Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "МЕСТЬ ПЛАНКТОНА"

Что станет ответом на офисную эксплуатацию? Что победит страх остаться без работы и выходного пособия? Только любовь к детям.    Человек человеку — брат. В наших болезненных условиях чаще всего — медбрат. Начальник человеку — большой брат. Захочет — заставит любить родину, сдавать кровь и мозг. Кризис так обострил офисные отношения, что если раньше на работе вас использовали на сто процентов, то теперь норовят произвести вторую и третью переработку уже использованной шкурки с надеждой получить новый возобновляемый источник энергии.
   Рынок труда схлопнулся, зарплаты сжались как червяк после встречи с титановой лопатой. Любое офисное животное знает, что на его место стоит очередь, клацает зубами и нетерпеливо, хотя и вежливо, шевелит хвостом.
   Когда в октябре прошлого года начались массовые сокращения белых воротничков, жена моего школьного приятеля Максима решила выйти из декрета на работу.
   — И не пытайся, — сказал я. — Кому сейчас нужны маркетологи? От них все только избавляются. Тем более у тебя годовалый ребенок.
   Но — о чудо! — довольно скоро Ленка нашла себе работу. В известной компании, и зарплата хорошая. И что характерно — белая. Лена была в эйфории.
   — Представляешь, — кричала она мне в телефонную трубку, — мне дают тут полный карт-бланш. Разработку своих проектов, полная самостоятельность. Пять человек в подчинении. Хорошая строчка в резюме.
   — А начальник? — спросила я. — Он нормальный?
   — Начальник — чудный парень. Молодой, красивый. Увлекается дайвингом. Гоняет на мотоцикле. Я ему сразу на собеседовании понравилась. Он мне так и сказал — видит людей насквозь и с первого взгляда понял, что я ему подхожу.
   — А что сказал твой муж, когда ты ему рассказала про этого красавца на мотоцикле с аквалангом в зубах?
   — На что ты намекаешь? Это же работа. Ничего личного.
   И Ленка вышла на работу.
   Первые же выходные выбили ее из колеи. Ленка с умилением думала о семейном уик-энде, и дочка Маша стояла у нее перед глазами. В пятницу вечером, когда Ленка уже побросала мобильный телефон и косметичку в сумку, к ней подошел ее босс и попросил посмотреть отчет, который делал, но не доделал ее предшественник.
   — Понимаешь, Леночка, — сказал он ей, — не все же такие ответственные, как ты. Вот человек — бросил все дела и ушел, хлопнув дверью. Но работа-то стоит. Поэтому я и вынужден просить тебя — поковыряйся с бумажками, посмотри, что к чему. Надо бы к понедельнику привести все эти бумажки в порядок — мне шефу надо всю эту ерундень показать. Нужные файлы я тебе уже скинул. А потом возьмешь отгул за работу в выходной.
   Когда Ленка открыла почту — ахнула. Восемь документов по пятьдесят-шестьдесят страниц, наполовину состоящие из цифр.
   — Молодой и красивый! — бурчал Максим, в субботу снаряжая дочь в зоопарк, перед этим он перемыл тарелки после завтрака, который сам же и приготовил. — Сволочь он!
   Подруга недоумевающе разводила руками — с шести утра она сидела у компьютера и, чтобы не отвлекаться, вставила беруши. Помимо завтрака и зоопарка на Максима свалились также обед, стирка и уборка. Он пробовал звонить няне, но та твердо сказала, что не железная. Выходные рухнули. Два дня Ленка почти не спала и, поглощая кофе литрами, изучала цифирь. И наконец к одиннадцати вечера нажала на кнопку «отправить» — отчет полетел к боссу. С чистым сердцем она набрала его номер телефона:
   — Валер, вроде бы я справилась. Лови, отправила тебе отчет. Тогда на завтра я беру отгул?
   — Ленк, какая ты умная, я поражаюсь, — ответил босс. — Я сразу понял, что ты тот самый нужный мне человек. Зая, но ты завтра приходи. Ты же должна мне объяснить, что к чему.
   Еще несколько дней Ленка натаскивала своего босса по отчету, а потом навалилась текущая работа, которую пришлось из-за отчета отодвинуть.
   Еще через выходные надо было готовить документацию по годовому отчету, и выходные опять пропали. Потом проинспектировать всю отчетность по департаменту. Потом непонятным образом исчезли два миллиона, которые проходили через Ленкин отдел. Правда, не при ней, а при прошлом начальнике. Когда миллионы нашлись, босс сказал, что он не выдерживает таких нагрузок и поедет отгуливать недоиспользованный отпуск и нырять в Красном море. Департамент остался на Ленке. С работы она выползала в пол-одиннадцатого и, приходя домой, лежала как труп.
   Максим за это время освоил куриный суп и пюре, научился пользоваться режимом бережной стирки на стиральной машине и даже сам ушил себе джинсы. За эти месяцы он похудел и подтянулся. Еще бы — из больницы, где он трудился кардиологом, в магазин, потом отпускать няню и готовить ужин.
   Босс вернулся с Красного моря отдохнувшим и веселым. Ленка воспользовалась ситуацией и подкатилась к нему с просьбой насчет отгулов. У нее уже накопилось на неделю.
   — Ленк, я сам вижу, что ты устала, — сказал он, презентуя ей вырезанного из камня жука-скарабея. — Но вот только что шеф дал посмотреть стратегию развития в условиях кризиса. Я уже кинул тебе по почте исходные документы. Посмотри.
   В общем, когда компания ушла на рождественские каникулы, Ленка вместо того, чтобы ходить по гостям, отсыпаться и кататься с мужем на лыжах в Серебряном Бору, сидела над компьютером и постигала стратегию развития.
   Выйдя на работу после так называемых каникул, она с удивлением обнаружила, что ее босс взял двухнедельный отпуск. Но поскольку он присоединил к отпуску и больничный — «Угораздило же простудиться!» — прокричал он ей в телефонную трубку из какого-то райского уголка (Ленка хорошо расслышала музыку и обрывки иностранной речи) — то получилось, что его не было три недели.
   После этого он успел побывать на экономическом форуме в Лондоне и Петербурге, съездить на корпоративную учебу в Швейцарию, взять еще несколько отгулов. В июле Ленка попросила об отпуске — все-таки прошло уже полгода, как она работала в компании, и по Трудовому кодексу уже имела право если не съездить к морю, то хотя бы посидеть на даче в шезлонге.
   — Слушай, какая неудача! — искренне расстроился ее босс. — Я как раз договорился поехать на съезд по дайвингу. Уже и билеты купил. А давай в сентябре! — Казалось, он сам обрадовался своему удачному предложению.
   — В сентябре муж не может, — суровея лицом, ответила Ленка.
   — Нет, Ленк, ты меня без ножа режешь. Как я тебя отпущу в августе? Кто будет готовить документы к собранию акционеров? Проверять отчеты? Так нельзя — взять, развернуться и свалить в отпуск за здорово живешь.
   Вечером, когда мы с Максимом уже уложили маленькую Маню спать и налили себе по вискарику, он задал зареванной жене вопрос:
   — Ленуль, а ты не говорила с людьми, которые там до тебя работали?
   Вернее, сначала он спросил у нее, выпьет ли она с нами, а потом — о счастливых предшественниках.
   — Не-е-ет, я с ними не общалась, а зачем? — удивилась она, шмыгая носом.
   — А я поговорил с ними.
   — Как? — У Ленки чуть стакан с виски из рук не выпал.
   — Ну Витька, наш сисадмин, поползал по Сети и повыяснял, кто работал до тебя. Костя Чижов. Так?
   — Да… — Ленка еще не могла понять, к чему клонит Максик.
   — А до Костика — Аня Пономарева.
   — Не знаю. А ты откуда знаешь?
   — Да это было не трудно выяснить, так же как и то, где они сейчас работают. Я им и позвонил.
   — И?
   — И вот что — каждые полгода-год на этом месте новый человек. Это принцип работы твоего Валеры. Он берет человека, эксплуатирует его, пока не выжмет из него все, что можно, а когда тот не выдерживает и взрывается — нанимает нового. Звериный оскал капитализма. Уходи-ка ты оттуда.
   — Ну уж нет, — твердо сказала Ленка.
   — Он тебя укатает, и это все, — пояснил свою мысль Макс.
   — Нет уж, как он со мной, так и я с ним, — настаивала на своем Ленка.
   — И что же ты сделаешь? — поинтересовался кардиохирург с навыками профессиональной домохозяйки.
   — А я уже сделала, — сказала Ленка, опустив глаза.
   — Что? — в ужасе спросил ее муж. Видимо, он подумал, что Валерин труп заперт в сейфе для документов.
   — Я жду ребенка, — твердо сказала она ему.
   — Сколько? — только и выдохнул Макс.
   — Полтора. И ты положишь меня на сохранение к себе в больничку, как только это можно будет сделать. А лучше организуй мне справку, что я лежу на сохранении. И пусть этот веселый ныряльщик платит мне деньги и пашет сам. Кого он возьмет сейчас-то? Кто ему даст дополнительную ставку?
   Я вас уверяю — на кризис офисный планктон ответит ростом рождаемости. Пока не вернулись черные и серые зарплаты, это единственный способ поддержать семью (что ни говори, а дети укрепляют отношения), в том числе материально — Ленке теперь светит материнский капитал, не считая всех положенных выплат.Кроме того, чувство, что она отомщена, греет ее по утрам, когда она собирается на работу. И когда Валерик вешает на нее дополнительные задания.
   — Мне кажется, он что-то заподозрил, — с тревогой сообщила мне Ленка, — спрашивает вчера: «А что ты такая задумчивая?»
   — И что ты ответила?
   — Сказала, что задумалась над планом развития.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK