Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Михаил Ванин. Таможенные декларации"

Каждый четвертый рубль в казну приносят таможенники. И могут приносить еще больше. Для этого они готовы применять как «пряник» — снижение уровня пошлин, так и «кнут» — ужесточение борьбы с «серым» и «черным» импортом. Если только в этой борьбе, как рассказал за «круглым столом» в редакции «Профиля» председатель Государственного таможенного комитета Михаил ВАНИН, таможенникам не будет мешать Генпрокуратура.«Профиль»: Михаил Валентинович, очевидно, что стопроцентная собираемость — несбыточная мечта таможенных органов любой страны, не только России. Сколько от этого «идеального» уровня имеет сегодня ГТК нашей страны?
Михаил Ванин: Сейчас уровень собираемости составляет около 80%, в 1999 году мы с трудом дотягивали до 50%. На то, чтобы повысить эффективность нашей работы на 30%, ушло два года.
Мы прекрасно понимаем, что собрать все 100% платежей действительно невозможно. В среднем недоборы европейских таможенников составляют 12—15%. Если мы в ближайший год-два выйдем на такие показатели, это будет большой победой.
«П.»: Сколько недополучает государство в денежном эквиваленте?
М.В.: Общий объем импорта в нынешнем году, по нашим расчетам, составит $27—28 млрд. Соответственно, «неучтенка» — это приблизительно $5—6 млрд. валовых оборотов. Средний уровень пошлин сейчас составляет 15—20% от таможенной стоимости, то есть недобираем мы около $1 млрд. в год.
«П.»: И по каким группам товаров вы недобираете больше всего?
М.В.: По тем, где самые высокие ставки таможенных пошлин. Особенно если учесть, что, например, на 20-процентные пошлины накладывается еще и 20-процентный НДС. В итоге совокупный таможенный платеж составляет 40% и выше. Например, это касается телевизоров.
«П.»: На чем вы основываетесь в своих расчетах уровня собираемости пошлин?
М.В.: На самом деле, эти расчеты не так сложны, как может показаться. В качестве базы мы используем статистические данные ЕЭС и МВФ, с одной стороны, и данные, которые получаем с таможен, — с другой. ЕЭС предоставляет цифры по европейским странам, МВФ — по всем остальным. Недобор — это фактически разница между данными ГТК и этих двух структур.
«П.»: Вы считаете, что в МВФ обладают полной статистикой, например по экономике Китая?
М.В.: МВФ и ЕЭС обладают статистикой, которую они получают, основываясь на официально опубликованной информации от самих стран. Я считаю, что расхождения между фактическими и официальными данными незначительны. Предоставляемые нам показатели вполне адекватны.
«П.»: Но вы вряд ли будете спорить, что товары на «китайских» и «вьетнамских» рынках в Москве, тем более в регионах, — это почти стопроцентная контрабанда. Эти товары в вашей статистике тоже учитываются?
М.В.: Там проблема в другом. Товар этот так или иначе учитывается в статистике. Однако его владельцы часто заявляют в документах заниженную таможенную стоимость и меньший вес товара. Именно из-за этого возникают проблемы с перегруженными самолетами из, к примеру, Китая, которые даже взлететь не могут.
Все эти вьетнамские и китайские товары как раз и входят в те самые 20% недобора.
«П.»: Есть ли у этой проблемы решение?
М.В.: Решение универсально для большинства таможенных проблем — унификация пошлин, их снижение. Унификацией мы целенаправленно занимаемся в течение последнего года. Перед нами стояли и стоят две понятные задачи: повысить собираемость платежей — раз, сделать работу импортеров прозрачной — два.
В начале 2000 года было принято решение унифицировать самые «горячие» позиции, одной из которых на тот момент являлось мясо птицы.
«П.»: Почему вы решили начать именно с этой позиции?
М.В.: Дело в том, что раньше различные виды мяса птицы — индюшатина, гусятина, курятина и т.п. — облагались разными ставками пошлин. Самой низкой была ставка на индюшатину. В результате чуть ли не все мясо птицы ввозилось в страну под видом этой самой индюшатины. Именно поэтому и было принято решение ввести единые ставки пошлин на сходные группы товаров — мясо птицы теперь облагается единой пошлиной в размере 10% от таможенной стоимости. Сейчас унификация продолжается, на очереди такие группы товаров, как электроника, бытовая техника, некоторые составляющие компьютеров и т. п.
Мы работаем и над унификацией ставок пошлин на технологическое оборудование. Когда речь идет о едином производственном комплексе или линии, мы заинтересованы в том, чтобы не облагать каждую ее составляющую отдельной таможенной пошлиной, а применять единую ставку ко всему комплексу в целом.
«П.»: Когда унификация пошлин будет завершена?
М.В.: Это зависит не только от нас, ведь решение о введении тех или иных пошлин принимает правительство. А в обсуждении вопроса участвуют и МЭРТ, и Минфин, и другие ведомства. Думаю, что на окончательное урегулирование ставок уйдет не один год.
«П.»: Как отражается снижение таможенных ставок на сборе платежей?
М.В.: Ровно так же, как снижение налогов — на их собираемости: чем ниже ставка, тем выше сборы. Простой пример: в нынешнем году ставка пошлины на ввоз импортных телевизоров была снижена на 5% (с 25% до 20%). Тут же количество задекларированных телевизоров увеличилось более чем в 5 раз.
Поэтому задача состоит в том, чтобы вообще уйти от сегодняшних пиковых показателей в 20—25%, снизив их до 15—10%. Основная же масса ставок должна быть не более 5—10%.
«П.»: Сегодня у ГТК практически нет нулевых ставок. Это ваша принципиальная позиция?
М.В.: Нулевые ставки, безусловно, нужны. Они должны распространяться на те товары, которые в России не производятся и никогда не будут производиться: к примеру, бананы. А также некоторые лекарственные препараты, технологическое оборудование. С помощью нулевых ставок мы поощряем их импорт.
Что касается оборудования, тут задача состоит в том, чтобы в первую голову защитить российских производителей. То есть ввести или сохранить высокие ввозные пошлины на продукцию их прямых зарубежных конкурентов. Однако если внутри страны какое-либо оборудование или его аналоги не выпускаются, мы готовы ограничиться 5-процентной или нулевой ставкой.
«П.»: По какому принципу формируется список товаров — кандидатов на нулевую ставку? Какова в данном случае роль отраслевых лоббистов?
М.В.: Процесс обсуждения и принятия ставок пошлин, в том числе и нулевых, довольно сложен и находится в компетенции правительства. Для этого существует комиссия по защитным мерам во внешней торговле. Она собирает и рассматривает все предложения. В том числе и от представителей различных отраслей. Их очень много, и часто они бывают противоречивыми. Однако некое компромиссное решение всегда находится.
Если говорить об отраслевиках, о представителях бизнеса, мы будем активно привлекать их и к обсуждению таможенно-тарифного режима, и к легализации «серого» импорта. Например, ассоциация торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК).
«П.»: У ГТК существует план сборов, который вам определяет правительство. При этом вы считаете, что пошлины нужно снижать. Нет ли здесь противоречия?
М.В.: План, безусловно, существует. Более того, программа на начало года часто отличается от итоговой в меньшую сторону. Так, в начале года была запланирована сумма сборов в 350 млрд. рублей в год, в июле план увеличили до 500 млрд. В настоящее время нами собрано порядка 490 млрд., и к концу года мы намереваемся выйти на 540 млрд. рублей.
Тем не менее мы настаиваем на необходимости снижать пошлины. Ведь такое решение неминуемо повлечет за собой увеличение импорта. В свою очередь, упрощенное проникновение наших товаров на западный рынок приведет к росту экспорта. Это, конечно, впрямую скажется на объемах работы ГТК. Но сборы наши, я уверен, не уменьшатся.
«П.»: Увеличение поступлений в казну от таможни требует усиления администрирования. То есть, попросту говоря, — более строгой работы таможенников. Вы это уже начали. Результаты тоже есть — многокилометровые очереди, к примеру, на наших западных границах…
М.В.: На самом деле на границах со стороны России очередей нет, во всяком случае, по вине ГТК. Например, на российско-финской границе нами было построено дополнительно два пункта таможенного контроля и расширено место для стоянки автотранспорта. Поэтому теперь все претензии по возникающим здесь очередям — к финской стороне, у которой пропускная способность пунктов досмотра осталась прежней.
«П.»: Известно, что государство долго и пока безуспешно бьется над разрешением проблемы экспортного НДС: до сих пор его, с одной стороны, очень трудно «выбить» из государства, а с другой — имеются сотни случаев возврата НДС мошенникам, которые ничего не экспортировали на деле, только на бумаге. Или экспортировали, но гораздо более дешевый, чем заявлено, товар. Что вы с этим намерены делать?
М.В.: Вообще-то, мы экспортный НДС не возвращаем. Но совместная программа с МНС у нас действительно есть.
С 17 ноября 2001 года при оформлении в таможенных органах вывозимого товара экспортер обязан представить заверенную в территориальном подразделении МНС счет-фактуру, в которой должна быть отражена стоимость товара.
«П.»: А не получится ли так, что человек, заявивший один товар, вывезет совершенно другой?
М.В.: Собственно товар здесь роли не играет. Речь идет о стоимостных показателях. То есть при желании вывезти старый ржавый станок человек не сможет задекларировать его на стоимость в $400 тыс. и вернуть с этой суммы 20% НДС. МНС просто не позволит ему это сделать, потому что им потом придется отвечать за возврат 20% экспортного НДС.
И в МНС теперь будут проверять, насколько соответствует стоимость, заявляемая в счет-фактуре, цене товара, отправляемого на экспорт.
Кроме того, у нас есть и другие совместные с МНС интересы. В частности, речь идет о борьбе с фирмами-однодневками. Они причиняют массу головной боли и нам, и ведомству Геннадия Букаева (министр по налогам и сборам. — «Профиль»).
«П.»: Что именно предполагается предпринять?
М.В.: С 1 июля 2002 года регистрация юридических лиц будет производиться не в регистрационной палате Минюста, а непосредственно в Министерстве по налогам и сборам и его территориальных подразделениях. Это логично, когда юридические лица регистрирует тот орган, который отвечает за уплату ими налогов. Ведь регистрационная палата на сегодняшний день за уплату налогов не отвечает.
«П.»: А какой будет роль ГТК?
М.В.: МНС станет сообщать нам о желании компании заниматься внешнеэкономической деятельностью, а мы, соответственно, давать (или не давать) разрешение на регистрацию такой компании.
«П.»: Определен ли какой-нибудь набор критериев, на которых (МНС — при регистрации юрлица, а ГТК — при выдаче лицензий на внешнеэкономическую деятельность) вы будете основывать свое решение?
М.В.: Пока его нет. Но мы сформулируем все необходимые требования в ближайшее время. Они не будут противоречить действующему законодательству. Однако мы намерены исходить из ряда вполне логичных критериев. Так, например, только что зарегистрированная компания, в уставном капитале которой значатся старый стол и колченогий стул, вряд ли получит разрешение на внешнеэкономическую деятельность. Согласитесь, что для работы на внешних рынках нужна хотя бы элементарная «кредитная история», чтобы развеять наши сомнения в том, не является ли эта фирма очередной «однодневкой».
«П.»: Намечается ли перерегистрация с точки зрения «столов и стульев» уже существующих компаний?
М.В.: Не уверен, но, на мой взгляд, это было бы полезно сделать хотя бы потому, что из миллионов хозяйствующих субъектов, которые существуют только на бумаге, только небольшая часть реально работает и соблюдает при этом все законы и правила.
Ведь фирмы-однодневки наносят огромный ущерб бюджету. Так, все помнят так называемое «мебельное дело». По нашим подсчетам, ущерб, нанесенный бюджету всего несколькими компаниями, которые были фигурантами в деле, исчисляется миллионами долларов.
«П.»: В чем суть конфликта?
М.В.: В действительности, речь идет о незаконных действиях ряда фирм, представляющих интересы широко разрекламированных магазинов мебели — «Гранд» и «Три кита».
Мебель, приходившую в Россию, эти фирмы декларировали как древесно-стружечные плиты, тем самым занижая таможенную стоимость в 3—10 раз. Наши сотрудники обратили внимание на то, что в большом 40-футовом контейнере перевозили груз из Италии, который весил всего 2,8 тонны и стоил $8,49 тыс. Это совершенно нерациональное использование транспорта: контейнеры, если верить этим бумагам, гонялись чуть ли не порожняком. Ведь речь шла не о пуховых перинах, а о пиломатериалах.
Мы проверили документы, предоставленные нам итальянской таможней, и оказалось, что в них и вес и стоимость помещенной в контейнеры продукции была совершенно другой — 9,5 тонны и $46,4 тыс. соответственно. К сожалению, эти злоупотребления были совершены при непосредственном попустительстве Одинцовской таможни, которая в настоящий момент полностью расформирована. Это лишь один пример. Таких деклараций — тысячи.
«П.»: И что случилось с этими мебельными фирмами?
М.В.: Материалы проведенного нами следствия были представлены в Генеральную прокуратуру. На все на это наша Генеральная прокуратура закрыла глаза.
«П.»: Что значит «закрыла глаза»?
М.В.: Это значит, что уголовное дело по факту контрабанды было прекращено старшим следователем генпрокуратуры по особо важным делам Валерием Поповым «из-за отсутствия состава преступления», хотя все документы он видел. Хочу добавить, что мы сделали почти всю работу за следователей. Взяли 400 таможенных документов и, исследовав их, в каждом нашли факт нарушения закона. Было дело о контрабанде, теперь, прекратив его, прокуратура преследует российских таможенников.
Давление на нас со стороны различных структур началось после того, как наша служба усилила свой контроль за внешнеторговым оборотом (импортом), результатом чего стало ежемесячное изъятие из незаконного оборота до $300 млн.
«П.»: Вы намерены как-то реагировать на эту проблему?
М.В.: Мною были написаны петиции на имя генерального прокурора РФ Владимира Устинова о незаконности и недопустимости прекращения дела по данному факту контрабанды. Но реакция на все это со стороны прокуратуры остается нулевой. Мною был получен ответ, что «дело прекращено обоснованно».
Зато возбуждено уголовное дело против работников ГТК о превышении ими полномочий (обвинение было выдвинуто против начальника таможенной инспекции ГТК Александра Волкова и заместителя начальника таможенных расследований и дознаний ГТК Марата Файзулина 30 октября 2001 года. — «Профиль»). Могу назвать это дело откровенно заказным. Злоупотребление чиновника означает, что был какой-то корыстный интерес. В данном случае чиновника ГТК обвиняют в вымогательстве в пользу федерального бюджета. Это абсурд — «вымогать средства в федеральный бюджет»! Это, собственно говоря, наша прямая обязанность.
«П.»: Не секрет, что часто подобные разбирательства являются средством конкурентной борьбы.
М.В.: В данном конкретном случае это исключено. Факт нестыковки в итальянских и российских декларациях и несоответствие веса перевозимого груза был обнаружен нами в ходе плановой проверки. А все действия, связанные с основными поставками и управлением магазинами, проходили через телефон, установленный в фирме «Гранд», что подтверждено нашей оперативной информацией.
«П.»: Вы имеете в виду «прослушку»?
М.В.: Да, и «прослушку» тоже. Мы ведь правоохранительная структура и имеем право заниматься оперативно-разыскной деятельностью. Причем вся она полностью соответствует закону. Я вас уверяю, что незаконная «прослушка» не проводится никогда. Ведь мы находимся под постоянным контролем, в том числе и в лице генпрокуратуры.
«П.»: Вернемся к экономике. Соответствует ли нынешний уровень тарифов в России среднеевропейскому?
М.В.: Наш тарифный уровень превышает европейский в два, а то и в три раза. Но пока ведутся переговоры о вступлении в ВТО, правительство резких шагов к его снижению не предпринимает. Можно считать, что это наша заявка в переговорной позиции. Снижение тарифов может стать разменной монетой, например, при рассмотрении вопроса доступа на рынок услуг или банковский деятельности. И такая картина по ввозным пошлинам сохранится до середины следующего года.
«П.»: По каким позициям, связанным с вашим ведомством, идут наиболее ожесточенные дебаты с ВТО?
М.В.: В области таможенных пошлин дебатов меньше всего. Самыми главными являются вопросы доступа на рынок услуг и в банковский сектор.
Если говорить о ставках пошлин, позиция правительства проста. При вступлении в ВТО должны быть созданы максимально благоприятные условия для наших экспортеров, например металлургов, и защищены внутренние производители.
При этом нужно соблюсти баланс интересов отечественной промышленности и российского потребителя. Никто не собирается создавать отраслям, которые не могут конкурировать на мировых рынках, тепличных условий. Речь, в частности, идет об автомобилестроении, электронной промышленности и т.д.
«П.»: На каком этапе находится работа над новым таможенным кодексом? Как отразится его введение на работу ГТК в целом?
М.В.: Этот документ будет содержать порядка 460 статей. На мой взгляд, новый кодекс по сравнению с ныне действующим является революционным. Во-первых, это будет документ прямого действия, где, в отличие от ныне существующего кодекса, не будет блока ответственности за административные правонарушения и ряда отсылочных норм к нормативным актам ГТК. Во-вторых, время таможенного оформления планируется сократить в три раза, то есть с 10 до 3 дней. И в-третьих, предусматривается широкое использование информационных технологий. Товары можно будет декларировать предварительно, в электронном режиме, используя систему электронной подписи. Этому посвящен целый раздел нового кодекса.
На правительстве он был одобрен с большим перевесом голосов, и 20 ноября кодекс поступил в Госдуму. По нашим прогнозам, новый таможенный кодекс вступит в силу с 1 января 2003 года.
«П.»: Как повлияет или уже повлияло на работу ГТК изменение цен на нефть?
М.В.: Отвечая на этот вопрос, я соглашусь с позицией Андрея Илларионова. Я считаю, что ситуация на нефтяном рынке заставит нас работать больше и лучше, не надеясь на «золотой дождь», а используя свои собственные резервы и возможности.
Что же касается непосредственно таможенной службы, мы с давних пор основным своим приоритетом считали импорт, и, как выяснилось, делали это не зря. На сегодняшний день экспортные платежи уже не являются главной составляющей таможенных сборов, так как сборы от импортных пошлин выросли за два года ровно в два раза (см. график). Так что снижение поступлений от экспорта в связи с ухудшением конъюнктуры мировых цен не является трагедией.
«П.»: Будет ли распространяться практика либерализации таможенного законодательства на граждан?
М.В.: Мы этим уже занимаемся. Во всех международных аэропортах введена система зеленых и красных коридоров, обсуждается вопрос об увеличении суммы, которую гражданин беспрепятственно может вывозить за границу. Сейчас без декларации резидент имеет право вывезти не более $1,5 тыс. Однако я вполне согласен, например, с Кахой Бендукидзе, который считает, что эта сумма может составлять $10 тыс.
Ведь проблема утечки капитала — это уже давно не проблема таможни. В чемоданах деньги не вывозят, есть более тонкие технологии.
Хотя бывают и исключения. В конце сентября нынешнего года таможенный контроль аэропорта «Шереметьево» пытался пересечь некий гражданин, который вез с собой $3,5 млн. в чемодане. Причем декларация на вывоз всей этой суммы у него была.
«П.»: Гражданина выпустили?
М.В.: Нет, не выпустили. Документы оказались, скажем так, несколько подозрительными. Сейчас мы его проверяем. В таких «особых» случаях таможенники, как правило, консультируются с вышестоящим начальством и необдуманных решений не принимают.

Объем таможенных платежей в РФ (млн. долл. США)*

Месяц1999 год2000 год2001 год
январь314,25688,181135,34
февраль425,39898,491340,02
март572,041008,331437,27
апрель595,271041,71466,85
май468,43970,171500,3
июнь768,181057,61522,42
июль831,711061,381611,46
август647,891099,511626,85
сентябрь545,231120,221636,16
октябрь631,211202,611661,7
ноябрь753,771281,941710,01
декабрь927,651330,3~

* По данным, предоставленным ГТК РФ.

Объемы импортных таможенных платежей в РФ (млн. долл. США)*

Месяц1999 год2000 год2001 год
январь290,93384,34468,59
февраль393,75476,28647,48
март490,88530,59699,43
апрель472,05516,90822,03
май374,46495,30875,20
июнь582,21578,34794,00
июль595,18568,43831,73
август483,06565,62858,10
сентябрь447,52569,10894,28
октябрь448,99664,96998,02
ноябрь528,02705,53~
декабрь566,40642,10~

* По данным, предоставленным ГТК РФ.

* По данным, предоставленным ГТК РФ.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK