Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "МЭРЗКОЕ ОТНОШЕНИЕ"

Политическая мода сезона — мэров сажают чаще, чем таможенников. Наибольшим спросом при возбуждении уголовных дел в отношении градоначальников пользовались ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями) и ст. 286 (превышение должностных полномочий) Уголовного кодекса РФ.По этим статьям были предъявлены обвинения мэру Волгограда Евгению Ищенко, Владивостока — Владимиру Николаеву, Томска — Александру Макарову. Мэру Рязани Федору Провоторову и мэру Архангельска Александру Донскому инкриминировали ст. 289 (незаконное участие в предпринимательской деятельности). Донской также проходит обвиняемым по совсем экзотической для выборного чиновника такого уровня ст. 327 (подделка документов). Редкой она является в силу того, что люди с откровенно поддельными документами отсеиваются еще на стадии регистрации в качестве кандидата на пост градоначальника.

Как это работает

Объяснить серию арестов простым совпадением мешают несколько обстоятельств. Главное из них — во всех уголовных делах против градоначальников явственно торчат «уши» ФСБ. Оперативники ФСБ непосредственно действовали при задержаниях и обысках. Исключением стало дело мэра Рязани — оперативные мероприятия против него проводила местная милиция. Однако это не значит, что именно она собирала компромат на Провоторова. Обычной практикой для ФСБ является вручение в нужный момент папочки с соответствующими материалами милицейским операм, дабы не подставляться самим или не засвечивать источник информации.

В самом по себе активном участии ФСБ в «зачистках» мэров нет ничего странного. Уголовным делам против градоначальников, судя по предъявленным обвинениям, явно предшествовала длительная оперативная разработка, а сбор компромата на чиновников является прямой обязанностью чекистов (в частности, в ФСБ существует аппарат прикрепленных сотрудников — офицеров, которые работают в государственных и коммерческих учреждениях и собирают оперативную информацию об их деятельности). Более того, по-другому эти дела было бы невозможно раскрутить. Мэр столицы региона (или просто крупного города от 100 тыс. жителей) практически неуязвим для региональных и городских силовиков. По большому счету общность имущественных и финансовых интересов превращает их в естественных союзников и исключает саму возможность острого конфликта между ними.

Мэр, прокурор и начальник городского УВД являются верховной властью в городе. У каждого из них свои «внеслужебные» (читай: коммерческие) интересы, тесно переплетенные между собой. Например, начальник УВД дружит с рядом коммерческих предприятий (что гарантирует им защиту от проверок со стороны ОБЭП), но этим предприятиям необходимы различные документы (лицензии, разрешения на право торговли и пр.), выдача которых относится к компетенции городской администрации. Конфликт с мэром начальника местного УВД обернется для крышуемых им предприятий значительными потерями, поэтому он предпочтет не ссориться с городской администрацией. Мэр, в свою очередь, также имеет ряд небезразличных ему фирм, а ссора с милицией привлечет к ним пристальное внимание оперативников. 

Городскому прокурору также не с руки «копать» под мэра и сильно давить на милицию, поскольку и у него есть подшефные предприятия, которые в случае прямого конфликта ему будет очень сложно защитить. К тому же прокуратура не может самостоятельно, без привлечения оперативников МВД или ФСБ, проводить оперативные мероприятия, а без них сбор серьезного компромата невозможен. Характерная деталь — для раскрутки дела Провоторова потребовалось вмешательство Генеральной прокуратуры, поскольку прокуратура Рязани попыталась спустить его на тормозах.

Наконец, помимо коммерческих интересов, существуют еще и отношения с вышестоящим начальством. Поскольку уголовное преследование мэра крупного города — дело серьезное, ни милиция, ни прокуратура без указаний сверху работать против градоначальника не станут.

Губернатор в случае конфликта для силового наезда на того или иного мэра может использовать только руководителя регионального ГУВД (отношения между ними строятся примерно так же, как и между мэром и главой городского УВД). Однако о подобных мероприятиях очень быстро станет известно начальнику городского УВД, а через него и самому фигуранту оперативной разработки. Кроме того, любые оперативные мероприятия против выборного руководителя местной администрации должны быть санкционированы прокурором, а прослушка и наружное наблюдение — еще и судом. Такое количество осведомленных чиновников обрекает любую попытку привлечь к уголовной ответственности мэра на неудачу. В том числе и по этой причине войны между мэрами и губернаторами могут длиться годами без очевидного перевеса в ту или иную сторону.

ФСБ находится в более выигрышном положении. Проблем с получением информации это ведомство не имеет. Еженедельные аналитические справки об оперативной обстановке аккумулируются у руководства, вплоть до начальников управлений, иногда и выше. С получением санкции на проведение оперативных мероприятий против мэров также трудностей не возникает — ее чекистам дает не местная прокуратура, а Генеральная, поэтому информация о начале мероприятий до регионального руководства прокуратуры или МВД просто не доходит. 

То, что во всех уголовных делах так или иначе задействованы сотрудники ФСБ, прямо указывает, что речь идет о спланированной кампании. Вся оперативная информация, тем более компромат на мэров городов-миллионников, аккумулируется у директората «конторы» (для эфэсбэшных оперов всех уровней существует даже особый вид поощрения — сообщение о том, что собранная им информация доложена высшему руководству государства). Начальникам региональных УФСБ, не говоря уже об управлениях в городах, никогда даже в голову не придет использовать собранную информацию о грешках градоначальника по своему усмотрению.

Причины

«Я уверен, что никакой разнарядки по посадке конкретных мэров не было. Под раздачу попадают те, кто сам подставился. Но кампания налицо, поэтому атмосфера очень нервозная. Такое ощущение, что на карандаш взяли всех и только ждут повода», — уверен бывший мэр одной из региональных столиц Центральной России. 

«На мой взгляд, есть три причины этих конфликтов. Во-первых, подготовка к переделу власти и собственности, которая грядет в 2009 году, после президентских выборов. Во-вторых, неурегулированность отношений между мэрами и главами регионов. Там, где губернатор ощущает реальную конкуренцию со стороны мэра, возникают конфликты, которые перерастают в уголовные дела. Наконец, налицо попытка лишить губернские центры органов местного самоуправления. Создается такое впечатление, что кто-то дал команду «ату». Но говорить о консолидированной позиции центра не приходится. Идей об отмене мэрских выборов у высшего руководства нет», — считает член Общественной палаты Вячеслав Глазычев. По его словам, скорее всего, в этом участвует лишь одна из властных группировок.

«За отмену выборов мэров выступают три силы — Сергей Собянин (глава администрации президента. — «Профиль»), «губернаторское лобби» и ФСБ. Они же стоят за вялотекущей «зачисткой» мэров», — говорит источник, близкий к кремлевской администрации. Причем, полагает собеседник «Профиля», их цели совпадают лишь частично. Например, Собянина вопросы передела региональной собственности интересуют в последнюю очередь. Для него назначаемые мэры крупных городов — наиболее простой способ сделать вертикаль более управляемой и преодолеть «конфликт легитимности», который возник после отмены губернаторских выборов. Губернатор получает прямое указание из Москвы, но не не может просто передать его по цепочке мэрам городов. Дело здесь не в какой-то запрограммированной оппозиционности мэров по отношению к губернаторам. Просто их власть имеет другую природу — избрание конкретного мэра является результатом компромисса, с одной стороны, политических и бизнес-элит региона, а с другой — населения (вопрос о качестве этого компромисса в данном случае можно вынести за скобки).

Политическим отражением заложенного губернаторской реформой противоречия стали успехи «Справедливой России», которая в качестве второй партии власти и серьезной политической силы состоялась как раз на городских выборах — сперва в Саратове, потом в Ставрополе. Причем, как показали последние выборы мэра Волгограда, на которых победил коммунист, этим запрограммированным конфликтом могут воспользоваться не только клоны «Единой России», но и записные оппозиционеры, для которых по законам властной вертикали доступ на должности такого уровня закрыт.

Евгений Ищенко, мэр Волгограда, — задержан сотрудниками ФСБ 30 мая 2006 года. Обвинялся по трем статьям УК РФ: ст. 285 ч. 2 (злоупотребление должностными полномочиями), ст. 286 ч. 2 (превышение должностных полномочий), ст. 289 (незаконное участие в предпринимательской деятельности). 

Владимир Николаев, мэр Владивостока, — 22 февраля 2007 года возбуждено уголовное дело по ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями) и ст. 286 ч. 2 (превышение должностных полномочий) УК РФ. 7 марта 2007 года Николаев был арестован. 

Александр Донской, мэр Архангельска, — 4 декабря 2006 года возбуждено уголовное дело по ст. 327 ч. 3 (использование заведомо подложного документа) УК РФ. 19 февраля 2007 года предъявлено обвинение. После этого ему последовательно инкриминировали подстрекательство к подделке документа (ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 327 УК РФ), а также незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ).

Федор Провоторов
, мэр Рязани, — 12 мая 2007 года возбуждено уголовное дело по ст. 306 (заведомо ложный донос) и ст. 289 УК РФ (незаконное участие в предпринимательской деятельности). Предыдущий градоначальник, Павел Маматов, был приговорен к 2,5 годам условно в ноябре 2006 года.

Александр Макаров, мэр Томска, — 6 декабря 2006 года возбуждено уголовное дело по ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями) и ст. 163 (вымогательство) УК РФ. 8 декабря того же года арестован и препровожден в СИЗО.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK