Наверх
21 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Мода на неделе"

У российских дизайнеров появился шанс заработать по-крупному: Неделя моды в Москве, которая пройдет с 25 по 30 марта в Гостином Дворе, сделала ставку не на шоу, а на бизнес.   Последние пару лет российские дизайнеры без особого успеха пытаются отвоевать себе место под солнцем на отечественном рынке модной одежды. Рынок дизайнерской одежды и аксессуаров, по различным оценкам, в России составляет $1,5—1,7 млрд., но доля российских дизайнеров на нем не превышает 10—12%. «А должно быть минимум 40%, — считает гендиректор Недели моды в Москве Евгений Ящук. — На мой взгляд, российская мода очень перспективный с точки зрения инвестиций сегмент рынка, да и наши дизайнеры уже ничем не уступают западным, а по креативу порой и превосходят их».

   Чтобы потенциальные инвесторы смогли оценить таланты российских модельеров, им нужно продемонстрировать отечественную моду во всей красе. Сделать это можно только на национальных Неделях моды. Причем уровень организации самого мероприятия имеет не меньшее значение, чем качество представляемого продукта: ведь современные бизнесмены летают на Недели моды в Милан или Париж чаще, чем ездят за хлебом, и знают, «как надо».

   Неудивительно, что бюджет Недели моды в Москве

   (~ $1 млн.), по оценкам экспертов, уже подбирается к мировым стандартам. Для сравнения: Неделя моды в Милане тянет на $3 млн., Лондонская — на $3,5 млн., а самая дорогая Неделя — в Нью-Йорке — на $5 млн.

   За границей до 60% затрат Недель моды покрывают дизайнерские взносы (в США они могут составлять от $75 тыс. за показ), в России же на долю модельеров приходится всего 20—25% бюджета мероприятия (показ стоит $1,6 тыс. и примерно столько же — минимальная площадь шоурума). Поэтому Неделя моды в Москве существует главным образом за счет спонсоров, которые покрывают 50% расходов, и помощи правительства Москвы (20%). И хотя организаторам порой приходится прогибаться перед спонсорами или чиновниками (например, размещать рекламные баннеры на подиуме и вдоль него, что считается дурным тоном), для шоу это не помеха.

   В этом году в Москве в течение пяти дней на двух подиумах, оборудованных в Гостином Дворе, покажут коллекции pret-a-porter осень-зима 2006 российских дизайнеров Алены Ахмадулиной, Людмилы Мезенцевой, Игоря Чапурина, Наташи Дригант, Алины Асси, Валентина Юдашкина, Вячеслава Зайцева.

   Но самые важные события Недели моды в Москве развернутся не на подиумах перед «избранными» (билеты на шоу не продаются, они распространяются среди дизайнеров, celebrities, байеров и журналистов), а в кулуарах. Точнее — в шоурумах, которые служат для презентации дизайнерской коллекции будущих сезонов и где происходит превращение модельера в бренд.

   Pret-a-porter, даже если это готовое платье класса lux, в отличие от haute couture (вещи haute couture не могут быть выполнены более чем в трех экземплярах), подразумевает серийное производство. Отсюда и главная задача Недель моды рret-a-porter — стать местом встречи дизайнеров с байерами — закупщиками.

   Модельер Валентин Юдашкин объясняет: «Принцип нашей работы в Европе следующий: в феврале на Миланской неделе моды мы показали коллекцию pret-a-porter осень-зима 2006. По итогам двухнедельной работы шоурума получили от байеров заказы, которые должны выполнить к концу лета, так как в августе новая коллекция должна быть представлена в бутиках. В России прямой связи «показ—шоурум—заказ» пока нет. Поэтому здесь мы делаем ставку на работу коммерческого отдела Дома моды Valentin Yudashkin. Впрочем, не исключаю, что ситуация в ближайшее время может измениться, так как на показы отечественных Недель моды уже обратили пристальное внимание ключевые игроки на отечественном рынке luxury». Его коллега Игорь Чапурин подтверждает: объем заказов, полученных им на Неделе моды в Париже, где он выставляет свою коллекцию, сегодня в 10—15 раз выше, чем в шоуруме Недели моды в Москве: «Этому есть логичное объяснение — здесь мы работаем только с отечественными закупщиками, а на Парижскую неделю съезжаются байеры со всего мира».

   А дизайнер Алина Асси сетует, что российские бутики не стремятся расширить контакты с отечественными дизайнерами, поскольку им спокойнее работать с проверенными западными партнерами: «Даже у тех российских модельеров, которые на рынке недавно, производство уже налажено. Поверьте, мы можем отшить столько, сколько требуется. Были бы заказы. Но система шоурумов в России пока не работает, и молодые модельеры вынуждены сами бегать по бутикам и предлагать вещи на реализацию».

   Отдавая вещи в мультибрендовые бутики на реализацию, модельеры нередко получают возврат непроданной одежды в середине сезона, а значит, попадают на деньги. Евгений Ящук считает, что реализация — тупиковый путь для дизайнеров: «Пока у него коллекция лежит на реализации в бутике, модельер не может пустить деньги на новую, и получается не бизнес, а пародия на него».

   Во всем мире у дизайнеров в обороте находятся одновременно три коллекции: одна уже поставлена в магазины, другая шьется под заказ (предоплата байеров составляет 30—50%), а третья готовится к показу на подиуме Недели моды. Именно так работают все, кто успел обзавестись собственными домами моды, шоурумами и даже бутиками. По оценкам экспертов, годовой оборот дома моды средней руки (Дениса Симачева, Игоря Чапурина) составляет $0,5—3 млн., а у больших домов, вроде Валентина Юдашкина, — до $10 млн. Но у тех модельеров, кто на рынке не так давно — не больше пяти лет, бывают сбои: не хватает средств, чтобы выполнить заказ в срок или в полном объеме — и поставка оказывается сорванной. По той же причине российские модельеры не успевают подготовить коллекции к показам (стоимость средней коллекции — от $15 тыс. до $200 тыс.) и пропускают Недели моды, упуская новые заказы. Отечественных байеров такие сбои отпугивают, и они продолжают заказывать коллекции за границей. Из 100 московских бутиков лишь четыре планируют в своих бюджетах средства на закупку коллекций российских дизайнеров.

   Проблему могут решить частные инвестиции и господдержка российской моды, а также привлечение максимального числа байеров в шоурумы тех Недель моды, которые проходят в России. Перспективы есть: на первом шоуруме Недели моды в Москве в марте 2003 года из 52 дизайнеров, участвовавших в показах, всего трое заключили договоры с байерами (общая сумма сделок оценивалась в $20 тыс.). Год назад, в марте 2005-го, заказы получили уже пять человек (на $100 тыс.), а еще через полгода, в октябре 2005-го, договоры заключили семь дизайнеров (на $250 тыс.). Сейчас ожидаются сделки на сумму никак не меньше $500 тыс., особенно если учесть, что коллекции осень-зима дороже на 40%. Прогресс налицо, хотя расти есть куда: на европейских Неделях моды объемы сделок измеряют десятками миллионов долларов.

   «Мы транслировали показы на мобильники»

   Дмитрий Горячкин, старший вице-президент компании IMG (организатора ведущих мировых Недель моды):

   — Это нормально, что в России не одна национальная Неделя моды, а несколько? — Для России это хороший показатель. Неделям моды в Париже и Милане больше 100 лет, но в разное время там было несколько подобных мероприятий, и со временем остались лишь сильнейшие. То же самое произойдет и с Москвой, хотя параллельные мероприятия дают больше возможностей для российских дизайнеров.

   — Правда ли, что, показав свою коллекцию на одной Неделе, дизайнер не имеет права показывать ее на другой?

   — Может, но это невыгодно: повышает затраты дизайнера, а все мировые СМИ и байеры и так следят за Неделями моды и посещают их. Тот же Armani показывает свою коллекцию на Неделе моды в Милане. Хотя может и повторить свой показ, например, на Неделе моды в Шанхае, чтобы привлечь принципиально новый рынок.

   — Все ли участники западных Недель моды заключают договоры о поставках?

   — Зависит от места проведения. В Нью-Йорке процент заключенных договоров — 90—100%. Правда, речь идет о разных суммах. С кем-то заключают договор на десятки тысяч, а с кем-то, вроде Донны Каран, — на десятки миллионов.

   — Можно ли заработать на Неделях моды?

   — Когда компания IMG стала владельцем Недели моды в Нью-Йорке, мероприятие было убыточным. Сейчас оно приносит доход.

   — Как вам это удалось?

   — Правильная организационная политика — рекламная и ценовая составляющие, медийная поддержка, привлечение к показам известных имен. В этом году в первый раз IMG организовала прямую трансляцию со всех нью-йоркских показов на мобильные телефоны более 2 млн. жителей США.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK