Наверх
28 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Морской старт «Росэнергоатома»"

В условиях дефицита электроэнергии в стране быстрое наращивание мощностей — вопрос для российской экономики более чем актуальный. Одним из способов может стать атомная энергетика малой мощности, в частности мобильная атомная энергетика.Сегодня одним из наиболее перспективных направлений развития мобильной атомной энергетики считаются плавучие атомные электростанции (ПАТЭС). О перспективах развития нашему корреспонденту рассказал заместитель генерального директора ФГУП концерна «Росэнергоатом», директор филиала «Дирекция строящихся плавучих атомных теплоэлектростанций» Сергей Крысов.

— Сергей Васильевич, чем вызвано развитие ПАТЭС именно сегодня? Разве это новая технология?

— Cтроить плавучие атомные электростанции мы могли уже в 70-х годах, ничего особенного в них не было. Мы же делали судовые ледокольные атомные энергоустановки. Точно так же они могли бы вырабатывать энергию, подавать ее на берег. И такие опыты были. Но энергоносители в СССР были дешевые и доступные, потребности в каких-либо альтернативных источниках просто не возникало. Сейчас, как вы понимаете, ситуация иная. Потребность в электроэнергии растет быстрыми темпами, а возможности не поспевают.

— Что представляет собой ПАТЭС?

— Плавучая атомная электростанция состоит из двух частей — плавучего энергоблока (ПЭБ) и береговых сооружений. ПЭБ — это судно, на котором установлена атомная электростанция: атомная паропроизводящая установка, паровая турбина. В нашем проекте — это два реакторных блока КЛТ-40С, разработанных в нижегородском ОКБМ имени Африкантова. Электрическая мощность каждого реакторного блока 38,5 МВт, то есть общая мощность ПАТЭС — 77 МВт. Это так называемый океанский вариант. Кроме того, есть проект ПАТЭС на основе реакторных установок типа АБВ-6. У них мощность меньше, 12 МВт, это речной вариант с меньшей осадкой. Три такие ПАТЭС мы будем строить в Якутии, о чем уже подписано соглашение между главой «Росэнергоатома» Сергеем Кириенко и президентом Республики Саха (Якутия) Вячеславом Штыровым. Береговые сооружения, по сути, причал и необходимые для подачи электроэнергии коммуникации. Ничего сложного в них нет, возводятся они за два года. То есть ПАТЭС может снабжать электроэнергией труднодоступные районы, перемещаясь по мере необходимости с одного места на другое.

Срок службы установок на базе КЛТ-40С — 40 лет. Три межремонтных периода по 12 лет, когда ПАТЭС работает без дозагрузки топливом, и два ремонта по два года. За это время его загружают, ремонтируют и транспортируют обратно. ПАТЭС на основе реакторных блоков АБВ-6 работают точно так же, но межремонтный срок поменьше — 10 лет.

Кстати, таких вот судов с ПЭБом на основе реактора АБВ-6 мы для Якутии построим шесть штук. Три плавучие атомные станции, в составе двух из них — по два ПЭБа. Плюс еще одна станция с одним ПЭБом. Итого пять. И еще один, так называемый технологический, запасной ПЭБ. По технологическому циклу реакторы АБВ-6 должны работать без дозагрузки топливом по 10 лет. Через каждые 10 лет мы должны его увести, отремонтировать, загрузить топливом и доставить на место. Это занимает два года. Вот в это время будет работать замещающий ПЭБ. Все плавучие энергоблоки — стандартные, взаимозаменяемые, и здесь уместно говорить о своего рода энергофлотилии — несколько работают, один или больше, в зависимости от размеров этой флотилии, в ремонте. Очень интересная получается цепочка. 

— Кто финансирует проект и какова стоимость строительства таких ПАТЭС?

— Финансирование ведется на 100% за счет средств «Росэнергоатома»: собственные средства и кредитные. Кредит составляет около 10% от общей суммы. В свое время, пару лет назад, был подписан контракт с китайцами, по которому предусматривалось финансирование ими этого проекта. Но денег не поступило, и контракт не состоялся. Сейчас мы строим в Северодвинске, на «Севмаше», ПАТЭС с реакторной установкой КЛТ-40С. Китайцы в проекте участвуют просто как подрядчики. То есть судовая часть строится в Китае, ядерная установка — в России. По аналогичной схеме создавали ледокол «Вайгач»: построили его в Финляндии, а на Балтийском заводе была установлена ядерная паропроизводящая установка.

— Какова общая сумма инвестиций в строительство станции?

— Плавучий энергоблок сегодня без НДС стоит порядка 8,5 млрд рублей. Примерно 25—30% от стоимости ПЭБа — это стоимость паропроизводящей установки. Что касается береговой части, пока сказать трудно, но, видимо, обойдется она где-то в 1 млрд рублей. Итого порядка 9,5 млрд рублей. Но для окончательной оценки нужно дождаться окончания строительства. А это у нас по плану — 2010 год.

Что касается ПАТЭС для Якутии на базе АБВ-6, то сейчас мы разрабатываем финансовую модель проекта. Эта установка двухпродуктовая, у нее есть и теплофикационная мощность: примерно 150—170 тыс. гигакалорий в год. Это как раз то, что очень нужно северным поселкам. Там отопительный сезон практически круглогодичный. И цены умопомрачительные: 1 кВт/ ч — до 14 рублей. Все это сдерживает развитие экономики, разумеется. Если мы реализуем нашу финансовую модель, то киловатт/час будет стоить 4 рубля. Стоимость ПЭБа на основе установки АБВ-6 — примерно 3 млрд рублей. Береговые сооружения пока оценить сложно.

— На каком топливе будут работать эти установки?

— Это диоксид урана обогащением менее 20%. Мы создали новую активную зону по сравнению с ледокольными активными зонами, где обогащение до 46%. А 20% — это значение, удовлетворяющее требованиям МАГАТЭ о нераспространении. Материал с таким уровнем обогащения уже не может быть использован для изготовления ядерного оружия. Значит, мы спокойно можем экспортировать такие станции. Собственно, потенциал таких ПАТЭС будет ориентирован на экспорт. На нашем севере максимальные планы предусматривают строительство не более 20 ПАТЭС. Во многих странах сейчас с интересом следят за ходом проекта в Северодвинске. Пока он не завершен, но с некой долей уверенности мы можем говорить о том, что до 2020 года у нас в планах строительство 12 ПАТЭС, включая экспортные. Самый первый наш партнер — это Республика Кабо-Верде (острова Зеленого Мыса). У них вся генерация построена на дизельном топливе, цена киловатт/часа подходит к 50 центам. С такими ценами развивать индустрию, даже туристическую, очень тяжело. Серьезную проработку мы ведем и по Намибии, где необходимы энергоисточники, особенно в связи с добычей полезных ископаемых, урана прежде всего.{PAGE}

— Как вы собираетесь решать проблему постановки ПАТЭС на серийное производство? Ведь, по сути, традиций серийного производства реакторов у нас нет: каждый реактор уникален, со своими нюансами в эксплуатации. Кроме того, остро стоит кадровый вопрос: где вы наберете достаточное число специалистов? 

— Совершенно верно, все станции на нынешний день по-своему уникальны. Но что касается ПАТЭС, то у нас совершенно особенная ситуация. Во-первых, серийное производство судовых ядерных энергетических установок у нас освоено. Все подводные лодки практически серийного изготовления. Мы хотим применить аналогичный метод.

Что касается кадров, то здесь, по существу, создается новая специальность. Она сродни специальности ледокольщика, хотя это не морское плавание, ПАТЭС же стоит 10—12 лет. Но мы все равно будем применять вахтовый метод.

— Сколько человек в год вам нужно, чтобы в кадровом вопросе вы себя чувствовали спокойно?

— Это легко подсчитать. К 2020 году, скажем, 12 проектов станций с плавучими энергоблоками на основе КЛТ-40С и где-то с десяток с АБВ. Экипаж — примерно 50—70 человек. Экипажа должно быть два с половиной. Два полноценных и половина на случай непредвиденных ситуаций. То есть это 125—175 человек на один ПЭБ. А если их около 20 — то порядка 2500—3500 человек.

— Разве сейчас в стране есть столько специалистов?

— Конечно, нет. Их нужно создавать, обучать. Для Северодвинска, для пилотного образца это не проблема. Это город моряков и атомщиков. Но уже на вторую станцию, которую мы планируем разместить в Певеке, необходимо искать специалистов. У нас будет свой учебно-тренажерный центр, в котором будем их готовить. Кроме того, мы договариваемся с вузами о создании профильных кафедр. В частности, с Нижегородским политехническим институтом мы провели переговоры, с Санкт-Петербургским военмехом.

— Сколько времени, с учетом всех этих проблем, необходимо для того, чтобы поставить установки на серийное производство?

— Основная проблема серии — серийный заказ. Вот мы подписали соглашение с Якутией на три ПАТЭС на основе АБВ-6 — это уже серия. С 2008 года начинаем проектирование, в 2009 году планируем закончить и выйти на режим строительства.

Что касается ПАТЭС на основе КЛТ-40С, то мы рассчитываем получить серийный заказ сразу же по окончании строительства, когда мы сможем привести покупателя и показать ему ПАТЭС в действии. То есть к 2010 году у нас будет сформирован пакет заказов.

— Каким образом повлияет на стоимость ПАТЭС запуск серийного производства?

— Вопрос о снижении стоимости квалифицированно можно будет обсуждать лишь после завершения строительства первого образца. Но мы можем опираться на пример серийного производства атомных подводных лодок. Там удешевление идет на 30—50%. Собственно, наши производственники так и говорят: начиная с 5—6-го проекта мы снижаем стоимость на 30%.

Нам ни в коем случае нельзя отставать в области атомной энергетики малой мощности, мобильной атомной энергетики. Американцы уже объявили о своих интересах в области малой энергетики. Южная Корея ведет проектирование опреснительного комплекса с ядерной энергетической установкой. Вполне с такими задачами может справляться Франция. Как только рынок обозначится — сразу появятся интересы и конкуренция. Я думаю, она уже идет.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK