две вещи. Во-первых, он старался выбить у Москвы как можно больше привилегий для республики. В ход шли разнообразные проявления кавказского гостеприимства по отношению к представителям центрального партийного аппарата. Говорят, на одном приеме в Баку Алиев так расстарался, произнося похвалы Брежневу, что даже видавший виды генсек смутился.
Такая тактика приносила свои результаты. В середине 70-х, когда каспийские нефтяные месторождения начали истощаться, по убедительной просьбе товарища Алиева был построен нефтепровод Грозный—Баку. Кроме того, в Азербайджан стали качать нефть из Восточной Сибири, и только так удалось сохранить азербайджанскую нефтеперерабатывающую промышленность. Его усилиями были расширены квоты на прием азербайджанских абитуриентов в московские вузы, как в гражданские, так и в военные, причем, по некоторым сведениям, первый секретарь компартии внимательно следил за академическими успехами и карьерным ростом своих протеже.
Во-вторых, Алиев сделал все для того, чтобы максимально усилить влияние в республике выходцев из его родной Нахичевани. К концу первого срока его правления численность нахичеванцев в составе республиканской номенклатуры исчислялась сотнями. Понятно, что среди студентов, отправлявшихся в Москву, большинство также составляли земляки первого секретаря. К слову, в числе этих счастливчиков был и сын Гейдара Алиева Ильхам. В 1977 году он поступил в элитный МГИМО.
«Алиевщина»

После смерти Брежнева Гейдар Алиев пошел на повышение. Шеф КГБ Юрий Андропов, ставший генсеком, забрал испытанного сотрудника в Москву, на должность первого зампреда Совета Министров СССР. Почти одновременно он стал членом Политбюро. Это стало вершиной номенклатурной карьеры Алиева. Его прочили на место председателя союзного Совмина вместо состарившегося Николая Тихонова, но эти прекрасные планы порушил Михаил Горбачев. Гейдара Алиева новый генеральный секретарь воспринимал как ретрограда, да к тому же еще подозревал в нелояльности. В 1987 году, воспользовавшись очередными неудачами на строительстве БАМа, Горбачев устроил ему публичный разнос. Вскоре зампред Совмина слег с инфарктом, а затем и написал заявление об отставке.
Ильхама, который к тому моменту защитил кандидатскую диссертацию и преподавал в МГИМО, уволили чуть позже. Разумеется, катастрофой для него это не стало. Выходцы из Азербайджана уже тогда делали вполне успешный бизнес в Москве (в частности, почти монопольно контролировали торговлю цветами), причем значительную часть этого предпринимательского сообщества составляли нахичеванцы. Ильхам занялся бизнесом. В частности, ему удавалось неплохо зарабатывать на ввозе в Россию турецкого ширпотреба.
Следующие три года Алиевы прожили в Москве, не предпринимая попыток вернуться на родину. Во-первых, это запретил Горбачев, а во-вторых, тогдашнего первого секретаря азербайджанской компартии Абдуррахмана Везирова никак нельзя было отнести к сторонникам нахичеванского клана. Условия для возвращения, как это ни парадоксально, создал ввод войск в Баку в январе 1990 года. Решением Москвы Везирова отправили в отставку, и республику возглавил Аяз Муталибов, который при Алиеве был сначала министром местной промышленности, а затем председателем Госплана республики. Благодаря Муталибову и свернули поиск компромата на Гейдара Алиева.
— Это был мой первый приезд в Москву после назначения первым секретарем компартии Азербайджана, — рассказывает Аяз Муталибов, — утром в день встречи с Горбачевым я получил свежий номер «Правды» со статьей «Алиевщина» (в ней содержался прозрачный намек на то, что режим, установленный Алиевым в Азербайджане, стал главной причиной Карабахского конфликта. — «Профиль»). Первый вопрос Горбачева был: «Вы читали «Правду»? Будете принимать меры?»
Муталибов ответил отказом. И в тот же вечер, по его словам, обещал помочь Алиеву вернуться в Азербайджан.
Тот так и поступил. Вскоре он уже был председателем Верховного совета Нахичеванской АССР и зампредом Верховного совета Азербайджана. Земляки с радостью за него проголосовали. Бывший генерал КГБ и первый секретарь ЦК компартии Азербайджана сотрудничал с националистами из «Народного Фронта», не вмешивался, когда в мае 1992 года они свергли Муталибова, и поддержал мятеж против следующего президента Абульфаза Эльчибея летом 1993 года. Мятеж поднял в городе Гяндже полковник Сурет Гусейнов, командир одного из самых боеспособных отрядов в азербайджанской армии. В Баку боевики Гусейнова входили с портретами Гейдара Алиева. Спустя еще год генерал из Нахичевани избавился от полковника из Гянджи. Тот попытался поднять новый мятеж, был разгромлен, бежал в Россию, а позднее его выдали азербайджанским властям. Возвращение Гейдара Алиева состоялось.
Ильхам-царевич

Пока отец пробивал дорогу к власти в Азербайджане, сын оставался в России. Как гласит официальная биография, занимался коммерческой деятельностью в Москве и Стамбуле. Все помнят, как эта коммерческая деятельность цвела на столичных стадионах в начале 90-х.
В Баку Ильхам вернулся только в мае 1994 года. И сразу — на должность вице-президента Государственной нефтяной компании Азербайджана. Правда, перед этим Ильхаму, родившемуся в русскоязычном Баку и большую часть жизни проведшему в Москве, пришлось подучить азербайджанский язык.
Довольно долго он держался на заднем плане. Однако к концу 90-х Ильхам мало-помалу начал втягиваться в публичную политику. Стал депутатом парламента, был назначен на должность председателя Национального олимпийского комитета, возглавил азербайджанскую делегацию в Парламентской ассамблее Совета Европы. А в декабре 1999-го в преддверии парламентских выборов Ильхам был избран заместителем председателя партии «Ени Азербайджан» («Новый Азербайджан»), председателем которой является сам Гейдар Алиев.
Во время предвыборной кампании Ильхама впервые попробовали в деле. Его имя шло первым в списке кандидатов от партии. Алиева-младшего возили по Азербайджану, организовывали выступления перед избирателями. Говорят, сын копировал манеры отца. И очень специальным образом эксплуатировал спортивную тему. Азербайджанская сборная на олимпиаде в Сиднее показала неплохие по сравнению с армянской результаты. Ильхам говорил так: «Мы сокрушили армян в Сиднее, сокрушим и в Карабахе».
Партия Алиевых выиграла выборы, правда, как считают вожди оппозиции, исключительно за счет фальсификаций. Возможно, именно это замедлило продвижение Ильхама к вершинам власти. Он не стал спикером парламента, как ожидало большинство наблюдателей, и ограничился статусом рядового депутата.
И вот сейчас его отец предпринял еще одну попытку. Скорее всего, она окажется удачной. Ильхам даже выиграет выборы: как показывает опыт, в Азербайджане считать голоса умеют.
Вопрос лишь в том, что будет после выборов. Гейдар Алиев — талантливый, властолюбивый и, что особенно важно на Востоке, очень авторитетный политик с хорошей гэбистской школой. Ильхам — сын советского руководящего работника, который мало чего добился собственными усилиями. По слухам, он ежедневно по нескольку раз созванивается с отцом, спрашивая у него совета по всем вопросам.
К тому же репутация у Алиева-младшего не блестящая. Еще один любимый лозунг оппозиции: «Ильхам — картежник». И азербайджанские, и турецкие СМИ регулярно пишут об астрономических суммах, проигранных президентским сыном в казино. Говорят, увлечение сына даже заставило президента прикрыть в Баку игорный бизнес.
При этом в стране разруха, чуть ли не все мужское население на заработках в России, пятая часть территории оккупирована Арменией, рядом фундаменталистский Иран. Стоило ли бороться за такое наследство?

НИКОЛАЙ СИЛАЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK