Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Мир вашему дому"

В среде европейской политической элиты уже идут разговоры о том, что спецпредставитель президента Ельцина в Югославии Виктор Черномырдин может быть выдвинут кандидатом на Нобелевскую премию мира. И вроде бы для экс-премьера это замечательно, особенно если рассматривать его миссию на Балканах как старт политической раскрутки перед парламентскими и президентскими выборами. Но дело в том, что Черномырдину все это может выйти боком и он повторит судьбу писателя Пастернака. А именно: на Западе лауреат и вообще парень лучше не надо, а на родине — предатель.Как обманули сербов

На вопрос, почему югославский президент Слободан Милошевич решился воевать с НАТО, многие югославские аналитики отвечали корреспонденту «Профиля» примерно одинаково: «У Милошевича были свои политические мотивы спровоцировать натовские бомбардировки. Но окончательно его переход на жесткие позиции по отношению к Западу произошел после неудачно брошенной фразы президента Ельцина о том, что, мол, сербов мы в обиду не дадим и не позволим бомбить Косово. Эта роковая фраза была понята в Белграде как готовность Москвы ввязаться в войну на стороне сербских братьев».
С этого-то все и началось. А после в беседе с корреспондентом «Профиля» вице-премьер правительства Черногории Драгиша Бурзан говорил: «Клятвенные обещания российских левых прийти на помощь братьям-сербам сеяли среди них ложную иллюзию о готовности России вот-вот вступить в войну и продлевали агонию, приводя к новым бессмысленным жертвам».
Собственно, вот кому сербы должны сказать отдельное спасибо за принесенные ими жертвы: Ельцину и Зюганову со товарищи — двум сторонам одного и того же режима. А что Черномырдин? Кто-то же должен был развеять эту дурацкую иллюзию и прямо объяснить сербам: Россия воевать за сомнительные интересы Милошевича не будет. Именно это Виктор Черномырдин и сделал.
Откровения приехавшего в Белград ельцинского спецпредставителя подействовали на сербов как холодный душ. Именно они и побудили Белград к пересмотру своей позиции и подтолкнули его к поиску компромисса с НАТО. А что, лучше было бы, если бы сербы и дальше верили беспочвенным, хоть и воинственным заявлениям генералов арбатского военного округа и ура-патриотическим призывам ничем не рискующих думцев и продолжали бы погибать под натовскими бомбами?
В отличие от прежних российских миротворцев, в изобилии наезжавших в Белград (от тех же думцев до бывшего премьера Евгения Примакова), Черномырдин не спрашивал Милошевича, на какие уступки он готов пойти. Имея мандат от Ельцина, он доходчиво, но жестко объяснял сербскому лидеру, какие уступки от него требуются. Только так и можно было добиться результатов в переговорах с Милошевичем.
Уже в ходе первой встречи с югославским президентом, продолжавшейся более восьми часов, Черномырдин выбил из Милошевича ключевое согласие — на ввод международного военного контингента в Косово. Имея в кармане такой козырь, Черномырдин мог успешно нажимать на западников, подталкивая уже их к компромиссам хотя бы на уровне заявлений, что в дипломатии очень важно. Так, только после беседы с Черномырдиным американский президент Билл Клинтон впервые заговорил о возможности прекращения бомбардировок Югославии. Кроме того, договорившись с Милошевичем о вводе международного контингента, Черномырдин способствовал переговорам югославских и натовских военных и открыл новые возможности для завершающего дипломатического рывка российского МИДа.
Кость в левом горле

Независимо от исхода миссии Черномырдина режим Ельцина не мог себе позволить оставаться в стороне от балканского миротворчества. На волне антинатовских настроений в обществе КПРФ и их союзники всерьез намеревались устроить политический реванш. Призывы к защите сербских братьев должны были стать прологом к призывам свергнуть предательскую клику Ельцина. Между прочим, в этом лидеру коммунистов Геннадию Зюганову активно подыгрывал официальный Белград. Ведь уже давно было видно, что главная цель белградских властей состояла не в получении поддержки от России, а в содействии приходу к власти в нашей стране сил, которые готовы оказывать Милошевичу эту поддержку при любых условиях и любой ценой.
В этой ситуации миссия Черномырдина стала для российских левых костью в горле. Обычно сдержанный Зюганов на этот раз даже не смог скрыть своего раздражения и назвал по ТВ Черномырдина предателем. Это понятно: в условиях, когда именно предательская линия очухавшегося Кремля обозначила путь к окончанию натовских бомбардировок, когда любимый КПРФ Милошевич предпринял попытки сепаратных переговоров с США и НАТО, иной реакции российских коммунистов трудно было и ожидать: они поняли, что битву за Югославию (а стало быть, и за власть в России) проигрывают.
При этом критики Виктора Черномырдина (например, член черномырдинской делегации генерал Ивашов, заявивший, что принятый план содержит ряд опасных моментов, угрожающих суверенитету Югославии) лукавят хотя бы потому, что с формулой урегулирования согласился сам Белград.
Более того, собеседник «Профиля» в окружении российского спецпредставителя уверен: «Если бы не Черномырдин, Милошевич наверняка пошел бы на сепаратное соглашение с НАТО, и тогда в Косово вошли бы только натовские войска».
Такое утверждение недалеко от истины. Даже под бомбами НАТО Милошевич заигрывал с Западом. В разгар ударов он написал письмо Клинтону с просьбой о встрече. По конфиденциальным данным, в конце мая доверенные люди югославского президента вступили в контакт с госсекретарем США Мадлен Олбрайт и предложили сделку: Белград капитулирует перед США без всяких посредников, а Вашингтон гарантирует сохранение Милошевича у власти. Сегодня такая сделка уже невозможна. Милошевич, кстати, во многом благодаря усилиям Черномырдина, в итоге сдался ООН — все дальнейшее в Косово будет происходить под эгидой Организации Объединенных Наций. А это для России много выгоднее. Для Милошевича, естественно, нет: правительства имеют право на сепаратные сделки, а ООН в эти игры не играет.
Худой мир и жирные политики

Между тем, косовский мир действительно суров. Он суров для сербов — и в этом виноват Слободан Милошевич, не принявший ранее более мягких предложений. Но косовский мир суров и для России. НАТО основательно обосновывается на Балканах, альянс доказал свою силу, а главное — создан прецедент достижения политических целей путем применения военной силы в отношении европейского государства. Понятное дело, отождествлять себя с таким миром не хочет никто из российских политиков. При этом им, естественно, наплевать на унижение сербов, а то, что Москва выжала из кризиса максимум возможного, они понимают не хуже Черномырдина. Просто скоро выборы, а принято считать, что большинство избирателей склонны видеть в той же миссии Черномырдина голое предательство.
Поэтому неудивительно, что Черномырдина, вернувшегося с каким-никаким, но миром, встретили кто прохладно, а кто — враждебно. Причем атака на него готовилась заранее, еще до того, как Черномырдин вместе с представителем Евросоюза, финским лидером Марти Ахтисаари привез в Белград окончательный план косовского урегулирования. Основные позиции этого плана эмиссар Ельцина, по сведениям из его окружения, согласовал с Милошевичем еще во время своего предыдущего приезда в Белград — 28 мая. И тогда же был нанесен упреждающий удар по Черномырдину. Со ссылкой на российские военные источники ИТАР—ТАСС распространил информацию о том, что Милошевич и Черномырдин якобы договорились о введении в Косово контингента, состоящего только из военнослужащих РФ, стран СНГ и нейтральных государств.
Это была грубая фальшивка. Ее источники знали, что истинные договоренности далеки от этого хоть и отвечающего интересам Москвы, но все же идеалистического и нереального плана, на который никогда бы не согласилось НАТО. Фальшивку запустили для того, чтобы сыграть потом на противопоставлении ее с истинным планом — когда его обнародуют. И заявить, что в последний момент Черномырдин сдал российские интересы. Еще один удар был нанесен позже.
Собеседник в окружении Черномырдина рассказал «Профилю»: «Возвращаясь из Белграда после решающих переговоров и принятия Белградом плана, мы прямо в самолете провели «разбор полетов». Черномырдин еще раз напомнил всем директивы президента. И спросил, отвечают ли они достигнутым договоренностям. Все члены делегации, включая генерала Ивашова, согласились, что директивы президента выполнены. Тогда же и было решено, что пресс-конференцию в аэропорту проведут вместе Черномырдин и Ивашов — дабы устранить все кривотолки о расколе в делегации. Каково же было наше удивление, когда Ивашов перед телекамерами вдруг стал критиковать план!»
Горький МИД

Но, как уже было сказано, более приемлемого для России мира на Балканах и быть не могло — ну не воевать же было с НАТО до последней атомной бомбы. А все остальные варианты неминуемо сходились в нынешней точке. Все это понимают, и столкнуться с этой суровой правдой пришлось не только Черномырдину.
По сведениям из западных источников, на решающую встречу министров иностранных дел «семерки» с участием России (встреча состоялась на прошлой неделе в Бонне) глава российского МИДа Игорь Иванов привез список из двадцати возражений по тексту резолюции СБ ООН по Косову. По итогам первого дня дискуссий остались несогласованными лишь три пункта. Россия не соглашалась с тезисом о ключевой роли НАТО в миротворческих силах в Косове, с включением в преамбулу резолюции обвинения югославских руководителей в совершении военных преступлений, а также с положением, наделяющим международные силы правом принимать жесткие меры для обеспечения мира в Косове.
Иванов взял тайм-аут и запросил инструкции у Москвы. И Кремль приказал своему министру то же самое, что ранее президентскому эмиссару,— руководствоваться здравым смыслом и пойти на компромисс. В итоге по этим трем принципиальным пунктам Россия сделала существенные уступки. Роль НАТО отражена хоть и не в самой резолюции, но в приложении к ней. В резолюции осталось требование к Белграду сотрудничать с международным трибуналом в Гааге, а стало быть, выдать для суда всех, кого укажет трибунал. И наконец, в резолюции сохранилось упоминание статьи 7 ооновского устава, которая как раз и предполагает применение силы при разрешении конфликтов.
Таким образом, Игорю Иванову, так же как и ранее Виктору Черномырдину, не удалось добиться всего, чего хотелось бы Москве. И так же как и спецпредставитель, министр оказался перед выбором: пойти на уступки или завалить весь мирный процесс и обречь сербов на новые смерти.

ОЛЕГ ЗОРИН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK