Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "МИНИСТЕРСКИЙ ПРОЦЕНТ"

Чиновники хотят «рулить» деньгами, направляемыми на инновации.    Как известно, теперь наше все — это инновации. Надежда на новый рывок по старой формуле «обогнать, не догоняя», впервые выдвинутой первым русским «западником», Петром Чаадаевым. Но чтобы материализовать эту надежду, нужны деньги. Вот и поговорим об этом подробнее. 7 июля на форуме в Твери министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев пообещал сохранить на прежнем уровне госфинансирование программы «Информационное общество», в которую войдут «Электронная Россия», ФЦП внедрения цифрового телевидения, программа развития технопарков и другие проекты (предполагаемый объем затрат в 2011-2020 годах до 400 млрд рублей). Между тем бюджет самого министерства на поддержку НИОКР резко сокращается. Как одно увязывается с другим?
   
ФОНД С КАРМАНОМ
   К финансированию НИОКР (а это старое обозначение инноваций) у правительства два подхода. Первый представляет министр образования и науки Андрей Фурсенко: «Бюджетное финансирование должно сдвигаться в пользу лидеров». Мысль понятна — мало назваться НИИ, чтобы рассчитывать на госденьги, надо своей кредитной историей доказать, что деньги не уйдут в песок или в чей-то карман. Она полностью соответствует линии Минфина на программно-целевое расходование бюджетных денег.
   У Игоря Щеголева подход более креативный. Расходы его министерства на поддержку НИОКР резко сокращаются — с 250 млн рублей в 2009 году до 90 млн в 2010-м. Но Щеголев нашел форму компенсации. Министр, как сообщает «Прайм ТАСС», предлагает «передовикам», в данном случае — крупнейшим операторам связи, отчислять 1,5% выручки в фонд поддержки НИОКР.
   Идея довольно экстравагантная. Ведь введение нового налога (а чем же являются обязательные отчисления в некий госфонд, как не фактическим налогом?) не прерогатива министра. Пока никто ни в правительстве, ни в Думе на инициативу министра не отреагировал, и тем не менее щеголевский план весьма любопытен тем, что раскрывает изнаночную сторону инноваций.
   Итак, за счет взносов коммерческих структур предлагается при министерстве сколотить некий фонд, управлять которым будут чиновники. О каком фонде речь? Ведь в подчинении у Минкомсвязи уже есть фонд — ОАО «Российский инвестиционный фонд информационно-коммуникаци-онных технологий» («Росинфокоминвест»). Он был создан в 2007 году для привлечения инвестиций в самые перспективные IT-проекты, но до сих пор о его деятельности мало что известно. Первоначально предполагалось, что «Росинфокоминвест» будет функцио-нировать по принципу частно-госу-дарственного партнерства, и к 2010 году государство выйдет из состава его акционеров. Но Игорь Щеголев в 2010 году настоял на том, чтобы фонд полностью финансировался государством и был передан в управление его министерства. Скорее всего, именно этот фонд и должны будут пополнять связисты. Деньги аккумулировались бы немалые, есть подсчеты, согласно которым только за первый квартал 2010 года по схеме Щеголева «ВымпелКом», МТС и «МегаФон» должны были бы вместе раскошелиться более чем на полмиллиарда рублей. Это вам не жалкие 90 млн рублей, которыми в этом году располагает Минкомсвязи для поддержки НИОКР.
   
ЛЮБИТЕЛИ ТРАТИТЬ
    А вот дальше следуют вопросы и варианты. Если фонд берется финансировать инновации за рамками «большой тройки» (со своими собственными инновациями компании разберутся лучше министерства), то почему тяготы должна нести сотовики? Рациональный ответ только один: потому что фонд существует при Минкомсвязи. Но тогда Минкомсвязи под флагом частно-государственного партнерства обзаводится собственным отраслевым аналогом Российской венчурной компании, что вряд ли рационально — по тому же пути могут отправиться, скажем, и Минпромторг с Минэнерго, что точно приведет к распылению средств и увеличению чиновничьей управляющей прослойки в таком важном и одновременно деликатном деле, как финансирование инноваций. Вектор поддержки инноваций на политическом уровне выбран, как известно, совсем иной, но, как выясняется, есть ответственные чиновники, уверенные в том, что на пульсе инноваций, пусть отраслевых, обязательно должна быть именно их рука. Хотя если уж исходить из того, что средств на НИОКР (и не только в области связи) катастрофически не хватает, и при этом мыслить по-государственному, то почему не поставить вопрос об обложении налогом на поддержку инноваций сырьевых от-раслей, так было бы логичнее, если задача ставится о переводе экономического развития с модели сырьевой экономики на инновационную модель? Ответ: Минкомсвязи печется о собственном авторитете, оно хочет стать министерством модернизации, столь дорогой президенту. Однако из такого подхода следует, что модернизация — проблема отраслевая, что совершен-но неверно.
   Но оставим модернизацию и вернемся к фонду, он интересен и сам по себе. Главное — чем больше фонд, которым распоряжается не заработавший его чиновник, тем выше шанс «нецелевого использования средств», а если называть вещи своими именами, его коррупциогенность. Это правило, подтверждавшееся в России десятки раз.
   В случае с инновациями искушение многократно усиливается. Это венчурный бизнес, что отражено в законодательстве. Проректор Российской правовой академии при Минюсте Виктор Астанин подчеркивает, что в ГК РФ содержится норма, возлагающая риск «случайной невозможности исполнения договора на НИОКР» на заказчика. Так что не приходится удивляться замечанию вице-премьера Сергея Иванова: государство несет огромные затраты на научные исследования, но до сих пор «непонятно, какой вклад они вносят в развитие экономики страны».
   Весьма показательна прошлогодняя проверка Счетной палатой Федерального агентства по науке и инновациям. Выяснилось, например, что в 2007-2008 годах агентство потратило свыше 169 млн рублей, предназначенных на НИОКР, на выплаты за некие информационные и консалтинговые услуги, судьба еще 200 млн рублей так и не была до конца прояснена. Итог скандальный, но по-своему закономерный. Агентство, которое должно было стать одним из ледоколов, расчищающих путь инновациям, было в марте 2010 года с позором ликвидировано. Закономерность же в том, что инновации в руках чиновников гораздо чаще приводят к коммерциализации и присвоению бюджетных денег, чем к обновлению и модернизации производства.
   

   Коррупция в сфере финансирования инноваций
   Министр Игорь Щеголев предлагает крупнейшим операторам связи отчислять 1,5% выручки в фонд поддержки НИОКР. Есть подсчеты, согласно которым только за первый квартал 2010 года по этой схеме «ВымпелКом», МТС и «МегаФон» должны были бы раскошелиться более чем на пол-миллиарда рублей. Но чем больше фонд, которым распоряжается не заработавший его чиновник, тем выше его коррупциогенность.

   

   1,5% своей выручки
   МОГЛИ БЫ ОТЧИСЛЯТЬ В ФОНД ПОДДЕРЖКИ НИОКР КРУПНЕЙШИЕ РОССИЙСКИЕ ОПЕРАТОРЫ МОБИЛЬНОЙ СВЯЗИ.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK