Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Модель для сборки"

Отечественные компании закончили первый этап , и теперь их цели проведения сделок по слияниям и поглощениям совпадают с глобальными трендами. В сравнении с другими странами процесс M&A в России отличается только высокой долей игроков из государственного сектора.


До всякого наступления исторического материализма Россия стояла на первом месте по концентрации производства и капитала. Что бы ни говорили о чубайсовой приватизации, у нее было одно потрясающее свойство: объектами приватизации служили не производственные циклы, а формальные юридические лица. В итоге приватизировались куски производственного цикла, в результате чего, при условии высокой инфляции, производственный цикл с неизбежностью прекращал свое существование.
Роль государства и государственной промышленной политики в российских слияниях и поглощениях гипертрофирована по одной простой причине. Государственные компании не являются по определению более эффективными собственниками, чем частные. Но частные компании не способны, просто не могут взять на себя риски и задачи, связанные с реанимацией рухнувших отраслей обрабатывающей промышленности, и если у государства есть средства и воля вкладывать деньги в это дело, то для этого необходимы структуры, контролируемые государством. В обратном случае, вне зависимости от качества частных структур, закачка государственных средств в них на их же развитие являлась бы уголовным преступлением. Что касается внешних рынков, нам каждый день транслируют истерику по поводу экспансии китайских, российских, арабских госфондов на западные рынки капитала. Это радует. Есть, правда, некоторое сомнение, способны ли российские капиталы защититься от прямой политически мотивированной экспроприации, если таковая случится. В отличие, например, от китайских, где степень взаимного проникновения капитала дает некоторые гарантии. Озадачивает на самом деле другое. Озвучена идея создания госфонда в миллиард долларов по поддержке частных инвестиций на западных рынках. Автор допускает возможность и целесообразность проникновения российских частных капиталов на западные рынки, даже иногда при наличии господдержки, но создание специальной структуры, покровительствующей вывозу частных капиталов из страны, это, согласитесь, все-таки какое-то извращение. Даже просто в экономическом смысле. Что касается политики, российский бизнес, приходящий даже в ближнее зарубежье, доказал свою способность стремительно адаптировать свои интересы к местной окружающей среде. Обычно именно российский бизнес выступает внутренним лоббистом самых вонючих антироссийских режимов на постсоветском пространстве, своим давлением и коррупцией размывая всякую содержательную российскую политику в отношении этих режимов.
Это так, к слову. О государственном участии в деле слияний и поглощений.
Михаил Леонтьев



Помните детскую загадку? В процессе слияний и поглощений как раз есть некое на первый взгляд невидимое И, ради которого и совершаются сделки. Для чего компания А покупает компанию Б? Чтобы в результате интеграции А и Б образовалась не просто сумма двух бизнесов АБ, а нечто большее. Инициаторы сделок надеются, что после покупки новых активов АБ станет дороже, сократит издержки, улучшит финансовые показатели, усилит конкурентные преимущества на рынке. попробовал выяснить, каковы ожидания российского бизнеса от приобретения новых активов и насколько они оправдываются. Пока явно неудачных сделок, не оправдавших себя после завершения интеграции компании-приобретателя и компании-цели, мало, однако не исключено, что со временем их станет гораздо больше.
Мотивы сделок M&A могут меняться в зависимости от избранной компанией-приобретателем стратегии развития на отраслевом рынке и степени развития самих рынков. Насколько известно , исследований мотивов российских компаний, совершающих сделки M&A, еще никто не проводил, поэтому мы решили сделать это сами. Корреспондент проанализировала 620 зарегистрированных в базе журнала сделок по приобретению активов стоимостью более $5 млн.
В сферу анализа вошли все сделки с участием российских компаний, заключенные в 2004 году, а также сделки с января по октябрь 2007 года. Стоит отметить, что процессы M&A набирают активность: если в 2004 году было зафиксировано 227 сделок на сумму $22,98 млрд, то только за 10 месяцев прошлого года состоялось 391 слияние или поглощение стоимостью $92,85 млрд.
Временные периоды для исследования были выбраны таким образом, чтобы не только сравнить, как за три года изменились мотивы для слияний и поглощений, но и на примере сделок трехлетней давности попробовать оценить, удалось ли инициаторам M&A получить запланированный от покупки эффект. Большинство исследователей сделок по слияниям и поглощениям считают, что синергетический эффект от новых приобретений наступает не ранее чем через 24 месяца после закрытия сделки — примерно столько времени нужно, чтобы приобретатель интегрировал компанию-цель в существующий бизнес и скорректировал стратегию развития на рынке с учетом новых возможностей, которые появились в результате объединения двух компаний.
С методикой расчетов эффективности сделок мы окончательно не определились, потому что разные эксперты используют для этого разные параметры. Специалисты KPMG обращают внимание на показатель P/E ratio (отношение рыночной цены одной акции компании к чистой прибыли в расчете на акцию; считается, что приобретателю нужно выбирать для покупки компании с как можно меньшим показателем P/E, потому что в результате объединения суммарный показатель объединенной компании вырастет в любом случае), эксперты PwC cчитают, что лучше всего эффект сделок характеризует нижняя часть P/E ratio, то есть отношение EPS (чистая прибыль в расчете на одну акцию). Часть экспертов считает, что для исследований также интересны показатели рентабельности активов (ROA), рентабельности инвестиций или акционерного капитала (ROI или ROE), показатели прибыли до выплаты налогов, процентов и амортизации (EBITDA). Мы сравнивали рост годовой выручки и показатели EBITDA у компаний-инициаторов сделок в момент совершения сделки и через два года после ее заключения.



Крепости уже построены


По итогам исследования мотивации сделок можно сказать, что по мере насыщения рынков в России начинают наблюдаться те же тенденции, что и в других индустриальных странах, — увеличение количества сделок ради выхода на новые географические и продуктовые рынки и наращивание доли на рынках существующих. Также поползла вверх по шкале бывшая в 2004 году практически на нулевой отметке статистика сделок по покупкам производственных технологий и интеллектуальной собственности. 2007 год оказался чрезвычайно богат и на сделки по слияниям и поглощениям с участием госкомпаний. В 2004 году их доля от общего количества сделок составила 48,75%, а за 10 месяцев прошлого года — 38,82%. На несколько процентов увеличилось число сделок по экспансии российского капитала за рубеж (покупки in-out увеличились с 3,68% до 4,94%) и по перетоку иностранного капитала в российские активы (количество сделок out-in подросло с 6,62% до 7,14%).
По мнению большинства экспертов консалтинговых компаний, наиболее релевантным методом для определения мотивов, ради которых акционеры и топ-менеджеры одной компании принимали решение приобрести другую, было проведение опроса инициаторов сделок. Однако времени, отведенного для подготовки статьи, на проведение такого масштабного опроса оказалось недостаточно, поэтому мы ограничились выборочным опросом представителей компаний, остальные сделки анализировались на основании находящейся в публичном доступе информации от самих компаний-инициаторов сделок и их акционеров. В качестве возможных мотивов для M&A были определены: увеличение доли на рынке; выход на новые географические или продуктовые рынки; вертикальная интеграция (покупка активов, позволяющих взять под контроль производственную цепочку в отрасли специализации компании-приобретателя); горизонтальная интеграция (покупка предприятий, выпускающих однородную продукцию с компанией-приобретателем для усиления рыночной позиции); диверсификация (распределение капиталовложений акционеров компании-приобретателя между не связанными друг с другом отраслями для снижения рисков); покупка технологий/интеллектуальной собственности; улучшение финансовых показателей; переход прав собственности (в том числе сделки MBO по выкупу активов компании ее топ-менеджерами); финансовые инвестиции (сделки, совершенные на короткий промежуток времени с целью получения дохода от перепродажи компании, сделки по приобретению компаний, основной собственностью которых являются объекты недвижимости).
Из мотивов улучшения финансовых показателей мы решили выделить отдельно покупки, связанные с улучшением логистических схем поставок продукции компании-приобретателя. В последнее время в мире вместе с ростом топлива дорожает и транспортировка продукции, а из-за чрезмерно высокого потребления сырья и продукции со стороны стран BRIC логистических мощностей не хватает. Впрочем, анализ показал, что основное количество сделок по смене владельцев стивидорских компаний, портов, перевалочных терминалов, транспортных компаний проводили профильные операторы бизнеса, а компании-грузоотправители, наоборот, за 10 месяцев 2007 года покупали компании логистического сектора менее активно.
Исследование показало: по сравнению с 2004 годом в 2007 году в значительной степени снизилось количество сделок, совершенных для вертикальной интеграции (с 15,13% до 2,05%), зато возросло количество покупок, совершенных для выхода на новые рынки (с 10,84% до 16,66%) или для укрепления позиций на рынке существующем (с 9,98% до 11,28%).
Судя по всему, снижение количества сделок для вертикальной интеграции объясняется практически полным окончанием формирования производственных цепочек внутри страны в таких отраслях, как ТЭК или металлургия. В некоторых отраслях, например пищевом секторе, тенденция к приобретению сырьевых активов, наоборот, нарастает из-за снижения количества свободных посевных площадей и нарастающего дефицита кормовой базы. Но из-за довольно низкой средней стоимости таких активов общая доля сделок для построения вертикальных цепочек оказывается ниже, чем в годы, когда сырьевые ресурсы скупали металлургические и нефтяные компании. Зато те же металлурги и нефтяники, собрав активы внутри страны, устремились за рубеж, в основном за счет покупки иностранных компаний, которые бы обеспечили им присутствие на рынке с продукцией с высокой добавленной стоимостью (металлопрокат, моторное топливо). Закончив консолидацию внутри страны, отправились покорять рынки мобильной связи Турции и Юго-Восточной Азии российские телекоммуникационные компании. Продолжалась консолидация в производстве FMCG, ритейле, страховом бизнесе и сегменте авиаперевозок.
Тренды, обнаруженные , экспертов не удивляют. Директор отдела сопровождения сделок с капиталом PricewaterhouseCoopers Мартин Питерс заметил, что его компания еще не проводила исследований в области мотивации и опыта сделок слияний и поглощений в России, однако ему представляется очевидным, что в 90-х годах прошлого века и в начале цели сделок M&A были несколько иными по сравнению с индустриально развитыми странами, поскольку рынок в РФ находился на стадии развития. Двигателем значительной части сделок слияний и поглощений было стремление основных акционеров к диверсификации капиталовложений на внутреннем рынке и за рубежом в условиях сохранения непубличного статуса компаний. , — говорит Мартин Питерс. Партнер консалтинговой компании Strategy Partners Филипп Модиано добавляет, что многие из поглощений, проведенных крупными и средними олигархами, были в том смысле, что компании стали стоить больше, чем за них заплатили. .
Мартин Питерс уверен, что после того, как крупные российские компании сейчас стали публичными и меньше зависят от мажоритарных акционеров, они будут инициировать все больше слияний и поглощений, связанных с проникновением на новые рынки и достижением синергетического эффекта от сделок M&A.
Так, PricewaterhouseCoopers в 2007 году провела в США аналогичные изыскания в области мотивации сделок M&A. По словам Мартина Питерса, 48% участвовавших в опросе президентов компаний считают наиболее значительными целями для слияний и поглощений выход на новые рынки и освоение новых направлений бизнеса, а также разработку новых продуктов и внедрение инновационных решений. Для 33% участников опроса ценность сделок M&A заключается в расширении возможностей объединенной компании на уже сложившихся рынках и с существующими видами продукции. Сходную картину дают и глобальные исследования мотивационных трендов сделок слияний и поглощений консалтинговой компании Ernst & Young (см. таблицу № 2). Партнер компании, руководитель группы корпоративного и проектного финансирования Евгений Трусов говорит, что в 2006 году Ernst & Young провела опрос, в котором приняли участие акционеры и менеджмент 147 компаний разных отраслевых направлений, 53 компаний, представляющих банковский сектор, фондов частных инвестиций и венчурных компаний, а также специалисты в области слияний и поглощений, аналитики, журналисты и преподаватели. Опрос касался M&A-активности компаний за последние 10 лет. К эксперты Ernst & Young отнесли компании, которые за этот период закрыли в среднем 47 сделок M&A, а к пассивным — компании, сделавшие в среднем 7 приобретений. Результаты исследования показали, что наиболее популярным мотивом для слияний и поглощений считается расширение бизнеса. Именно эту цель называли, отвечая на вопросы экспертов, 88% топ-менеджеров активных компаний, 89% управленцев пассивных компаний и 79% акционеров. На втором месте стоит мотив оптимизации бизнес-модели компании (83%, 69% и 75% соответственно), на третьем — передача бизнеса (25%, 24% и 42%). Оказалось, что реже всего компании покупаются ради увеличения ожидаемого дохода. С этой целью сделки M&A проводили 15% активных компаний, всего 5% пассивных компаний и 34% опрошенных Ernst & Young акционеров.
Эксперты ожидают, что в ближайшее время мотивация российских компаний будет меняться в том же направлении, что и у западных, хотя для РФ будет характерна более высокая доля сделок на уже сформировавшихся рынках для существующих видов продукции/услуг. В ряде отраслей консолидация близка к завершению, но в некоторых сегментах по-прежнему велико число разрозненных компаний. Мартин Питерс полагает, что в ближайшие 3-5 лет мы станем свидетелями гораздо большей M&A-активности в сфере розничной торговли. Кроме того, что этот рынок растет органически за счет увеличения покупательной способности населения, он также позволяет игрокам за счет консолидации извлекать прямую выгоду за счет снижения издержек и операционных затрат. Эксперт Центра консультирования Высшей школы менеджмента ГУ-ВШЭ Лев Татарченко также ожидает значительного увеличения сделок слияний и поглощений в автомобильном ритейле.
, — говорит Мартин Питерс.



Дорогой билет на рынок


Анализ выборочных сделок по покупке активов, заключенных в 2004 году, показал, что большинство российских компаний-приобретателей активов к 2007 году значительно улучшило свои финансовые показатели — очевидно, сработал эффект растущих рынков. К примеру, строительно-девелоперская Группа ПИК в 2004 году купила два предприятия стройиндустрии — крупный домостроительный комбинат ДСК-3 и комбинат железобетонных изделий КЖИ-100. По данным Группы ПИК, в 2004 году консолидированная выручка группы составляла $0,44 млрд, а через 2 года уже $1,546 млрд. Консолидированная EBITDA выросла с $49 млн до $486 млн. В 2004 году компания сдала 497 млн кв. м жилой недвижимости, а в 2006 году — 1,244 млрд кв. м. Правда, у компании несколько возросли объемы долговых обязательств, однако отношение объемов долга к EBITDA у группы по сравнению с 2004 годом снизилось. Золотодобывающая компания Peter Hambro Mining в этот же период приобрела активы , владеющего лицензиями на геологоразведочные работы в Ямало-Ненецком автономном округе. В настоящее время работы на месторождениях все еще не ведутся. , — замечает аналитик ИК Марат Габитов. Однако, по данным PHM, оборот компании вырос с $85 млн в 2004 году до $177 млн в 2006-м. Прибыль до выплаты налогов (EBIT) увеличилась с $24,3 млн до $45 млн, показатель EPS — с 0,22 до 0,38.
, купившая в 2003 году обанкротившуюся американскую сталелитейную компанию Rouge Industries, ныне Severstal North America, а в 2004-м — итальянскую металлургическую компанию Lucchini, в 2004 году получила EBITDA в размере $2,189 млрд, а только за 9 месяцев 2007 года — $2,987 млрд. Вероятно, результаты могли быть и лучше, но на уровень доходов от деятельности повлияла плановая остановка на ремонт одной из доменных печей на SNA. Заместитель гендиректора Томас Верасто говорит: мы поставляем окатыши в Италию, и в результате цена продукции существенно снижается. При этом отгрузки Lucchini происходят по рыночным ценам — мы стараемся, чтобы каждый сегмент бизнеса работал рыночно. В Америке ситуация иная. Нам нет смысла ввозить сырье в США из-за очень хороших местных контрактов и высокого уровня транспортных затрат>.{PAGE}
У многих компаний невозможно определить точный эффект от приобретения той или иной компании из-за большого количества сделок M&A. Например, впечатляющий рост рыночных позиций в России и в мире показала германская фармацевтическая компания (производитель дженериков) Stada. Продажи группы Stada за последние 5 лет в среднем росли на 19%: в 2004 году составляли 813,5 млн евро, в 2006-м — уже 1,245 млрд евро, а за 9 месяцев 2007 года — 1,089 млрд. Операционная прибыль группы также выросла с 87,8 млн евро в 2004-м до 180,5 млн евро в 2006 году (за 9 месяцев 2007 года — 160,9 млн евро). В разбивке по регионам самые высокие темпы роста показали рынки Великобритании, Сербии и России — именно тех стран, где Stada за последние два года совершала сделки M&A. Кроме того, продажи продукции Stada в России в среднем были значительно выше общей доходности по консолидированной группе. В России Stada купила и компанию .
Начальник управления корпоративного развития ОАО Иван Глушков считает, что сделка Stada по покупке первоначально не привела к значительным изменениям основных финансовых показателей Stada, поскольку объем продаж нижегородского комбината сейчас составляет лишь немногим более 6% от продаж всей группы. почти невозможно также из-за того, что последние 15 лет Stada покупает как минимум одну-две фармкомпании в год, и каждая сделка влияет на общий результат. Если говорить о цифрах, то соотношение прибыли к продажам у Stada по итогам 2004 года на момент покупки было порядка 6%, а через 2 года по итогам 2006 года эта цифра составила 7%. Очевидно, что этот прирост не является влиянием , потому что в интервале с 2004 по 2006 год Stada приобрела еще 4 компании. Аналогично и по показателю P/E, который у Stada на момент покупки был равен 8%, а через два года составил 11%>. Представитель отмечает интересную деталь: демонстрирующие общее повышение эффективности Stada показатели P/E и P/S (цена акции к прибыли на одну акцию и цена акции к объемам продаж) растут даже в ходе скупки других фармбизнесов, хотя обычно текущие сделки M&A на какое-то время приводят к снижению прибыльности объединенной компании за счет издержек интеграции.
Сделка с фактически являлась довольно дорогим входным билетом на российский рынок. В рейтинге крупнейших фармкомпаний России 2004 года Stada с объемом продаж менее 1 млн евро числилась всего лишь в шестом десятке, а после покупки продажи приблизились к 100 млн евро, и компания переместилась во вторую десятку.
Кроме того, после переноса части производств лекарственных средств в Россию у Stada может произойти некоторое сокращение затрат, примерно на 3-5% от общих расходов. Не так много, зато пополнил продуктовый портфель немецкими препаратами, что позволило сэкономить на разработке или приобретении лицензии на производство существующих препаратов. Для достижения аналогичного объема продаж при покупке препаратов на условиях лицензионных соглашений пришлось бы тратить от 5-10 млн евро в год.
В результате присоединения к Stada возникла синергия немецкого порядка с российской гибкостью, рассказывает Иван Глушков. в качестве одного из своих ключевых конкурентных преимуществ видел способность обеспечить наличие товара в местах продаж в максимально короткие сроки и с минимальными издержками. Если выполнял заказы на производство продукции со сроком планирования 1-3 месяца, то для Stada эти сроки составляли от 6 до 9 месяцев, это слишком большая компания для того, чтобы скорректировать ранее составленные планы на производство по одному телефонному звонку, как это часто происходит в России. Немцы любят порядок, процедуры и часто в этом правы. Через некоторое время, осознав, что сокращение сроков заказа продукции в России приводит к существенному увеличению объемов продаж, Stada стала стараться сокращать эти сроки. А начал более внимательно относиться к планированию>.
Представитель считает, что в России, как и во всей Европе, продолжатся сделки M&A в сегменте продаж и продвижения лекарственных средств, поскольку в этом сегменте, как и в любом секторе FMCG, основная выгода в эффекте масштаба, в снижении издержек, связанных с качественным информационным планированием поставок, снижением издержек на логистику. .



Мозговой штурм


Интересно, что в 2004 году с участием российских компаний практически не проводились сделки по приобретению бизнесов, созданных владельцами с нуля. Редким исключением можно назвать выкуп пивным гигантом InBev бренда , за короткое время раскрученного предпринимателем Олегом Тиньковым, а также сделку концерна по выкупу у компании Heineken и двух исландских бизнесменов предприятия по производству слабоалкогольных коктейлей . Очевидно, что со временем количество сделок со стартапами будет возрастать хотя бы потому, что производственные мощности предприятий с годами изнашиваются, а новых проектов появляется все больше. Кстати, довольно часто для выхода на рынок с новой продукцией компании через сделки M&A приобретают производственные площадки, на которых можно было бы либо организовать производство нового продукта, либо провести апгрейд старого (в отличие от строительства предприятия в чистом поле — greenfield, такие проекты называют brownfield). Примером подобной сделки можно назвать выкуп у ОМЗ специализирующейся на производстве тепловых конвекторов компании . Надо сказать, что к моменту заключения сделки основные модели , разработанные при участии шведской Agenzia Unvecklings еще в 1991 году, по-прежнему демонстрировали эффективность, но визуально безнадежно устарели. Унылое громоздкое изделие не вписывалось в дизайн современных домов. Новый владелец активов, компания , потратила 50 млн рублей на оптимизацию конструкции теплового пакета и повышение теплоотдачи прибора, а также на создание оригинального дизайна кожуха, которое поручили брендовому промышленному дизайнеру Артемию Лебедеву. Уже второй год компания продает новые модели. В не раскрывают финансовых показателей, но сказали, что капиталовложения в проект уже окупились.
Стоит отметить также, что в последнее время возросло количество сделок по приобретению зарубежных компаний, их россияне проводят ради приобретения технологических ноу-хау, которыми обладают компании-цели. В сделках M&A с целью приобретения новых технологий наблюдается рост — с 0,08% до 2,86%. Количество таких сделок также будет увеличиваться и дальше, потому что в ряде сегментов у России нет конкурентоспособных на мировом рынке технологий, а разрабатывать собственные уже не хватает времени, особенно в условиях острой нехватки кадров в области НИОКР.
В 2004 году инвесторы в основном были сосредоточены на скупке сырьевых ресурсов, производителей пищевых и непродуктовых товаров народного потребления и компаний отрасли услуг, а более капиталоемкие и менее рентабельные обрабатывающие отрасли особым вниманием еще не пользовались, поэтому сделок, так или иначе связанных с покупкой технологий, было немного. Однако в 2007 году инвесторы машиностроительного сектора начали проявлять интерес к оснащению своих российских производственных площадок современными технологиями, основной путь доступа к тем или иным ноу-хау — создание разнообразных альянсов, слияние или приобретение компании-обладателя технологии. В частности, в качестве примеров покупки акций компаний ради переноса на российскую почву производственных технологий можно назвать приобретение компаниями предпринимателя Олега Дерипаски британского производителя коммерческих автомобилей LDV и доли в автоконцерне Magna и строительном концерне Strabag, покупку Виктором Вексельбергом долей в швейцарском производителе насосного оборудования Sulzer.
Кейс Промышленного союза достаточно характерно показывает, как за 3-4 последних года меняются стратегические цели сделок M&A в машиностроительной отрасли. Базовый актив союза — крупнейший в стране производитель сельскохозяйственной техники . В 2004 году ПС приобрел контрольный пакет , специализирующегося на выпуске навесного оборудования, приспособлений и запчастей для комбайнов. Кроме того, купило компании и и объединило все три компании в группу KLEVER (КЛЕВЕР). Председатель совета директоров ПС Константин Бабкин говорит, что в 2004 году совокупный объем выручки KLEVER составлял 150 млн рублей, через 2 года — 658 млн рублей, а по итогам 2007 года — 850 млн рублей (физический объем продаж составил около 900 единиц сельхозтехники). Изначально заводы производили совершенно разную полнокомплектную сельскохозяйственную технику: почвообрабатывающую, зерноперерабатывающую, кормоуборочную. Но производство этой полнокомплектной техники в обороте компаний не превышало 20%, остальное приходилось на производство комплектующих для комбайнов . В апреле 2004 года решило объединить три завода в единую компанию, которая сосредоточилась бы на нише сельхозмашин для кормозаготовки, то есть для животноводческих хозяйств (впоследствии ставка сработала даже с большим выигрышем, чем предполагалось, потому что государство поддержало развитие животноводства через нацпроект поддержки агропромышленного комплекса). , — рассказывает Константин Бабкин. Оценить синергетический эффект от сокращения затрат KLEVER при объединении некоторых функций (как правило, маркетинга, сбыта, службы закупок) совладелец затруднился, отметив, что у поглощенных компаний раньше вообще не было собственных систем сбыта и маркетинга. Сейчас в сбытовой системе KLEVER 54 дилерские компании, а сервисная сеть объединяет 52 компании. Кроме того, в апреле из структуры был выделен Морозовский раскройный завод, который теперь специализируется на раскрое металла для всех машиностроительных заводов группы. Эта мера позволила снизить себестоимость раскроя на 40%.
И, наконец, в 2007 году ПС приобрел компанию-носителя технологий производства особо мощной сельскохозяйственной техники — канадскую Buhler Industries. Формально предприятия будут работать независимо друг от друга, но будет использовать дилерскую сеть Buhler Industries для продвижения российской агромашиностроительной продукции на рынках Северной Америки, а линейка сельхозтехники российского концерна пополнится тяжелыми тркторами, которые необходимы для обработки обширных посевных площадей. Рынок тяжелых тракторов в РФ растет примерно на 30% в год. Константин Бабкин считает, что по мере консолидации аграрных компаний посевные площади будут увеличиваться, и потребность в тяжелых тракторах в ближайшие несколько лет станет возрастать.




Государственные аппетиты



Сделок, разрушающих стоимость компании-приобретателя, в 2004 году насчитывалось буквально единицы. К неудачным покупкам можно отнести приобретение сыном банкира Александра Смоленского британской компании-производителя спортивных машин TVR. Через 2 года после закрытия сделки убытки компании возросли в 12 раз, один из заводов TVR был закрыт, а компания в скором времени перепродана американским инвесторам. Проблемы после приобретения голландского производителя шин Vredestein Banden начались и у шинного холдинга . По итогам первого полугодия прошлого года объединенная компания Amtel-Vredestein получила убыток в размере $33 млн, а отношение долга к EBITDA у холдинга превышает критическую отметку в 10 пунктов. Инициатор сделки, основатель и крупнейший акционер AmtelVredestein Судхир Гупта в прошлом году продал значительную часть своего пакета шинного холдинга инвестфондам. Не совсем ясно, стоит ли считать удачной стратегию непрерывных M&A, проведенных , которая к концу 2007 года собрала под своим контролем 1100 аптек по всей стране. Останавливаться на этом она не собирается. При этом долговая нагрузка компании выросла до 12 EBITDA — тогда как нормальной темпера- турой для финансового здоровья компании считаются значения этого показателя ниже 10. Впрочем, аналитик ИК Андрей Верхоланцев полагает, что после завершения строительства федеральной сети финансовые показатели компании выровняются, тем более что уже сейчас у выросли как объем продаж, так и сумма среднего чека.
Однако случаев, когда сделки M&A являлись для продавца вынужденными, наблюдалось довольно много. Мы объединили в одну графу эпизоды, в которых продавцам приходится расставаться с компанией вопреки собственному желанию и стратегическим планам. К этим мотивам мы отнесли выкуп имущества кредиторами, выход продавца из бизнеса из-за неудач и принудительный выход из бизнеса под давлением государства. В суммарном выражении количество таких сделок значительно возросло, с $9,93 млрд в 2004 году до $26,99 млрд за 10 месяцев 2007 года, хотя в процентном соотношении доля неудачных для продавцов сделок сократилась с 43,3% до 29,08%. При этом неудачи частных компаний подорожали с $0,19 млрд до $1,024 млрд, а стоимость сделок, в результате которых частная собственность перешла в руки госкомпаний, увеличилась с $9,93 млрд до $27 млрд. Помимо ЮКОСа графу пополнили сделки с целью консолидации активов в вертолетостроении, авиапроме, автопроме, спецметаллургии, судостроении. В основном сделки проводились для объединения активов в рамках госкорпораций, через которые государство собирается реализовывать и финансировать отраслевые стратегии развития. Главный акционер — государство — еще не очень внимательно следит за экономической эффективностью слияний и поглощений. В большинстве случаев сделки заключены за последние 2 года, и пока активы приобретенных компаний еще находятся в процессе консолидации. В отраслях с длинным производственным циклом, например судостроении, авиапроме или добыче полезных ископаемых, эффект от сделок M&A может наступить через 3-5 лет. Тем не менее государству уже сейчас имеет смысл разработать некоторые контрольные параметры эффективности менеджмента госкомпаний, определить лучших и худших менеджеров.
Ведущий консультант Центра консультирования Высшей школы менеджмента ГУ-ВШЭ Лев Татарченко отмечает, что в некоторых отраслях с большим мультипликатором воздействия на другие сегменты экономики государство не дождалось появления эффективных собственников, поэтому начало консолидировать активы самостоятельно. Такая стратегия, по мнению эксперта, сходна с развитием других государств BRIC, хотя и в ряде европейских стран проблемные активы тоже были национализированы. Правда, в Европе затем привлекали к управлению профессиональных менеджеров, повышали капитализацию госкорпораций и снова продавали в частные руки. Начальник отдела стратегического планирования и научно-исследовательских работ Минпромэнерго Василий Осьмаков считает, что европейскую схему можно считать идеальной, но стратегию эволюции госкорпораций все же нельзя вписывать в жесткие рамки. Развитие будет происходить с учетом конкретной ситуации. Например, в России прошла крайне либеральная реформа электроэнергетики, в результате которой значительная часть активов отрасли перешла в частные руки. С другой стороны, вряд ли государство полностью выйдет из участия в ОАК, потому что авиационная промышленность — отрасль, от которой зависит национальная безопасность. Кроме того, в мировом авиапроме традиционно работает ограниченное число игроков при высо-
кой доле участия государства.
Лев Татарченко прогнозирует, что поглощение активов частного бизнеса российскими госкомпаниями, скорее всего, продолжится, потому что . Напомним, вхождение на новые рынки — это нарастающий глобальный тренд сделок M&A.
По мнению управляющего директора ГК Евгения Гавриленкова, российские госкомпании, возможно, усилят M&A-активность на мировом рынке. Если в целом процесс слияний и поглощений, особенно в банковском секторе, слегка притормозится в связи со сложностью в привлечении кредитования сделок на фоне коррекции в мировой финансовой системе, то российские и азиатские суверенные фонды получат возможность скупать подешевевшие активы за рубежом.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK