Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Мир без правил"

9 октября Северная Корея осуществила первое в своей истории испытание ядерного оружия. Предупредив Россию и Китай всего за полчаса, северокорейские военные взорвали ядерное устройство приблизительной мощностью от 0,8 килотонны до 12 килотонн на глубине 2 км в старой угольной шахте неподалеку от города Кильчжу в северо-восточной части КНДР.
   «Сотрясения воздуха» политиками и экспертами как до, так и после взрыва оказались чуть ли не более сильными, чем подземные колебания, которые спровоцировало само ядерное испытание. Проведенное в момент, когда в Сеуле проходила встреча президента Южной Кореи Но Му Хена с новым премьером Японии Синдзо Абэ, и накануне утверждения южнокорейского министра иностранных дел Пан Ги Муна Генеральным секретарем ООН, оно вызвало в мире истерику. Токио и Сеул заявили об ужесточении режима санкций против Северной Кореи; Москва и Пекин «резко осудили» испытание, а США в четверг внесли в Совет Безопасности ООН проект резолюции, предлагающей ввести в отношении этой непослушной страны режим тотальной блокады.

   Является ли на самом деле ядерная КНДР угрозой миру и сможет ли международное сообщество предпринять что-либо для сдерживания этой угрозы? На мой взгляд, на обе части вопроса следует дать отрицательный ответ.

   Говорят, что КНДР — несостоявшееся государство с безумным руководством. Это не вполне так. Осуществив ядерное испытание, КНДР не нарушила норм международного права. Задолго до взрыва, в 2003 году, она вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия в соответствии с прописанной в нем процедурой выхода. Она предупредила мир о своих намерениях и лишь затем реализовала их. Само испытание не нанесло экологического ущерба сопредельным странам. В чем проблема? Почему весь мир так взволнован?

   Мне кажется, что истинной причиной беспокойства стало растущее осознание очевидного факта, что система глобального управления сегодня полностью отсутствует, а «мирового порядка» — ни старого, ни нового — не существует. В отношении стран, не желающих следовать в своей политике «цивилизованному» миру, у постоянных членов Совбеза ООН нет ни аргументов, ни способов давления. Вот уже 4 года продолжается массовый геноцид в суданском Дарфуре, на который не дано внятного ответа; мир разделен по вопросу об отношении к ядерной программе Ирана; вторжение США в Ирак в 2003 году в той же мере ознаменовало крах заложенной в Уставе ООН модели международных отношений, в какой война в Заливе в 1991 году породила надежды на ее жизнеспособность. В мировом масштабе не существует ни правил, которые сегодня жестко бы выполнялись, ни принципов, нарушение которых влекло бы за собой неотвратимое, жесткое и поддерживаемое всеми странами наказание.

   Пока нынешняя хаотичная ситуация не будет упорядочена, новые очаги международной напряженности обречены возникать со все возрастающей быстротой. В этом я вижу первый урок «корейского кризиса».

   Второй урок состоит в том, что в новых условиях тревожным фактом становится «недоговороспособность», все чаще проявляемая великими державами. После вторжения в Ирак «страны-изгои» не могут не понимать, что только опасение непредсказуемого по своим последствиям ответного удара может удержать «единственную сверхдержаву» от неспровоцированной агрессии. США отказываются от прямых переговоров с Ираном и КНДР по проблемам безопасности — хотя было бы наивным полагать, что у этих стран есть повод разговаривать с кем-либо еще. Сегодня соседи Ирана с запада и востока — Ирак и Афганистан — являются протекторатами США; в Южной Корее с 50-х годов размещается американская военная группировка, ныне насчитывающая более 37 тыс. солдат. В такой ситуации малопредсказуемыми представляются обе стороны противостояния — и здесь должно действовать очевидное правило: сильным следует быть более чуткими и внимательными к слабым, а иначе масштабных неприятностей не удастся избежать…

   Если США считают зоной своих интересов весь мир, то американцы должны понимать, что он является и зоной их ответственности — которая пока мало в чем проявляется. Им следует либо смириться и начать самим действовать по общим правилам, либо научиться договариваться с теми, кто не признает этих правил точно так же, как и они сами. Мир без правил — это мир волюнтаризма, насилия и подозрительности; это тоталитарная система глобального масштаба, даже более опасная, чем тоталитаризм в отдельных странах. Америке, видимо, придется когда-нибудь прекратить борьбу с «осью зла» в масштабах планеты — так же, как она прекращала «охоту на ведьм» в собственной стране сначала в 1920-м, а потом в 1957 году. Ядерное оружие при этом продолжит расползаться, хотя и не будет применяться в локальных конфликтах, чего сегодня многие так боятся. В этой новой ситуации западному миру — да и нам с вами — остается пожелать лишь «доброй ночи и удачи», так как в условиях, когда мировая дипломатия погружается во мрак, кроме как на удачу не на что больше рассчитывать.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK