Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Место красит"

Пословица «не место красит человека» потеряла свою актуальность. По крайней мере — в отношении российского банковского сообщества. Стоило ранее никому не известному заместителю министра финансов Сергею Игнатьеву занять кресло председателя Центробанка, как он тут же стал самым влиятельным финансистом-политиком.И снова ЦБ

Наибольшее влияние на жизнь банковского сообщества, по мнению наших респондентов, оказал новый глава Банка России Сергей Игнатьев. Что называется, положение обязывает: как никому другому Игнатьеву по долгу службы необходимо наиболее активно влиять на положение дел в банковской сфере.
Деятельность нового председателя ЦБ за первые два месяца руководства Центробанком оказалась, по мнению оценщиков, довольно успешной. Главный «плюс» Игнатьеву — за недопущение «смуты» в первое время после ухода из ЦБ казавшегося вечным Виктора Геращенко. Насколько это личная заслуга нового главы Центробанка, сказать сложно, но факт остается фактом — смена главного банкира страны прошла совершенно спокойно.
Сохранение стабильности в банковском сообществе (как, впрочем, и на валютном рынке) благоприятно сказалось на репутации Игнатьева. Заявления о необходимости реформирования банковского сектора (увеличение капитализации банков, переход на международные формы отчетности, либерализация валютного контроля и т.д.) были с радостью восприняты финансистами. Конечно, прошло еще слишком мало времени, чтобы вплотную приступить к выполнению поставленных перед ЦБ задач — на старте важно было их продекларировать. Что Игнатьев и сделал
В заслугу Игнатьеву можно поставить и успешное отражение натиска противников независимости ЦБ. Согласно новой редакции закона «О Центральном банке РФ», принятого Госдумой во втором чтении, государство не несет ответственности по обязательствам Банка России, а Банк России — по обязательствам государства. Это означает, что ЦБ как был, так и остается самостоятельным негосударственным органом.
Впрочем, «отбиться» от расширения полномочий Национального банковского совета (НБС), что до последнего делал Виктор Геращенко, его преемнику не удалось — но это, по мнению опрошенных, вряд ли можно поставить в «минус» новому председателю Центробанка. Ведь именно за свою несгибаемость Геращенко и поплатился. Однако даже согласившись с усилением НБС, Игнатьев сумел добиться сведения его функций к минимуму: Совет (и это прописано в законопроекте) будет иметь сугубо надзорные функции. К его компетенции отнесены рассмотрение годового отчета Банка России, утверждение объемов капвложений и административных расходов ЦБ. Кроме того, НБС будет определять специфику правил бухгалтерского учета для Банка России.
При этом нынешнее руководство Банка России сумело оставить за собой главную роль в формировании будущего российской банковской системы. Поэтому наши респонденты посчитали нужным ввести в рейтинг влияния и двух первых заместителей Игнатьева — Олега Вьюгина и Андрея Козлова. Они и поделили второе место в нашем рейтинге. Дело в том, что, по мнению оценщиков, непосредственно Вьюгин и Козлов будут во многом формировать политику ЦБ в банковском секторе.
Так, Олег Вьюгин, отвечающий за кредитно-денежную политику, пообещал развивать рефинансирование коммерческих банков. А также отменить обязательную продажу половины валютной выручки экспортерами.
Андрей Козлов, курирующий банковский надзор, прямо дал понять, что число банков в России сократится, что проверка их деятельности станет более строгой. Предполагается, что у каждого банка появится собственный проверяющий из ЦБ, который и будет «вести» финансовый институт. Иными словами, Козлов намерен «почистить» банковскую систему. Насколько это удастся и, главное, дадут ли ему это сделать, покажет время. Однако подобная заявка была признана нашими экспертами сильной, что обеспечило Козлову высокое место в рейтинге.
Атомная война

Проверку на влиятельность в банковском сообществе прошли за последний квартал и другие видные персонажи нашего рейтинга. А именно, замыкающий тройку лидеров совладелец МДМ-банка Андрей Мельниченко и руководители Альфа-банка — Петр Авен и Михаил Фридман (4-е место).
Последние три месяца «Альфа» и МДМ активно воевали друг с другом за право контролировать Конверсбанк — один из самых «вкусных» банков, обслуживающих государственные деньги.
В принципе, боевые действия ведутся между этими двумя структурами с переменным успехом уже год.
Нынешней весной «Альфа» приобрела 18,35% акций Конверсбанка у одного из крупнейших предприятий Минатома — компании ТВЭЛ — за $12 млн. В результате «Альфа» официально стала совладельцем «Конверса». В ответ МДМ получил наконец контрольный пакет акций банка (53%), докупив к уже имевшимся у него 44,95% еще 7% акций у компании «Вашъ финансовый попечитель» и 1,5% — у «Концерна ТВЭЛ», «дочки» ТВЭЛа.
Не сумев получить под свой контроль «Конверс», «Альфа» как миноритарный акционер выдвинула предложение акционерам о ликвидации банка (подробнее см. «Профиль» N16, 2002). Но пролоббировать этот вопрос на собрании акционеров Конверсбанка 17 мая «Альфе» так и не удалось.
Однако, учитывая лоббистские таланты тандема Фридман—Авен, нетрудно предположить, что война за Конверсбанк еще далека от завершения.
Пятое место оценщики оставили за Сергеем Пугачевым — единственным участником нашего рейтинга, который официально сейчас не связан ни с каким банком. Напомним: Пугачев ныне член Совета Федерации, но еще в начале года он был председателем совета директоров Межпромбанка.
Свое влияние на политику этого банка г-н Пугачев сохранил полностью. По крайней мере, таково мнение наших респондентов.
Время собирать камни

В связи со сменой руководства ЦБ в подвешенной ситуации оказались и главы двух крупнейших госбанков: председатель правления ВТБ Юрий Пономарев, занимающий 6-ю строчку нашего рейтинга, и президент Сбербанка Андрей Казьмин — 7-е место в топ-листе.
Дело в том, что оба банкира пользовались особым доверием прежнего председателя ЦБ Виктора Геращенко. Уход Геращенко, по мнению некоторых респондентов «Профиля», автоматически означает снижение политического влияния обоих банкиров. С другой стороны, пока Игнатьев не отправил в отставку ни Казьмина, ни Пономарева. Более того, ЦБ никакого видимого неудовольствия их работой еще не высказывал. И в этом — несомненный «плюс» обоим банкирам.
Что касается судьбы самих возглавляемых ими банков (последние года два активно обсуждался вопрос их приватизации), то пока никаких новых «революционных» проектов реформирования ВТБ и «Сбера» нет.
Как и планировалось ранее, к концу нынешнего года ЦБ полностью выйдет из капитала Внешторгбанка (сейчас ему принадлежит 99,9% акций ВТБ).
Дальнейшая судьба «Сбера» пока туманна. Известно только, что в ближайшее время продавать свою долю (более 60% акций) государство не собирается.
Битва за Москву

Смена власти в НК «Славнефть» фактически никак не повлияла на деятельность еще одного нашего фигуранта, а именно президента БИН-банка Михаила Шишханова, занимающего 11-е место в рейтинге.
Напомним: бывший глава «Славнефти» Михаил Гуцериев является одним из акционеров банка. Отметим, что фактически контрольным пакетом акций владеет топ-менеджмент БИНа во главе с Шишхановым. К тому же, несмотря на некогда «родственные» связи банка и «Славнефти», в БИНе не обслуживались крупные финансовые потоки нефтяной компании. В банке были только зарплатные счета сотрудников «Славнефти». Таким образом, после отставки Гуцериева Шишханов и его бизнес счастливо избежали неприятных для себя последствий смены власти в «Славнефти».
Глава Банка Москвы Андрей Бородин занимает 12-е место в рейтинге. Позиции Бородина значительно ослабли за последнее время в связи с судебными разбирательствами между руководством банка и Министерством по антимонопольной политике (МАП). Как известно, контрольный пакет акций Банка Москвы принадлежит московскому правительству. Нет ничего удивительного и в том, что основная часть бюджета столицы проходит через банк Бородина. МАП же полагает, что такое распределение столичных денег нельзя считать справедливым. Поэтому МАП намерен через Высший арбитражный суд запретить Банку Москвы обслуживать бюджетные счета, а московскому правительству — владеть контрольным пакетом банка. Пока же МАП добился только того, что банку запретили увеличить размер уставного капитала с 3 млрд. до 8 млрд. рублей.
Нетрудно предположить, что означает для банка потеря такого клиента и владельца, как столичное правительство.
Вряд ли, конечно, стоит ожидать ухода из банка его главного акционера со всеми своими деньгами. Скорее всего, как и в случае прошлогодних разбирательств МАПа со Сбербанком, дело кончится ничем. Просто в очередной раз наше антимонопольное ведомство немного потреплет нервы банкирам.

Рейтинг влиятельности финансистов-политиков

МестоФинансистФинансовая структура
1Сергей ИгнатьевЦБ
2Андрей Козлов / Олег ВьюгинЦБ
3Андрей МельниченкоМДМ-банк
4Михаил Фридман / Петр АвенАльфа-банк
5Сергей ПугачевМежпромбанк
6Владимир Потанин / Михаил ПрохоровРосбанк, МФК
7Юрий ПономаревВнешторгбанк РФ
8Андрей КазьминСбербанк
9Андрей КостинВЭБ
10Владимир КоганПромстройбанк СПб
11Михаил ШишхановБИН-банк
12Андрей БородинБанк Москвы
13Азат Курманаев«УралСиб»

НАТАЛЬЯ РОМАНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK