Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Москва сдает в утиль ракетную безопасность Украины"

С отказом России от совместной эксплуатации украинских станций предупреждения о ракетном нападении (СПРН), расположенных в Мукачево и Севастополе, их будущее стало полностью неопределенным. Они не нужны даже Украине.

Первые заявления российских военных о планируемом отказе от украинских радаров прозвучали еще прошлой весной. А летом 2007 года в Госдуме был зарегистрирован законопроект . Его принятие 25 января стало одним из первых серьезных международных решений нового состава Госдумы.
Свое решение российское Министерство обороны мотивировало в пояснительной записке к закону. Военные считают гусарством платить Украине $1,3 млн в год за морально устаревшие станции, чей вклад в национальную безопасность является минимальным. К тому же объекты на Украине сейчас обслуживаются гражданскими лицами, и поэтому, считает российское оборонное ведомство, они не могут в полной мере обеспечивать боевое дежурство.
Замминистра обороны России Николай Панков, представивший законопроект в Госдуме, добавил, что решение является также политическим: .



От договора до развода
Российско-украинское межправительственное соглашение о средствах систем предупреждения о ракетном нападении и контроле космического пространства было подписано в Киеве 28 февраля 1997 года. Основным принципом договора является обмен между Россией и Украиной информацией о ракетной и космической обстановке с узлов в Севастополе и Мукачево, получение Украиной информации с командного пункта СПРН в Солнечногорске о космической обстановке и космических объектах. При совместной эксплуатации узлов Россия, согласно этому документу, с 1998 года полностью финансирует эксплуатационные расходы, связанные с содержанием СПРН на украинской территории.
В конце 2004 года узлы СПРН были переданы из подчинения Минобороны Украины Национальному космическому агентству. И к концу 2006 года у российского МО стали возникать претензии к НКАУ. Их перечень приводится в той самой пояснительной записке.
Российские военные отмечают, что Украина практически самоустранилась от выполнения обязательств по поддержанию в постоянной готовности узлов в Мукачево и Севастополе. Возросли интенсивность и продолжительность помехового воздействия на севастопольский узел, продолжается несанкционированное отключение мукачевского. Кроме того, МО РФ предъявляет претензии и к обеспечению режима секретности на украинских станциях. Если в тексте межправительственного соглашения говорится, что украинская сторона , то, конечно же, можно предъявить претензии формально гражданскому НКАУ по нарушению режима секретности. Даже если боевые расчеты военных остались при РЛС, это формальное нарушение соглашения.
Ну и, в конце концов, технические ресурсы узлов Севастополь и Мукачево к 2005 году просто устарели. Исчерпали технический ресурс. Поэтому Мин- обороны РФ сделало основной акцент на использовании узлов, расположенных
на территории России (Мурманск, Печора, Иркутск), и строительстве новых объектов СПРН (Армавир и Лехтуси).



Чемодан без ручки
Итак, российская сторона оформила юридически чистый и цивилизованный со своим партнером. Денонсация документа состоялась бы рано или поздно: строительство Россией новых станций неминуемо привело бы к отказу от использования украинских узлов СПРН.
Оставшиеся на Украине станции теперь, похоже, будут выполнять функцию чемодана без ручки. Ценность наземных станций без космической составляющей — спутниковой системы, которая, собственно, и обеспечивает обнаружение баллистических ракет после старта, — довольно условна. К тому же украинские узлы СПРН действительно безнадежно устарели, и без бюджетных расходов на усовершенствование, а также на создание собственной спутниковой группировки и центра обработки информации в дальнейшем вряд ли могут использоваться по назначению.
То есть противоракетная оборона Украины перестанет существовать. И даже гипотетической угрозе ракетного удара она ничего самостоятельно противопоставить не сможет. Кстати, до середины 90-х годов под Николаевом функционировала загоризонтная РЛС , которая также входила в состав украинской части СПРН, а под Чернобылем действовала такая же станция . Их особенностью была возможность обнаружения низколетящих целей на больших расстояниях (до 3 тыс. км). Именно на такой дальности традиционными средствами ПВО практически невозможно обнаружить крылатые ракеты или истребители противника. И именно с полного уничтожения этих станций Украина начала свое разоружение.
Возможность использовать украинские узлы СПРН против северного соседа, кстати, тоже исключена. Станции завязаны на командный пункт, находящийся в России. Кроме того, украинские надгоризонтные РЛС просматривают западные сектора, а именно эту информацию западные страны заинтересованы сохранить в тайне если не от России, то от Украины (украинские станции ведут наблюдение за космическим пространством Центральной и Южной Европы, Средиземноморья). Так что включение существующих севастопольского и мукачевского узлов в состав системы ПРО НАТО более чем утопично.
Возможен и другой вариант. Аналог украинских РЛС в советское время размещался в Скрунде (Латвия) и был уничтожен после вступления страны в НАТО. Позже в этом районе появился новый, уже американский радар. Полное уничтожение советского узла СПРН обошлось Латвии недешево: на демонтаж станции затрачено $1,7 млн, на уничтожение узла — около $3-3,5 млн, еще столько же на последующую очистку территории и $1 млн — на консервацию военного городка и инфраструктуры.
Украина тоже может пойти путем Латвии, но только в случае вступления в альянс и утверждения планов по размещению, например, в Севастополе уже натовского радара. Кстати, за его использование могут и не заплатить — это вполне соответствует политике так называемых взносов члена НАТО (если применительно к Украине такое когда-нибудь вообще случится) в систему коллективной безопасности. Но к информации или новым технологиям Украина все равно не получит доступа.



Точечный намек
Москва на волне очередного Украины в евроатлантическом направлении успешно сыграла свою любимую роль противника расширения НАТО на восток. Украине же было в который раз сказано: чем больше государство будет втягиваться в НАТО, тем меньше у него шансов на развитие военно-технического сотрудничества с Россией.
Хотя в данном случае политическое противостояние довольно сильно разбавлено экономикой. Если в случае с СПРН строительство российских объектов, дублирующих сектора обзора украинских станций, делало бессмысленным эксплуатацию объектов в Севастополе и Мукачево, то отказ от них был в высшей степени логичным. Однако в один день с денонсацией соглашения та же Дума дала разрешение на продление сроков эксплуатации ракетного комплекса (РК) 15П118М (СС-18 по натовской классификации). Разработчик ракеты, днепропетровское ГКБ совместно с , может и дальше рассчитывать на техническое сопровождение комплексов, составляющих основу ядерного щита России.
Украина, заявив о своем безъядерном статусе в 1992 году, проводя все эти годы политику и в конечном счете избрав окончательным вектором США, сегодня полным ходом движется к классическому образу территории. С запада, с территорий Польши и Чехии, будут на Россию элементы американской системы ПРО. Та в ответ построит несколько дополнительных РЛС по периметру своей границы. И только в географическом центре Европы будут медленно зарастать травой и подвергаться набегам местных жителей, ищущих металлолом, памятники советской военной мощи, нынешние украинские СПРН.
Так или иначе, но украинским властям уже сейчас стоит подумать о программе утилизации оборудования станций. А еще о разработке планов противодействия ракетным ударам по территории Украины. При этом стоит учесть, что в НАТО Украину могут и не принять. Тогда безъядерное внеблоковое государство может претендовать на статус нейтрального и распускать свою армию — в эпоху войн пятого поколения, перенесения боевых действий в околоземное пространство танки и самолеты уже не нужны.





демонстрация силы Еще два года назад вопрос о судьбе РЛС в Севастополе и Мукачево входил в список и властей Украины на увеличение цены российского газа. В том же коротком списке были еще базы Черноморского флота да резкое удорожание транспортного газового тарифа по украинской территории.
При этом слова и мысли киевских шли много дальше банального кратного увеличения для Москвы платы за информацию. Хотелось не просто удорожить, а именно . Очевидно, отсюда и родились инициативы о допуске американских специалистов (читай: военных) на РЛС в Севастополе и Мукачево и даже о включении этих станций в состав развертываемой США национальной ПРО. Действительно, почему бы и на этом фронте Украине и США не сомкнуть ряды ? Дальнейшие перспективы кружили голову:
Однако сыграл с украинскими политиками злую шутку: при внимательном рассмотрении (без паники или шапкозакидательства) оказалась совсем не страшной для России. И главная причина совсем не в том, что РЛС типа в Севастополе и Мукачево, введенные в строй еще в конце 1970-х, уже выработали свой 25-летний ресурс и технологически устарели. И не в том, что Украина во все годы своей независимости не имела достаточных технических и финансовых возможностей, чтобы поддерживать их в должном рабочем состоянии. И даже не в том, что с 2005 года эти станции были переданы от украинских военных в управление гражданским специалистам из Национального космического агентства, которые, по сути, на доставшейся им спецтехнике не работают, а учатся.
Дело вот в чем. Информация, получаемая от всех элементов СПРН, должна использоваться высшим руководством страны для принятия стратегического решения об отражении воздушно-ракетного нападения или ответном ударе. Отсюда и основное требование к источнику стратегической информации, определяющее его истинную ценность, — его надежность, то есть уверенность в том, что информация не искажена или ее получение не будет блокировано во время Ч. С этих позиций украинских РЛС, и без того невысокая, была полностью и безвозвратно обнулена, как только речь в официальном Киеве, пусть и в вероятностном плане, пусть и полунамеками и полуугрозами, зашла о присутствии американских на станциях в Севастополе и Мукачево. Именно с этого момента все дальнейшие действия России были предопределены, неизвестным оставалось лишь время того или иного конкретного решения.
Время по удивительному совпадению настало как раз после того, как 15 января все ветви власти Украины дружно подписали и направили в Брюссель официальное заявление о присоединении к Плану действий НАТО — документ, который рассматривается как первый реальный шаг к вступлению в альянс.
Думается, именно здесь следует искать первопричину приказа (от 22 января) главы Минпромэнерго Виктора Христенко об ускорении реализации давнего решения по переносу в Россию серийного производства вертолетных двигателей ТВ3-117 и ВК-2500 с запорожского предприятия и последующему отказу от услуг украинских поставщиков. И тогда обсуждаемое решение Госдумы хорошо вписывается в этот ряд , последовавших за официальным письмом из Киева в Брюссель 15 января. А пока Москва, не накаляя обстановку, демонстрирует свою силу: принятых Россией решений для Украины невысока. Так, перенос производства двигателей можно вновь , а финансовые потери от закрытия РЛС составят для Киева лишь незначимый миллион долларов в год.
Однако негативные перспективы в первую очередь для украинского ВПК обозначены Россией на всем понятных примерах. Также всем должно быть ясно, что это не российские козни, а закономерный результат суверенного политического выбора Украины в пользу НАТО, неизбежной платой за который станет утрата национального ВПК. Боливар не вынесет двоих.


Андрей Ионин,
эксперт компании ,
член-корреспондент Российской академии космонавтики им. Циолковского

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK