Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "«Местные банки — более правильные, московские — изворотливее»"

Месяц назад Центральный банк начал публиковать белые списки банков, прошедших отбор в систему страхования вкладов. Как выяснилось, во избежание новых потрясений в отрасли регулятор сам помогает банкам пройти чистилище — об этом рассказал в интервью «Профилю» заместитель председателя, главный инспектор ЦБ РФ Геннадий Меликьян.
«Профиль»: Как сообщало руководство ЦБ ранее, к довольно большой группе банков у регулятора есть претензии, например по качеству капитала. Как с этим согласуются последние заявления о том, что в систему страхования вкладов (ССВ) войдет большинство из 1137 банков, подавших заявки?

Геннадий Меликьян: Между этими заявлениями нет противоречия. Действительно, у довольно большой группы банков есть различного рода недостатки, проблемы или нарушения каких-либо правил и требований. Но нарушения нарушениям рознь. Одни могут создавать угрозу самому существованию банка. Другие не оказывают существенного влияния на финансовую устойчивость банка и перспективы его деятельности. И меры воздействия на банк всегда должны соответствовать степени нарушения.

Отказ банку участвовать в системе страхования — это очень серьезное наказание. Дело даже не в том, что по законодательству банк в этом случае лишается права принимать вклады населения, а значит, отсекается от значительной доли ресурсов в виде средств населения. Более серьезным я считаю то, что будет нанесен серьезный удар по деловой репутации банка. А банку с плохой репутацией устоять очень сложно. Но если банк не допускает существенных нарушений, если он финансово достаточно устойчив, не участвует в грязных схемах и отмывании доходов, то зачем выкидывать его из системы?

Наоборот, в целях ускоренного развития и укрепления банковской системы надо «поправить» банк, добиться, чтобы он исправил имеющиеся недостатки, стал более надежным и эффективно работающим. А вот если у банка проблемы с финансовой устойчивостью и улучшения ситуации не видно, то такой банк вряд ли должен работать с вкладами населения.

Опыт работы с банками по их отбору в систему страхования вкладов показывает, что многие из них готовились к проверкам, реально улучшили показатели своей деятельности. Некоторые исправляли недостатки в ходе проверки или сразу после нее. Таким образом, можно сказать, что сама процедура отбора банков в систему страхования вкладов оказала позитивное влияние на банковскую систему страны.

«П.»: Но кому-то все-таки откажут?

Г.М.: Безусловно. Я уже говорил, что не у всех банков все хорошо с финансовой устойчивостью, не у всех допустимые риски и положительный прогноз. По закону о страховании вкладов такие банки в систему допущены быть не могут. Но это естественный процесс для рыночной экономики. Мы должны понимать, что очищение банковской системы от слабых и неблагонадежных банков фактически означает укрепление системы, предотвращение возможных кризисных ситуаций в будущем, когда макроэкономическая обстановка может не быть такой благоприятной, как сейчас.

Другое дело, что проводить подобную работу нельзя наскоком, «зачисткой». Так можно навредить и отдельным банкам, имеющим положительный потенциал, и системе в целом, столкнув ее с пути позитивного развития или даже в кризис. В Центральном банке это понимают и, безусловно, не допустят такого развития ситуации.

«П.»: На каком этапе находится сейчас процесс отбора банков в систему страхования?

Г.М.: Этот процесс в соответствии с законом о страховании состоит из четырех этапов. Первый этап — предварительный анализ ситуации в банке — завершен по всем кредитным организациям. На этом этапе изучалась отчетность банка и формировались вопросы для инспекционной проверки. Проверки — это второй этап, пожалуй, самый сложный и трудоемкий, потому что за относительно короткий период надо проверить почти все кредитные организации — более 1130.

В некоторых регионах, где много банков, прежде всего в Москве, ситуация довольно напряженная, и мы вынуждены привлекать к проверкам банков специалистов из других регионов. В столице сейчас дополнительно работают более 100 инспекторов, специально вызванных из разных районов страны.

Завершены проверки примерно в 650 банках, то есть в половине из числа подавших заявки на участие в системе страхования. И еще проходят проверки примерно в 260 банках — это наша предельная мощность одновременного ведения проверок. В полном разгаре и третий этап отбора — подготовка заключений по банкам, когда на имеющуюся в нашем распоряжении отчетность накладываются итоги проверок. В конце сентября стартовал и последний, четвертый этап — принятие решений. К моменту выхода журнала примерно 100 банков получат допуск в систему страхования.

«П.»: Где больше проблем — в регионах или Москве?

Г.М.: Местные банки в ряде случаев более правильные и законопослушные. Если и нарушают что-то — все на виду. В Москве сосредоточена примерно половина банков страны, поэтому следить за ними труднее, и они изворотливее. Кроме того, в столице много крупных банков, проверки и анализ ситуации в них более сложный и трудоемкий.

«П.»: Какова общая картина, что банки нарушают?

Г.М.: Нарушения бывают, конечно, самые разные. Но если говорить по-крупному, то чаще всего мы сталкиваемся с неправильной классификацией ссуд и как следствие — неправильным формированием резервов на возможные потери. В ряде случаев это связано с реализацией различного рода схем, в том числе по искусственной накачке капитала или, чего греха таить, увода денег из банка. В последний период этого стало гораздо меньше.

Из крупных нарушений, тянущихся от прежних лет, — это увеличение капитала так называемыми ненадлежащими активами, то есть когда участник или акционер банка вносит в капитал деньги самого банка, используя в этих целях различные схемы.

Полтора-два года назад Банк России начал активно бороться с таким искусственным надуванием капитала. Это дало свои результаты. Банки стали заменять ненадлежащие активы на реальные, в отдельных случаях корректировали капитал. Подготовка к проверкам в связи с вступлением в систему страхования подтолкнула этот процесс.

С 1 августа стала действовать новая инструкция ЦБ, которая затруднила использование ряда схем, в частности основанных на льготных кредитах до востребования (когда выдается кредит по ставке, например, 1-1,5% годовых или на условиях выплаты процентов заемщиком при возврате кредита, но без указания сроков возврата).

По старым правилам, это требовало резервирования на возможные потери всего 1%, что, согласитесь, не сильно обременяло банк. Сейчас кредитные организации так поступать не могут. Конечно, мы понимаем, что еще не все идеально. В некоторых случаях и схемы применяются, и есть попытки приукрасить отчетность. Но положительный сдвиг явный. Применение многих схем стало более трудоемким и дорогим.

«П.»: А надзор будет дальше ужесточаться?

Г.М.: Дело не в ужесточении. Дело в разумности и эффективности. Излишне жесткий подход ограничивает доходность и развитие банковского бизнеса. А для нашей страны опережающее развитие банковской системы, способной аккумулировать временно свободные ресурсы, в том числе вклады населения, и трансформировать их в ресурсы для экономики, — это необходимое условие ее быстрого подъема. Но слишком либеральное отношение к деятельности банков тоже неправильно, поскольку ставит под угрозу интересы вкладчиков и клиентов банков и может при не столь благоприятной, как сейчас, общеэкономической ситуации вызвать напряжение или даже кризис.

«П.»: Вы узнали, кто владеет российскими банками?

Г.М.: В большинстве случаев да. Информация о владельцах банка или лицах, которые прямо или косвенно оказывают существенное влияние на решения, принимаемые органами управления банка, должна быть как минимум доступна Банку России. Таковы условия вступления банка в систему страхования. Для многих стран раскрытие подобной информации является вполне обычным делом.

У нас это одна из сложных проблем для ряда банков. Многие опасались вопросов о происхождении средств и уплаченных налогах. Кроме того, раскрытие информации о реальных собственниках зачастую выявляет нарушения давно установленных правил о том, что при приобретении свыше 5% акций банка требуется уведомить об этом Банк России, а свыше 20% — получить его предварительное согласие.

Когда информация о структуре собственности не раскрывалась, это было завуалировано принадлежностью акций различным структурам, вроде бы не связанным друг с другом, хотя в конечном счете сами эти структуры принадлежат одному или нескольким связанным лицам.

Теперь это, конечно, становится явным. Но если банки признают такого рода факты и оперативно обращаются с соответствующей информацией или ходатайством в Банк России, мы не трактуем это как препятствие для вступления в систему страхования.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK