Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Местное самоустранение"

«А ну-ка, дочка, подскажи, кто из них будет отвечать за то, чтобы соседская собака в песочницу не писала». — Обмотанная в шерстяной платок старушка на подмосковном избирательном участке деловито изучает три выданных ей избирательных бюллетеня: на районного главу, на районных депутатов и на депутатов муниципального собрания поселения. Члены избирательной комиссии испуганно переглядываются. Как и простые обыватели, суть действа под названием «выборы в органы местного самоуправления» они понимают с трудом.По стране катится волна выборов в органы местного самоуправления. В ряде субъектов они состоялись уже весной, в Московской области — 4 сентября. В октябре почти две трети субъектов РФ должны обзавестись собственными органами МСУ. А 1 января 2006 года 133-й федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» вступит в силу. Многие из тех, кто по должности отвечает за проведение на местах муниципальной реформы, этой даты побаиваются. 133-й закон оказался по зубам не всем. «Я как честный дурак его пять раз читал, — признается в частной беседе глава крупного района Калужской области, — так ничего и не понял».

Администрация Кемеровской области, судя по всему, с самого начала не верила в собственные интеллектуальные силы. «Нам позвонили из областной администрации, — рассказывает директор Института региональных проектов и законодательства Ирина Давыденко,— и очень вежливо сказали, что сами они ни целей реформы, ни новых функций депутатов поселений и районов не знают. Но зато нашли всю необходимую информацию у нас на сайте и попросили разрешения ее скачать».

Большинство избиркомов пребывают в такой же прострации. «Хорошо хоть, что наблюдатели независимые из Москвы приехали, — радуется Лариса Игоревна, учительница средней школы в ближнем Подмосковье, которой в день выборов в органы МСУ Московской области пришлось стать членом избиркома. — Они нам инструкцию дали очень подробную, что от нас требуется. А так мы и не знали толком, что делать». Лариса Игоревна говорит, что в прошлые выборы ее как-то «проносило» и в избирком она не попадала. Но на этот раз из-за реформы количество избирательных участков увеличилось в разы. Поэтому «попали» все. Коллеги Ларисы Игоревны жалуются, что с большей охотой они бы пришли окна в школе мыть.

Циники и лирики

Найти сознательных кандидатов еще труднее. По наблюдениям президента консалтинговой компании «Старая площадь» Светланы Колосовой, людей, решивших участвовать в муниципальных выборах, можно разбить на четыре группы: соцработники и бюджетники (в том числе врачи и учителя), кандидаты от власти (во многих случаях — действующие главы районов и депутаты), записные оппозиционеры и представители местного мелкого и среднего бизнеса (владельцы магазинов, директора рынков и т.д.). Но даже и бизнесмены, которые, по идее, должны быть самыми расчетливыми, часто не понимают, зачем они рвутся во власть. В большинстве случаев — не ради участия в самоуправлении.

Я сижу в новеньком «мерсе» Виталия — по меркам небольшого подмосковного района, крупного бизнесмена — и пытаюсь добиться от него вразумительного ответа: зачем ему в муниципальные депутаты? «В конце концов, это способ защиты бизнеса, — горячится Виталий, — это доступ к информации. Ты должна понимать, как много это значит!»

Обзавестись, как говорил профессор Преображенский, «тщательной, фактической и настоящей бумажкой», дающей хоть какие-то гарантии, Виталий мечтает давно. Из этих соображений он в свое время вступил в «Единую Россию», возглавил местный исполком и уже несколько лет на свои деньги содержит местный партийный офис. На вопрос, помогло ли ему это защитить бизнес, мой собеседник почему-то обиженно замолчал.

«Существуют мифы относительно депутатского мандата, ради которого идут на местные выборы, — комментирует депутат трех созывов горсовета подмосковной Электростали адвокат Дмитрий Аграновский. — Например, считается, что он дает неприкосновенность или возможность поучаствовать в близких к власти бизнес-проектах. Я думаю, многих ждет разочарование».
По его словам, в Электростали среди вновь избранных депутатов есть представители бизнеса, ранее в политике не участвовавшие, которые «Яблоко» от коммунистов не всегда отличают. «Но даже если смотреть на власть как на бизнес, — продолжает Аграновский, — «отбить» депутатский мандат при нынешней конкуренции — и, следовательно, возросшей цене — будет сложно». Причем речь идет о незначительных суммах — по экспертным оценкам, даже в наиболее привлекательных районах Подмосковья затраты на предвыборную кампанию депутата муниципального собрания не превышали $15 тыс.

Впрочем, романтики все же попадаются. Дубровский район Волгоградской области считается нищим даже по местным меркам: его жители умудрились сдать на металлолом провода линии электропередачи, и теперь свет есть далеко не у всех. Зато здесь целых три кандидата на пост главы района. И как минимум один из них действительно хочет взять бразды правления в свои руки.
— Я как главный врач поликлиники за десять лет работы многих глав администрации видел, все только обещали и ничего не делали, — горячится этот человек по имени Михал Михалыч. — А я хочу большого дела, хочу пообещать и сделать.
— Но ведь денег могут и не дать?
— Конечно, жить по 133-му закону в его нынешнем виде невозможно, — соглашается главврач, — но надо поднимать район, развивать сельское хозяйство, ведь у нас…— в течение следующих пяти минут я выслушивала гимн Дубровскому району.

Но таких совсем мало. Во многих муниципальных образованиях не хватает кандидатов, чтобы провести даже безальтернативные выборы (законом такой вариант предусмотрен). Например, в Катангском районе Иркутской области регистрация началась уже больше месяца назад, однако желающих баллотироваться просто нет! Причем — не только в муниципальные или районные депутаты, но даже и в главы района. В итоге добровольца, который будет избираться главой муниципалитета, все же назначили. Но в двух поселениях выборы пришлось перенести с октября на ноябрь.

По словам заместителя директора Института национальной конкурентоспособности Вадима Бондаря, в подобных ситуациях в административном порядке «поручают выдвинуться» какому-нибудь местному врачу или учителю. Избиратели воспринимают все адекватно и на такие выборы не идут. Не спасает даже низкий порог явки (обычно 20%). Например, в Барнауле выборы в органы местного самоуправления проводились в марте, потом прошли довыборы в мае. Скорее всего, не избежать еще одних довыборов — из-за низкой активности избирателей в каждом третьем городском районе выборы так и не состоялись.

Конечно, с помощью нехитрых избирательных технологий в конце концов можно добиться необходимой явки. Но о «духе реформы местного самоуправления»
в этом случае лучше не вспоминать.

Никуда не денутся

Региональные власти относятся к муниципальным проблемам по-разному. Как всегда, на общем фоне выделяются Татарстан и Башкортостан, где самоуправление имеет особую, восточную окраску.

Если главы других субъектов Федерации думают, как заставить кандидатов пойти
на выборы, их коллеги в Казани и Уфе ломают голову, как их от этого отговорить. Например, в Татарстане, по рассказам наших коллег, некоторых кандидатов-бизнесменов вызывали «наверх» и вежливо так просили снять кандидатуру. Пока все слушаются. В результате на 8 тыс. выборных должностей всего 10 тыс. претендентов. И только за счет Казани и Набережных Челнов, где безальтернативные выборы выглядели бы уж совсем неприлично.

Так трепетно к муниципальным выборам относятся не все. Например, глава Волгоградской области Юрий Максюта предпочел занять позицию наблюдателя. Поэтому во всех 33 районах области идет, по выражению местных экспертов, настоящий «кулачный бой» за места в органах МСУ.
Губернатору такая активность населения на руку. Ему предстоит переназначение. И полпреду Дмитрию Козаку, который является отцом реформы местного самоуправления, ситуация в области должна понравиться. То, что к власти на местах могут прийти люди неуправляемые, Максюту нисколько не заботит. По словам окружения, губернатор любит повторять, что «все равно все к нам придут».

«Новые органы местного самоуправления очень жестко зарегулированы со стороны центра», — комментирует Вадим Бондарь. Эксперт выделяет как минимум три инструмента непосредственной зависимости органов МСУ от главы субъекта: пресловутый «фонд выравнивания» (из которого губернатор либо дает деньги району, либо нет), отрицательные трансферты (когда «лишние» доходы района можно легко отобрать) и очень непрозрачный механизм банкротства муниципалитета (в этом случае вводится «внешнее управление» со стороны администрации области). Но проблема, конечно же, не в законе и трансфертах, а в головах. Органы местного самоуправления будут сформированы в срок. Но вот само по себе самоуправление, как выясняется, никому пока не нужно.

Их университеты

Пока самая политически интригующая предвыборная ситуация складывается вокруг довыборов 5 декабря в ГД по Университетскому округу Москвы. Больше всего суеты —вокруг сидельца «Матросской Тишины» Михаила Ходорковского. Его адвокаты неустанно намекают, что выдвинуться ему мешают, а с регистрации непременно снимут. Некоторое время назад появилась информация, что по тому же округу может пойти сокамерник Ходорковского по СИЗО полковник Квачков, обвиняемый в покушении на главу РАО ЕЭС Чубайса. И хотя адвокаты полковника Квачкова пока не подтверждают окончательно его намерений баллотироваться, вероятность этого велика.

По словам адвокатов, Квачков был не прочь выставиться, но, во-первых, пока к нему официально не обратилась ни одна инициативная группа (кроме некого экзальтированного члена фракции «Родина»), во-вторых, он не хочет мешать Ходорковскому, с которым у него сложились неплохие отношения. Зато, если адвокаты Ходорковского окажутся правы в своих худших подозрениях и ему помешают зарегистрироваться либо вступит в силу приговор суда (осужденные не имеют права баллотироваться), у Квачкова пропадут «моральные» обязательства перед сокамерником. Выдвинуть его сможет именно фракция «Родина», ранее уже выступавшая в поддержку полковника-диверсанта. По сравнению с бывшим владельцем ЮКОСа, у Квачкова есть преимущество в сроках — суд над ним пройдет точно после 5 декабря. И в случае признания его виновным обвинительный приговор будет зачитываться не просто террористу Квачкову, а, возможно, депутату Госдумы, с понятным идеологическим «мэсседжем» в виде смеси антисемитизма и практического пособия по диверсионной деятельности. Такая идеологическая линия уже проявилась на суде 6 сентября, продлившем срок заключения Квачкова. Даже адвокаты пытались прервать его пламенную националистическую речь о защите государства от иноверцев. Чубайс, по его словам, — враг и заслуживает смерти, хотя он, Квачков, в него и не стрелял. Полковник явно перечитал книг своего духовного отца, известного национал-патриота Бориса Миронова, объявленного в федеральный розыск за разжигание межнациональной розни.

В последние дни появились и «запасные варианты». И тоже из «Матросской Тишины».На одном из интернет-сайтов были опубликованы копии соответствующих «предвыборных» заявлений четырех заключенных: Александра Намука, Игоря Позднякова, Андрея Титова и Алексея Лаврухина. Шансы есть и у Александры Иванниковой, простой женщины, которая прославилась тем, что убила напавшего на нее насильника-армянина и лишь под давлением общественности (фракция «Родина» организовывала пикеты в ее поддержку), со второго раза, была оправдана судом. По некоторой информации, ее собираются выдвинуть некие националистические организации. По тому же Университетскому округу. Вот такие страсти. Если эволюцию экс-хозяина ЮКОСа воспринять как движение к социализму, то выборы могут получиться национал-социалистические.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK