Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Московский домовой"

На этот и другие вопросы за «круглым столом» в редакции «Профиля» ответил первый заместитель мэра Москвы в правительстве столицы, руководитель Комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города Владимир РЕСИН.«Профиль»: Владимир Иосифович, один высокопоставленный чиновник в московском правительстве как-то заявил (правда, потом сказал, что «его не так поняли»), что в Москве строится слишком много жилья. Его покупают в основном приезжие, а самим москвичам столько не нужно…
Владимир Ресин: Совершенно с этим не согласен. Мы в нынешнем году выйдем на 3,8 млн. кв. м жилья. Но и этого, самого большого за последние 10 лет объема ввода недостаточно. Нужно (и на будущий год мы так и запланировали) более 4 млн. кв. м, а дальше — 5 млн. кв. м.
Это просто необходимо. В Москве сейчас приходится около 23 кв. м общей площади на человека, в Европе — не меньше 40, а в некоторых городах и до 70. Так что даже если вводить по 5 млн. кв. м жилья в год, для достижения среднеевропейского уровня потребуется лет 20. И еще: мы Москву строим не только для москвичей, но и для всей России. К тому же если иногородние покупают квартиру, то за их деньги город получает возможность возводить бесплатное жилье — причем только для москвичей, — а также прокладывать коммуникации, развивать социальную инфраструктуру и т.д.
Особо обеспокоенным могу сказать: утверждение про «засилье» приезжих абсолютно необоснованно. На иногородних приходится менее трети от общего объема продаж жилья.
«П.»: Вы говорите про наращивание объемов строительства. Но районов массовой застройки уже в этом году нет — время громадных неосвоенных пустырей закончилось. Строить приходится точечно, в уже сложившихся районах. Откуда возьмутся земли под столь масштабное новое строительство?
В.Р.: На еще не освоенных территориях в Москве можно разместить около 70 млн. кв. м жилья. Для сравнения: весь жилой фонд столицы на сегодня — это 180 млн. кв. м.
Что это за территории? Прежде всего промышленные зоны, неугодья. Земли, занимаемые обветшалыми пятиэтажками, на которые у нас приходится 20 млн. кв. м жилья. Есть еще и площади, которые сейчас занимают Савеловский и Рижские вокзалы со всеми подводящими путями.
«П.»: То есть Москва перестанет быть индустриальным центром? Ведь столь большие площади вряд ли можно найти под мелкими предприятиями — придется выводить за город гиганты вроде «Москвича» или ЗИЛа?
В.Р.: «Москвич» и ЗИЛ выводить мы не будем. Я имею в виду только неработающие или нерентабельные предприятия: бывшие артели, мелкие предприятия. Для чего, к примеру, Москве нужна — причем в самом центре, у метро «Белорусская» — фабрика, где раньше валяли валенки, а теперь все площади сдают в аренду под склады? Узнать, какие конкретно предприятия покинут столицу до 2020 года, просто: нужно прийти на 2-ю Брестскую улицу, 6, где работает постоянная выставка Москомархитектуры, и ознакомиться с генпланом развития города.
«П.»: Говоря о сносе пятиэтажек, вы имеете в виду только панельные или еще и блочные с кирпичными?
В.Р.: До 2010 года мы планируем — и снесем — 6—7 млн. кв. м панельных домов. Если говорить о реконструкции других типов пятиэтажек, то пока она планируется только в порядке эксперимента. На вопрос, что выгоднее: комбинированные снос и реконструкция или снос всех пятиэтажек вообще — не существует однозначного ответа. Для каждого квартала нужно считать экономику вопроса. Нет сомнений, что реконструкция кварталов, застроенных пятиэтажками разных серий, должна вестись комплексно. Это реально снижает себестоимость прокладки коммуникаций, создает меньше неудобств жителям. Не нужно забывать, что в случае сноса полностью реконструированный квартал дает примерно троекратное увеличение площадей. В случае надстройки двух этажей увеличение будет составлять только 40 процентов. Генплан развития Москвы предусматривает увеличение плотности застройки, более эффективное использование городских территорий, поэтому комплексный снос пятиэтажек первых индустриальных серий в большей степени будет соответствовать решению этой задачи.
«П.»: Мэрия неоднократно утверждала, что при переселении людей из «хрущоб» новое жилье им будет предоставляться вблизи прежнего. Но поток жалоб тех, кого из пятиэтажки где-нибудь в Медведкове переселили в Южное Бутово, не уменьшается.
В.Р.: Как правило, мы новое жилье даем по соседству. Однако есть и исключения. Например, вместо однокомнатной квартиры люди переселяются в двух- или даже трехкомнатную. Или вместо одной квартиры получают две. То есть существенно улучшают жилищные условия. В таком случае переезд из привычного района не исключен. Так же приходится поступать там, где свободных территорий недостаточно и уплотнение застройки невозможно. Нельзя же строить только жилые здания, не оставляя места под социальную инфраструктуру.
«П.»: Еще одна волнующая москвичей проблема — когда прямо впритык к их дому возводится новый и закрывает свет. Или на месте детской площадки строят гаражи. Какой процент подобного рода жалоб вы отвергаете?
В.Р.: Мы всегда стремимся пойти навстречу горожанам. Приведу два примера. Первый — строительство на территории, примыкающей к Нескучному саду. Жильцы близлежащих домов были резко против — строительство прекращено и даже вырытые котлованы засыпаны. Второй пример — с Поклонной горой. Там сначала, как вы помните, на центральной аллее установили скульптуру Зураба Церетели «Жертвы нацизма». Это, безусловно, произведение очень трагическое, отвечающее своему названию.
Так вот, звонит мне жилец дома, расположенного по соседству с Поклонной горой, совершенно незнакомый мне человек, представляется архитектором и говорит: «Владимир Иосифович, вы знаете, я сегодня утром выглянул в окно и увидел эту скульптуру. Я понял, что никогда свою квартиру теперь не продам». Были и другие обращения. И мы эту композицию решили перенести с главной аллеи в парк за музеем — нельзя же, чтобы трагедия всех народов, воплощенная в этом произведении, омрачала настроение жителей соседних домов.
Так что мы не воюем со своим народом. Согласовываем с общественностью все крупные проекты застройки.
«П.»: Как сегодня обстоят дела с программой ликвидации коммуналок? Когда вы ее намерены выполнить хотя бы по отношению к центру?
В.Р.: Реализация программы ведется на коммерческой основе. Ведь должен найтись инвестор, который возьмется за это дело. Только в Центральном округе Москвы 18,7 тысячи коммуналок. Сложность их ликвидации состоит, прежде всего, в том, что жильцы часто требуют нереального: остаться в центре при резком увеличении площади квартир, предоставляемых им взамен комнат в коммуналке.
«П.»: Конкретная дата, когда будет расселена последняя из коммунальных квартир, есть?
В.Р.: Нет. Но мы поставили перед собой задачу расселить их где-то в ближайшие пять лет.
«П.»: В центре или по всей Москве?
В.Р.: В центре.
«П.»: Строители в частных беседах говорят, что столь зарегулированного рынка строительства, как в столице, нет нигде. А доля частных застройщиков (если не считать Московский строительный союз, фактически находящийся под вашим контролем) чуть более 12%, или около 500 тыс. кв. м из почти 4 млн. м, возводимых ежегодно. Вы намерены здесь что-то менять?
В.Р.: Во-первых, контролировать вопросы строительства в столице мне поручено Юрием Михайловичем Лужковым. Во-вторых — для нас не существует деления на «наших» и «ваших».
Сегодня в строительной отрасли столицы работают 840 тысяч человек, а в советское время было около полумиллиона. Если бы Москва не занималась организацией строительства, разве могло бы число строителей в городе вырасти почти вдвое? И вырасти за счет частных застройщиков? Ведь названный вами Московский строительный союз — это лишь общественное объединение различных акционерных обществ: «Мосстроймеханизации-5», Су-155, МФС-6, ДСК 1, ДСК 2, ДСК 3, Су-83. Это не юридическое лицо, они объемы строительства не распределяют.
Городские же власти, со своей стороны, ситуацию контролируют: проводятся тендеры, конкурсы, есть конкуренция. Вот, например, частные фирмы «Дон-Строй», «Крост» строят себе — кто им мешает?
«П.»: По рынку одно время ходили слухи, что, стоило упомянутому вами «Дон-Строю» проявить некоторую претензию на независимость от правительства Москвы, как вы тут же приказали снести последние этажи в возводимом этой компанией доме в Филипповском переулке — мол, эти этажи не предусмотрены проектом.
В.Р.: Вы не правы. Никаких ссор не было, мы «Дон-Строй» поддерживали и поддерживаем, потому что они умеют хорошо работать. Но мы никому не позволяем нарушать законы города. «Дон-Строй» решил — вразрез с утвержденной документацией, вопреки мнению общественности, священнослужителей из близлежащей церкви — взять и три лишних этажа возвести.
Чтобы показать, что такие решения мы принимаем «невзирая на лица», приведу другие примеры: были снесены не предусмотренные проектом этажи в гостинице «Арарат» — это рядом с Малым театром. Или еще: Березовский хотел совместно с некоторыми южно-корейскими фирмами построить бизнес-центр в 100 этажей на пересечении Нового Арбата с Садовым кольцом, в результате получил кукиш.
И в дальнейшем будем контролировать ситуацию вплоть до лишения нарушителей лицензий на право строительства. В таких ситуациях надо быть жестким, иначе испортим облик столицы. Без железной дисциплины здесь не обойтись.
«П.»: Разговоры о том, что массовая и доступная по условиям ипотека в столице вот-вот станет реальностью, идут уже несколько лет. Когда это «вот-вот» наступит?
В.Р.: Мы уже реализуем в Западном округе программу продажи жилья через Строительную сберегательную кассу. Условия, правда, еще не всех устраивают. ССК предоставляет кредит только гражданам, прописанным в Москве или Московской области не менее 3 лет. Сумма кредита не превышает 50% от стоимости квартиры. Ссуду ССК выдает не более чем на три года под 8% годовых в валюте. Кредит можно получить под покупку квартир в строго определенных домах.
Недавно принято решение распространить приобретение жилья по накопительной системе на все префектуры. Мы думаем о подключении новых источников финансирования этой программы, в том числе и Пенсионного фонда. Это поможет сделать условия предоставления кредита более приемлемыми.
Свои ипотечные программы имеют и крупнейшие строительные компании города: ДСК-1 и СУ-155.
«П.»: Сейчас около половины новостроек — это панельные дома. Не получится ли так, что на месте сносимых сейчас безликих кварталов пятиэтажек возведут столь же однообразные и непривлекательные, только с более высокими домами?
В.Р.: Уже в этом году из почти 4 млн. кв. м возведенного жилья практически половина домов построены по индивидуальным проектам. Это кирпичные, монолитные, монолитно-кирпичные, сборно-монолитные здания.
Кроме того, мы стараемся не застраивать целые кварталы панельными домами одной серии. Стараемся разнообразить: это и П44Т, и ПД4, и П3М. Появляются и принципиально новые серии панельных домов — И-155 и «Юбилейный». Они внешне и по планировке выгодно отличаются от ныне строящейся «панели».
Через 3—4 года мы начнем строить панельные дома, которые по внешнему виду и планировке будут принципиально другими, нежели те, что строятся сейчас.
«П.»: То есть ДСК прекратят свое существование?
В.Р.: Нет, просто они перейдут на выпуск совершенно других домов. Недавно реконструированный Домодедовский ДСК в этом году начал выпускать принципиально новую серию И-155. Или, к примеру, серия домов «Юбилейный» — ее разработал ДСК-1: в разных местах такие дома будут выделяться по внешнему облику. В этой серии, кстати, и строительный шаг, то есть расстояние между несущими стенами, предусмотрен в 7,2 м. Это позволит строить такие квартиры, которые нужны именно сейчас, то есть планировка в панельных домах новых серий станет почти свободной. Высота потолков — 3,15 м. Еще эта серия предусматривает зимние сады в квартирах и автомобильную стоянку под домом.
«П.»: Последние полтора года цены на жилье в столице неуклонно растут. Что будет дальше?
В.Р.: Цены определяет рынок. Если квартиры покупают за эту цену, их и продают по этой цене, даже если себестоимость позволяет продать дешевле.
Жизнь на месте стоять не может — цены будут расти. А наша задача — руководителей города и страны в целом — сделать так, чтобы прежде всего повышался жизненный уровень населения, росла зарплата, чтобы человек за свой труд получал столько, сколько он стоит, чтобы имел возможность купить квартиру, которая его устраивает. И рассуждать не о повышении благосостояния, а о том, как заморозить цены, — это неправильно.
«П.»: Тогда такой вопрос. Почему те, кто покупают квартиру в Москве, должны из своего кармана оплачивать жилье очередникам — понятно ведь, что их «бесплатные» апартаменты на самом деле не бесплатны. И не будь практики раздачи квартир очередникам, столичное жилье сразу ощутимо подешевело бы.
В.Р.: Позиция городских властей здесь такова. Люди, проработавшие всю жизнь еще при советской власти и которым эта власть не предоставила то, что обязана была в награду за их труд предоставить, зачастую не накопили сбережений на покупку жилья. И уже в силу возраста, состояния здоровья не смогут этого сделать. Таким людям мы и даем бесплатное жилье. Сегодня в Москве в очереди на улучшение жилищных условий стоят 187 760 семей — это более 630 тыс. человек. В нынешнем году получают квартиры те, кто встал в очередь в 1982 году. Ежегодно для обеспечения очередников город строит порядка 400 тыс. кв. м жилья.
Разумеется, сели бы мы не строили бесплатного жилья, то средняя цена квартиры была бы заметно ниже нынешней.
«П.»: Объемы ввода муниципального жилья вы в ближайшие годы уменьшать не собираетесь?
В.Р.: Только увеличивать. К тому же мы бесплатно предоставляем новые квартиры не только очередникам, но и переселенцам из сносимых пятиэтажек — 800 тыс. квадратных метров в этом году. Вместе с теми 400-ми тысячами, о которых я уже сказал, это примерно треть от того, что строится в городе.
«П.»: На рынке аренды жилья в Москве ежемесячно крутятся десятки миллионов долларов. И стоимость съема квартир последние полгода резко росла. Почему городские власти упускают этот рынок? Ведь на сегодня только один-единственный дом в Серебряническом переулке вы построили для сдачи квартир в аренду.
В.Р.: Проблема была не столько в числе построенных для сдачи в аренду домов, сколько в законодательной базе. Только недавно были внесены изменения в федеральный закон «О приватизации жилищного фонда РСФСР», который был принят еще 4 июля 1991 года. Раньше, до принятия поправок к закону, получалось так, что вселившийся в арендованную квартиру жилец мог ее приватизировать. Понятно, что это не позволяло нам строить доходные дома.
Сейчас эта лазейка в законодательстве закрыта, и мы всерьез задумываемся о том, чтобы город начал зарабатывать хорошие деньги на рынке аренды жилья.
«П.»: Недавно на федеральном уровне принят Земельный кодекс, разрешающий частную собственность на городские земли. До того в Москве землю в собственность получить было нельзя — только в аренду на срок до 49 лет. Теперь что-то изменится?
В.Р.: Кодекс будет строго соблюдаться. С вступлением его в силу мы получили заявки на покупку более 60 земельных участков.
Принятие Земельного кодекса потребует разработки соответствующих законов федерального и муниципального уровня, которые будут учитывать московскую специфику, чтобы было так: если конкретный участок продается под строительство жилого дома, то на этом месте будет выстроен именно жилой дом, а не казино и не бензоколонка.
Хочу напомнить историю с Хомяковской рощей на Кузнецком мосту, которая случилась еще до революции. За чахлый скверик, оказавшийся на проезжей части, хозяин, некто Хомяков, десятки лет вымогал у городской Думы баснословную сумму.
Такого мы допустить не можем.
«П.»: Когда состоится первый новый аукцион на покупку земли в Москве?
В.Р.: Скоро. Как я уже сказал, есть заявки на покупку более чем 60 участков. Претендовать на покупку земли в Москве может каждый.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK