Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Московский модобой"

В Москве стартовал марафон «модных недель». Борьба между их организаторами обострилась. И это идет на пользу всем участникам процесса.В каждой столице мировой моды — будь то Париж, Милан, Лондон или Нью-Йорк — проходит одна национальная Неделя моды. В нынешней Москве их несколько. Есть даже Mercedes Fashion Week, но здесь показы модной одежды, скорее, повод показать новый SLK. Что касается профессиональных мероприятий (таких, где дизайнеры представляют коллекции будущего сезона и получают заказы на их тиражирование), то их три: Moscow Fashion Week, Russian Fashion Week и Неделя моды в Москве. И каждая из «недель» стремится стать если не единственной, то главной.

Кто сильнее — слон или кит?

Основная интрига в этом году разворачивается вокруг отношений Russian Fashion Week и Недели моды в Москве. RFW, которую по фамилии ее организатора называют «неделей Шумского», традиционно делает наибольшее количество показов — в этот раз их 62. Покинув выставочный комплекс T-Modul на Тишинке, RFW отстроила специальный мобильный павильон возле ЦДХ. «Тенты — это западный формат, — объясняет Шумский, — так, например, делают в Нью-Йорке. Моду нельзя показывать в любом помещении». «Это не копия тентов в нью-йоркском Bryant-Park, но в этом сезоне площадка Шумского выглядит солидно», — считает Дмитрий Федосов, генеральный директор маркетингового агентства «Ральф», работающего в сфере моды.

Еще один участник модного марафона, Неделя моды в Москве, проходит в Гостином Дворе. Это fashion-мероприятие находится под покровительством культурного фонда «Артэс» (президент Александр Достман), Ассоциации высокой моды и прет-а-порте и правительства Москвы. Понятно, с арендой помещения помогло московское правительство. Несмотря на второй (всего лишь) сезон, нынешняя Неделя моды в Москве имеет в расписании 43 показа. Интерес к ситуации подогревают и модельеры-«перебежчики» — бывшие хедлайнеры Шумского: Маша Цигаль, став «лицом» Samsung, покинула RFW, которую спонсирует Motorola; у Алены Ахмадуллиной — похожая ситуация с Martell (бренд принадлежит Pernaud Ricard, в то время как спонсор RFW — Moet Hennessy). «Для меня эта ситуация досадная, потому что я их обеих «раскручивал», — признается генеральный продюсер RFW Александр Шумский. — Контракт Цигаль с Samsung — прямой результат нашей и Motorola работы с ней в прошлом сезоне. Но если дизайнеры стали интересны коммерческим компаниям — это хороший знак для индустрии».

Другая интрига — совпадение сроков проведения. Организаторы упорно не хотят развести свои «недели» во времени. Скорее, наоборот: на RFW «ударное» выступление британских дизайнеров (совместный проект с Британским Советом моды) назначено на тот же день, когда в Гостином Дворе запланирован показ моделей «перебежчика», Алены Ахмадуллиной.

Покажите мне деньги

Для дизайнеров взнос за участие на Russian Fashion Week — $2000, Неделя моды в Москве просит по $1000 с членов Ассоциации высокой моды и прет-а-порте и по $1500 — со всех остальных (впрочем, по признанию некоторых участников, взнос платят не все). 10-15 манекенщиц, необходимых для показов, оплачиваются участниками отдельно — примерно по $100 стоит каждая. Для сравнения: качественный показ вне «модной недели» обойдется дизайнеру в $12-15 тыс. плюс расходы на PR.

При этом вступительные взносы дизайнеров покрывают максимум 1/10 расходов, поэтому парады моды — это и парады спонсоров, которые, вкладывая средства в мероприятие, получают внимание прессы и связь своего бренда с fashion-миром.

«В этом сезоне у Russian Fashion Week серьезные международные спонсоры: Pantene, Moet & Chandon, Motorola, Audi, — говорит Александр Шумский. — Приезд британских дизайнеров оплачивает британское правительство. Мы можем отказаться от каких-то спонсорских денег ради имиджа. А если, например, только водка спонсирует Неделю моды, это идет на пользу водке, но не мероприятию» (видимо, имеется в виду Lex Nemiroff, спонсор прошлого сезона Недели моды в Москве, конкурента Шумского. — «Профиль»). В этом сезоне у Недели моды в Москве более соответствующие fashion-атмосфере спонсоры — CitiGold и Schwarzkopf Brilliance.

Что касается доходов организаторов, то, по мнению Дмитрия Федосова, «задача и Шумского, и Достмана — выйти «в ноль». Александр Шумский говорит, что RFW «пока не приносит дивидендов, но существует операционная прибыль, эти деньги реинвестируются. Этот проект должен не приносить прибыль, а самоокупаться и быть системообразующим». Евгений Ящук, генеральный директор Недели моды в Москве, надеется, что расходы на проведение его «недели» окупятся уже в следующем году. По оценкам некоторых экспертов рынка, проведение MFW, укладывается в $100-150 тыс., RFW и Неделя моды в Москве требуют около $500 тыс. каждая. Для сравнения: нью-йоркская Неделя моды стоит $4 млн. (все деньги внебюджетные — из спонсорских средств и взносов участников), Alta Moda в Риме — 2,35 млн. евро (полностью дотируется государством), лондонская Неделя моды львиную долю бюджета получает от властей: от британского правительства — 760 тыс. фунтов стерлингов и от мэрии — еще 120 тыс. фунтов. Евгений Ящук полагает, что через несколько лет бюджеты наших «недель» сравнятся с западными. Александр Шумский считает, что лондонская Неделя моды дороже российских «в разы, но не на порядок»: «Однако должно пройти еще много лет, чтобы ситуация была, как в Нью-Йорке или Лондоне».

Овчинка и выделка

Доля дизайнерской продукции (включая и западные марки) на рынке одежды составляет всего 2% от общего объема, но этот наиболее дорогой сегмент является самым динамичным. «Сейчас актуальность дизайна — одно из важнейших потребительских качеств вещи, все должно быть «модным». Влияние дизайнеров, особенно в России, будет возрастать», — говорит генеральный директор Недели моды в Москве Евгений Ящук.

«Мы проектировали «неделю» по международным стандартам. В Италии 10 000 брендов, но в Неделе моды участвуют лишь 100 домов — то же мы стремимся сделать и здесь. Стараемся, чтобы состав «недели» был более-менее однороден, при этом ищем новых дизайнеров и даем им возможность показаться», — говорит Александр Шумский. «Мы представим полный срез отечественной дизайнерской мысли», — заявляет Евгений Ящук. Шумский парирует: «Не надо показывать «срез», надо показывать качественную моду». Ящук не сдается: «Мы связываем звенья одной цепи — дизайнера, производителя и байера, повышаем узнаваемость талантливых имен. Это усилит конкурентоспособность их продукции. И тогда рынок будет готов воспринимать российских модельеров на любом уровне — от одежды люкс до конфекции».

Сольются ли все «модные недели» в национальную Неделю моды — «как в лучших домах Парижа и Лондона»? Пока каждый из их организаторов предпочитает держать в руках собственную курицу, ожидая, что вот-вот она начнет нести золотые яйца.

Екатерина Моисеева, директор по закупкам компании Bosco di Ciliegi: «Я их мало различаю»

«Профиль»: Какую роль играют российские Недели моды в жизни ваших магазинов?

Екатерина Моисеева: На их посещение не так много свободного времени, и я мало их различаю. Если бы из трех сделать одну и отбирать участников тщательней, ситуация улучшилась бы. У нас мало дизайнеров, которые могут производить коллекции для рынка, а наряду с достойными участниками встречаются те, кто сделал первую коллекцию. Из российских дизайнеров в Bosco di Ciliegi сейчас представлены Олег Бирюков и Андрей Шаров, кроме показов мы обязательно посещаем шоу-рум (так называют место, где байеры смотрят и заказывают вещи из новой коллекции. — «Профиль»), прежде чем заключить контракт.

«П.»: Российские Недели моды до сих пор остаются вещью в себе или уже достаточно коммерциализованы?

Е.М.: Они не имеют такой коммерческой составляющей, как парижская или миланская Неделя моды. Там в силу развития индустрии они проходят в строго ограниченные сроки, а шоу-рум продолжается достаточно долго. Кроме того, существуют определенные периоды закупок по коллекциям, и шоу-румы работают даже независимо от показов. Не все, что представлено в шоу-руме, можно увидеть на показе, и не все, что отбирается дизайнером для показа, потом закупается байерами и продается в магазинах. Коллекции делятся на пре-коллекции и основные. Пре-коллекции заказываются байерами у дизайнеров еще до показа: например, в июле — на следующий весенне-летний сезон. А показ основной коллекции происходит в октябре. Это ключевые вещи, они стоят дороже и поступают в магазины позже: не в марте-апреле, а в мае. Ничего подобного в российском модном бизнесе пока нет.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK