Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Мир во время чумы"

История людей как биологического вида — это болезни и эпидемии. Причем история эта еще очень новая — от последней эпидемии бубонной чумы нас отделяет всего-то 60 лет.Сорок пять лет — старость, пятьдесят пять — старость глубокая. Из каждых ста новорожденных до года доживала лишь треть, до 20-летнего возраста — половина. Таковы сухие статистические цифры, относящиеся к Европе XVIII века. Если идти дальше от наших дней, то картина получается еще безрадостней. И везде — болезни и эпидемии.
Историки древности о массовых заболеваниях писали мало. Но можно упомянуть об описанной знаменитым Гиппократом эпидемии дифтерии в Древней Греции в 400 году до нашей эры.
В ожидании конца света

Гораздо больше стали писать о болезнях в Средние века — человечество жило в постоянном ожидании конца света и историки с особым тщанием фиксировали свидетельства приближения этого конца, среди которых эпидемии занимали одно из самых важных мест.
Первая в средневековой истории пандемия (то есть эпидемия в масштабах как минимум континента) пришла в Европу около 1200 года — проказой заболели более 2 млн. человек. Из них умерли две трети. Оставшиеся в живых еще какое-то время бродили с обязательными колокольцами на шее, а затем их согнали в 19 тыс. гетто, где они доживали свой век.
Одно из самых опустошительных нашествий чумы поразило Италию в конце 40-х годов ХIV века. Шла англо-французская война, которую потом назовут Столетней. Начавшись во Франции, чума перекинулась на Германию и Англию и уничтожила 2,5 млн. человек — каждого шестого жителя тогдашней Европы. Только после этого чума успокоилась.
В конце ХIV века Германию поразила предтеча гриппа — инфлюэнца, также собравшая обильную жатву в многочисленных немецких княжествах.
Организм России долго сопротивлялся иноземной заразе. Хотя, конечно, без брюшного тифа в разрушенных в ходе татаро-монгольского нашествия 1237—1240 годов городов не обошлось.
Чаще других чума поражала контактировавших с европейцами псковичей и новгородцев. Моровое поветрие то и дело «прореживало» население феодальных республик. Во время одной из эпидемий псковичи, недовольные бездеятельностью власти, изгнали князя Даниила и посадили на престол Константина. Удивительно, но смена князя улучшила эпидемиологическую ситуацию — моровое поветрие прекратилось на полтора десятка лет. А еще одна опустошительная эпидемия чумы поразила Новгород в 1478 году — незадолго до последней попытки города отстоять независимость от Московского княжества.
А вот в саму Москву чума последний раз пришла в 1771 году — накануне Пугачевского бунта. Десятки тысяч людей пытались спастись, поцеловав чудотворную икону, и только умножали число заболевших. Архиепископ Амвросий попытался прекратить убийственное целование. Однако разгоряченный народ убил епископа. Вслед за этим начались погромы. Ситуацию, по обыкновению, спасала армия — картечь и штыки разогнали бунтовщиков.
Последняя эпидемия чумы в Европе наблюдалась на Балканах в 1841 году. Но это речь идет о так называемой черной чуме. Если же говорить о чуме красной — «бубонной», то ее последние массовые вспышки были зафиксированы в 1942 году в Северной Африке.
С открытием Колумбом Америки два континента обменялись смертельными ударами. С высадкой европейцев в Новый Свет попала оспа, от которой, по разным оценкам, вымерло от четверти до трети коренных жителей Латинской Америки. Испанцы же по возвращении оттуда наградили Европу сифилисом — причем в гораздо более свирепой, чем сейчас, форме. На протяжении последующих ста лет сифилис был болезнью скоротечной и смертельной. Только в XVI веке, после того, как с этим недугом стали бороться при помощи лекарств на основе ртути, болезнь приняла более «щадящую» форму.
В 1788 году английский флот, доставляя очередную партию арестованных в Австралию (этот континент поначалу заселяли как раз таким образом — каторжниками), завез туда больных, инфицированных оспой. Жертвами эпидемии стали несколько десятков тысяч аборигенов — почти треть тогдашнего населения континента.
В это же время из Индии в Европу пришла холера. В начале 30-х годов она поразила ряд стран Европы (около 1,5 млн. умерших), а затем задела и Россию. Серьезные эпидемии холеры повторились в 1892 году в России и в Германии, причем в России она была вызвана голодом, поразившим ряд хлебородных губерний. В ликвидации эпидемии принимали участие Лев Толстой, Владимир Короленко и Антон Чехов. От нее умер Петр Чайковский.
Нож вместо шприца

Надежда на победу над страшными морами пришла на излете XIX века. В конце 1870-х годов французский ученый Луи Пастер изобрел вакцинацию — то есть введение в организм ослабленного вируса той или иной болезни, после чего у человека, перенесшего облегченный вариант недуга, появлялся стойкий иммунитет к «нормальному» варианту болезни.
Идея вакцинации, собственно, витала в воздухе — многими было замечено, что женщины, заразившиеся от коров, больных коровьей чумой, впоследствии или вовсе не заболевали человеческой чумой или же, легко переболев, выздоравливали. Луи Пастер развил открытие, создав вакцины против холеры, сибирской язвы, краснухи и бешенства.
Правда, процедура тогдашней вакцинации сильно отличалась от нынешней: вместо шприцев тогда применяли ножи — то есть вакцина вводилась не уколами, а через надрезы в коже. Как свидетельствует Салтыков-Щедрин, одно время бывший вице-губернатором в Рязани и Твери, посланные вакцинировать крестьян чиновники перед началом процедуры на глазах у всех натачивали огромные ножи — после чего поселяне в массовом порядке откупались от таких «медиков».
В XX веке наиболее убийственный удар по населению Земли всевозможные инфекции нанесли после окончания Первой мировой войны — в 1918 году из Испании в Европу, а затем и в Америку пришел грипп, прозванный по стране происхождения «испанкой». Результат «испанки» — 500 млн. человек (почти треть населения Земли) заболели, из них 20 млн. умерли. В России, где тогда шла Гражданская война, «испанка» наложилась на сыпной (от вшивости) и брюшной тиф. От голода и болезней скончались, по разным оценкам, от 3,5 до 5 млн. жителей бывшей Российской империи.
Наконец, страшная эпидемия брюшного тифа и холеры, унесшая жизни нескольких сотен тысяч человек, имела место в Советском Союзе в 1931—1933 годах, во время страшного голода, вызванного коллективизацией во многих областях страны. Когда медики научились бороться с брюшным и сыпным тифом, в развитые страны Европы возвратилась относительно мирная разновидность «испанки». Наиболее крупные ее эпидемии происходили в 1957, 1968 и 1977 годах.

АНТОН ПАВЛОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK