Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Между небом и землей"

Красавицы и чудовища; космос и предчувствия; «нигилист» – это звучит гордо; в поисках папиной тайныУмберто Эко. История уродства
«СЛОВО/SLOVO»

Вслед за «Историей красоты», оригинальным проектом, автором идеи которого стал Умберто Эко, выходит «История уродства». Живопись, графика, скульптура, прикладное искусство, оригинальные тексты разных эпох проанализированы и прокомментированы знаменитым философом и писателем. Эко предлагает оригинальную структуру проявления безобразного, природного, материального и духовного: «Страсти, смерть, мученичество», «Апокалипсис, ад, дьявол», «Чудовища и чудеса», «Безобразное, комичное, непристойное», «Женское уродство от античности до барокко», «Колдовство, сатанизм, садизм», «Жуткое», «Чужое безобразное, китч и кэмп» и особенно вдохновляющее «Безобразное сегодня». Эко, как всегда, парадоксален. Он, как Вергилий, ведет читателя сквозь галереи фантастических ужасов, через хороводы бесов, монстров, чудовищ, чтобы показать: красота и безобразие лишь на первый взгляд понятия противоположные. На самом деле они вполне гармонично, как бы странно ни звучало это слово в таком контексте, дополняют друг друга.

Антон Первушин. Битва за Луну: Правда и ложь о «лунной гонке»
«Амфора»

Плутарх почему-то считал, что аборигены-селениты, «если таковые имеются, вероятно, телосложения не тучного и способны питаться чем приходится». Лукиан Самосадский (120—180), греческий софит и сатирик, первым описал путешествие на Луну (естественно, воображаемое) на крыльях орла и коршуна. Прибыв на место, встретил… коллегу — философа Эмпедокла, которого забросил туда пробудившийся вулкан Этна. Второй способ, кстати, вполне техничный. Потом были пушечные ядра, аэростаты, катапульты, полеты во сне. Солидный том — первая попытка российского автора собрать и обобщить все, как выясняется, чрезвычайно многочисленные попытки землян дотянуться до нашей ближайшей соседки по Вселенной: проекты Циолковского и Королева, амбиции Третьего рейха. Журнал «Знание — сила» в 1954 году выпустил сенсационный футурологический номер с передовицами из «Правды», «Известий» и «Комсомолки», сообщавшими, что наш межпланетный космический корабль стартовал к соседней планете. Даже дата была точно определена — 26 ноября 1974 года. Не угадали, промахнулись: реальность оказалась гораздо интереснее. Самые скандальные, интригующие главы посвящены лунному соперничеству СССР и Америки, особенно неожиданному краху советской лунной программы и мифам о «лунных камикадзе» — то ли чекистах-космонавтах, то ли карликах—водителях лунохода. Обнаруживаются удивительные факты. 20 сентября 1963 года Джон Кеннеди с трибуны ООН пригласил Советский Союз в совместную лунную экспедицию. Тогдашний советский лидер отшутился: мол, «советские люди чувствуют себя и на Земле прекрасно».

Фредерик Стросс. Педро Альмодовар: Интервью
«Азбука-классика»

Педро Альмодовар — уроженец Ламанчи. Учеба в приходской школе отцов-селестинцев и братьев-францисканцев пошла не впрок: ученик перестал верить в Бога. Уже в 12-летнем возрасте на вопрос: «Кем ты себя считаешь?» отвечал: «Нигилистом». Этот мотив — главный в цикле бесед с известным французским кинокритиком Фредериком Строссом. Есть еще одна проблема, постоянно волнующая мастера: «У меня есть ощущение, что фильмы нужно объяснять. И это свидетельствует только об одном: моем страхе быть непонятым». В фильмах страсть и искренность у Альмодовара зашкаливают, в книге, в процессе откровенных разговоров — тем более. Интервью построены в хронологии биографии, как своеобразная перекличка очередного проекта и нового этапа в жизни режиссера: с кем встречался, как работал, о чем размышлял, что чувствовал. От фильма к фильму, начиная с первого громкого успеха «Пепи, Луси, Бом и другие девчонки ватаги» и «Дурного воспитания».

Джонатан Фоер. Жутко громко и запредельно близко
«ЭКСМО»

Был у мальчика Оскара, девяти лет от роду, совершенно замечательный папа. Самый лучший, самый умный, самый добрый. Папа обо всем говорил честно, как со взрослым, рассказывал крутейшие истории. Когда вместе читали «Нью-Йорк таймс» и папа находил там ошибки и неточности, мальчик этим страшно гордился. Перед сном мальчик обычно прижимался к нему щекой, чувствовал сквозь майку волосы на его груди, и пахло от папы всегда бритьем, даже в конце дня. А еще у них была любимая игра: папа загадывал сложные загадки, а Оскар изо всех сил разгадывал, потому что к каждой тайне обязательно прилагается ключ, главное — найти его. А потом папы не стало, и случилось это 11 сентября. С тех пор мальчик потерял покой, ведь последняя загадка, которую загадал ему отец, осталась неразгаданной, он не нашел самого главного ключа. Через много-много дней после похорон мальчик, разглядывая в кладовке папины вещи, случайно нашел маленький конверт с ключиком, на конверте надпись: Black. Теперь это его путеводная звезда, его цель — найти всех людей, связанных с отцом. Вчерашний дебютант Фоер не спекулирует темой, не бьет на сентиментальность и не давит на слезные железы. В тонком, сложном, стилистически изощренном (отдельное спасибо виртуозному переводу Василия Арканова) романе нет и намека на конъюнктуру. Только свет и надежда.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK