Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Московский — бит"

Юрий Лужков может перестать быть избранным мэром Москвы, а превратится в столичного вице-премьера, назначаемого президентом.Психическая атака

Кажется, объявленная еще во времена ельцинского правления «битва Кремля за Москву» наконец закончилась капитуляцией московского мэра, согласившегося на объединение своего родного «Отечества» с некогда враждебным ему «Единством». При этом, как утверждают люди сведущие, сдача была обставлена вполне пристойно для Лужкова, который на позапрошлой неделе был приглашен для финальной беседы якобы не в Кремль, а на дачу к президенту Путину. Там после непродолжительного разговора в неформальной обстановке к ним присоединился лидер «Единства» Сергей Шойгу, которого президент вызвал по телефону, сообщив ему о высочайшем решении.
Очевидно, следуя высказыванию Бориса Березовского (правда, в отношении чеченцев) «Враг должен быть либо мертвым, либо другом»,— Кремль решил попробовать эту схему на Лужкове. Конечно, склонить столичного мэра к пришествию в логово бывших недругов, существенно попортивших ему кровь во время думских выборов, было бы делом весьма нелегким, если бы Кремль заранее не вел постоянный «артобстрел» по Лужкову и его команде.
Рассказывает депутат Думы от «Российских регионов» Владимир Лысенко: «Лужкова буквально преследовали по пятам. Сначала ему назначили не его начальника милиции — обязанности главы столичного ГУВД вместо уволенного лужковца Куликова сейчас исполняет Виктор Швидкин. Потом Лужкова и московского вице-мэра Валерия Шанцева исключили из списка лиц, которые могут ездить по Москве с мигалками, хотя в администрации президента на такой машине может ездить чуть ли не каждый третий. Затем в Кремле принялись за законодательство, решив «разбомбить» Москву на мелкие части — сейчас Кремль выигрывает один суд за другим касательно того, что в Москве нет положенного по закону местного самоуправления, а потому столицу надо разделить на 125 районов, где каждый глава управы должен иметь свой независимый от городского правительства бюджет. Если к тому же учесть, что теперь главы управ будут избираться, а московский голова не имеет права оказывать никакого влияния на эти выборы, то Лужков фактически теряет все основные нити управления городом. Что в условиях конфронтации с Кремлем означает для него недееспособность. Потом Лужкова заставили ликвидировать мэрию, которая была его штабом и занималась стратегическими и политическими вопросами,— сейчас Лужков выступает только как глава правительства Москвы.
Ко всему этому еще и обвинения, выдвинутые МВД РФ по поводу злоупотреблений при строительстве МКАД, и уголовное дело против министра финансов правительства Москвы Юрия Коростылева за переоформление долговых обязательств МОСТ-банка в векселя опального «Медиа-МОСТа» на сумму свыше $200 млн. А тут еще вооруженное нападение на видного члена лужковской команды Иосифа Орджоникидзе, чуть не стоившее последнему жизни. К тому же и новый президент оказывал Лужкову недвусмысленные «знаки внимания». Так, награждая московского мэра орденом «Знак почета», Путин услышал от Лужкова (обидевшегося на столь невысокую награду) пожелание «настоящих, а не случайных успехов». На что президент ответил, что любит Москву независимо от того, кто ее возглавляет,— все перечисленное не могло не давить на психику московского градоначальника».
Московская тишина

Похоже, теперь, заполучив Юрия Лужкова в союзники и слив лужковское «Отечество» со своим «Единством», Путин весьма успешно справился с «пожеланием» московского мэра, добившись «настоящего успеха». Что касается Лужкова, то, по мнению Владимира Лысенко, московский голова взвесил все шансы и, учитывая высокий рейтинг Путина, понял, что сегодня борьба с президентом и его окружением бесперспективна.
Между тем Кремль не потратил бы столько сил и средств на приручение Лужкова, если бы столичный мэр не был нужен федеральной власти.
Во-первых, пролужковская думская фракция «Отечества — Вся Россия» способна, блокировавшись с коммунистами, вставлять палки в колеса власти, как это было, когда овээровцы провалили поправку к закону «Об изменениях и дополнениях в закон о федеральном бюджете», лишив правительство возможности приватизировать предприятия высокой стоимости. (Кстати, теперь, создав прокремлевский парламентский блок «Единство» — ОВР — «Народный депутат» — «Регионы России», Кремль избавил себя от подобных неприятностей в будущем.) Во-вторых, в Москве работает подконтрольная Лужкову гордума, принимающая нужные ему законы. В-третьих, популярность Лужкова среди москвичей отталкивает столицу от Владимира Путина из-за постоянных наездов федеральной власти на любимого мэра. Все это не нужно президенту, который, в отличие от своего предшественника, лучше чувствует себя не в условиях постоянной борьбы на все стороны, а, наоборот, в режиме тишины и спокойствия — короче, стабильности.
Но это все не главное. Главное то, что, выстраивая систему «новой олигархии» для серьезной политической и финансовой поддержки президента, нынешний Кремль не хочет оказаться в ситуации, в которую попал Борис Ельцин. При нем московский мэр, перейдя в оппозицию Кремлю, умело вклинивался в отношения ельцинской «семьи» с «олигархами», благо у столичного мэра есть для этого все возможности: в Москве находятся центральные офисы и платятся налоги всего большого бизнеса, включая банки, через которые, в свою очередь, идут платежи. Фактор Лужкова сильно мешал «ельцинским» рулить «олигархами» — последние просто вынуждены были учитывать московские надобности, не совпадающие с кремлевскими.
Теперь, когда Лужков наконец включен в орбиту интересов новой власти (директор Агентства прикладной и региональной политики Валерий Хомяков называет это объединением федеральной и московской бюрократии), он перестал быть помехой в выстраивании новой, уже «путинской олигархии». Кстати, по сведениям из Кремля, главным строителем новых отношений власти с денежными мешками выступает глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс, и не исключено, что именно он был одним из посредников в нынешних переговорах между Лужковым и командой Путина.
Поспособствовав в меру сил капитуляции московского мэра, Чубайс оказал услугу власти, чем наверняка укрепил свои позиции как главы энергетического холдинга. Правда, реструктурировать РАО по своему усмотрению Чубайсу, судя по всему, не дадут: цена за услугу, объявленная главным энергетиком, была сочтена Кремлем, а вслед за ним и правительством слишком высокой. Согласно первоначальному замыслу Чубайса реструктуризация РАО ЕЭС предусматривала выделение из структуры холдинга и продажу генерирующих и сбытовых компаний. При этом межрегиональные сети высокого напряжения (а следовательно, и главные деньги за транспортировку электроэнергии) оставались бы у Чубайса. Но на недавнем совещании у премьера Михаила Касьянова экономический советник президента Андрей Илларионов вместе с министром экономики Германом Грефом предложили выделить из структуры РАО ЕЭС и продать не производство и сбыт, а сами нынешние региональные энергокомпании, создав на их месте своего рода мини-РАО. Которым будет принадлежать все, включая упомянутые межрегиональные сети. Понятно, что в таком случае РАО ЕЭС превращается не более чем в вывеску, а Чубайс — в «почетного энергетика» без денег и влияния (если, конечно, не подберет под себя некоторые из мини-РАО).
Кроме Чубайса, по мнению депутата Думы от «Единства» Александра Рязанова, видным фигурантом в «деле Лужкова» вполне мог стать Евгений Примаков — из-за своей близости и к Лужкову, и к Путину. Не исключено участие и третьей, уже названной в прессе фигуры важного организатора насильственного брака «Отечества» с «Единством» — депутата Думы от ОВР Александра Владиславлева. Этот человек еще в советское времена был первым заместителем министра иностранных дел СССР — министром по внешнеэкономическим связям. В последнее время, до избрания в Думу, Владиславлев работал секретарем политсовета «Отечества» и председателем совета директоров ОАО «Штерн цемент».
«Единственно-отечественный законопроизводитель»

Идея слияния некогда двух антиподов — «Единства» и «Отечества» — появилась в администрации президента почти полгода назад. Она выглядела тем более продуктивной, что сколько-нибудь явных политических разногласий у «медведей» с лужковцами не наблюдается.
Говорит депутат Думы от КПРФ Анатолий Чехоев: «Отечество» и «Единство» и их думские фракции к этому шли давно. Сегодня у тех и у других сложилось мнение о безусловной, безоговорочной поддержке правительства — причем независимо от того, на пользу это идет или нет. Главное — быстро заявить, что мы поддерживаем правительство, тем более что уже есть примеры: сегодня — депутат, а завтра — министр. То есть создается (как в союзном Верховном Совете 1990 года) агрессивно-послушное большинство уже для нынешнего президента и нынешнего правительства».
«Профиль»: Нынешнему президенту и нынешнему правительству нужно продвигать непопулярные законы, а времени, кстати, осталось впритык. Ту же грефовскую либеральную социалку надо принимать в Думе и внедрять минимум за полтора года до президентских выборов — чтобы было время подняться упавшему президентскому рейтингу. Новая коалиция к этому готова?
А.Ч.: Принятие непопулярных законов их не волнует: они больше надеются на то, что если думская коалиция «Единство» — ОВР — «Регионы России» — «Народный депутат» сложится, то, может быть, даже удастся изменить закон и на пару годков продлить работу этой Думы.
Лидер думской фракции «Единство» Владимир Пехтин фактически подтверждает точку зрения Чехоева, но с иных идейных позиций: «Платформы «Единства» и «Отечества» практически совпадают. Переговоры велись несколько месяцев. Это сделано, чтобы ускорить прохождение через Думу законопроектов, жизненно важных для России,— блока президентских экономических инициатив, приватизационных вопросов, вопросов земельного обустройства, налоговой политики, судебной реформы, а также Кодекса о труде. С другой стороны, левое крыло Думы, которое зачастую играет на популизме, сегодня уже не будет иметь возможности выделять из общей программы развития государства какие-то популярные решения…»
«П.»: Протаскивать их через совет Думы и ставить на голосование, озвучивая их, таким образом, через прессу…
В.П.: Совершенно верно. Вот это главное.
Между тем, как сообщил «Профилю» депутат, попросивший не называть его имени, «медведям» и овээровцам уже раздали бумагу под названием «Позитивные результаты создания координационного совета», тезисы которой они должны излагать журналистам. Эту бумагу депутаты окрестили «апрельскими тезисами», и, похоже, озвучивать их в той или иной мере придется и самому Лужкову.
Но, по мнению собеседника «Профиля» в президентской администрации, Юрий Лужков не капитулировал, а просто выбрал оптимальный вариант самосохранения. Тем более что в Москве грядут перемены, которые сможет без особого для себя ущерба пережить лишь лояльный Кремлю градоначальник. Дело в том, что в президентской администрации готов конституционный законопроект, согласно которому Москвой будет управлять не избранный мэр, но федеральный чиновник в ранге вице-премьера, к тому же назначаемый президентом. Если Дума превратит этот законопроект в закон, то Лужков, по нынешней договоренности, как раз и окажется этим вице-премьером. На худой конец, его могут перевести из столичных градоначальников в политические деятели, предложив возглавить ту самую новую «единственно-отечественную» партии власти, окончательное структурирование которой ожидается в ноябре.
В любом случае Юрий Лужков сможет сохранить властные позиции и как минимум не повторит судьбу своего бывшего соратника — главы холдинга «Медиа-МОСТ» Владимира Гусинского.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK