Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Мост в Поднебесную"

Российская экономика только начинает привыкать к механизму частно-государственного партнерства. Несмотря на то, что пока нет обширной практики применения этого механизма, уже существует несколько проектов, которые могут быть реализованы именно на таких условиях. Об одном из них «Профилю» рассказал председатель совета директоров металлургической компании «Ариком» Павел Масловский.— Ваша компания активно участвует в экономических форумах, которые сейчас проходят в России. Какие проекты вы представили на двух последних форумах — в Сочи и Хабаровске?

— Мы представили целый комплекс проектов, каждый из которых играет и самостоятельную роль в развитии экономики.

— А точнее?

— Судите сами. Мы приступили к освоению пяти железорудных месторождений и, как следствие, к строительству на их базе металлургического комбината. Эти проекты подкреплены серьезной инфраструктурной составляющей. В частности, мы планируем построить мост между Россией и Китаем в Еврейской АО. Также в планах компании реконструкция существенного участка пути, связывающего Транссиб с предполагаемым мостом, инфраструктурное обеспечение строительства более 150 км железнодорожного пути для освоения Гаринского месторождения в Амурской области и строительство портового терминала в Хабаровском крае.

— Расскажите подробнее о каждом из проектов.

— Мы намерены обустроить два рудника. Первый будет базироваться на двух месторождениях — Кимканском и Сутарском. Производительность этого рудника будет составлять 10 млн тонн. Выход концентрата составит 4,5 млн тонн, а выплавка чугуна обещает достичь 2 млн тонн.

Второй проект будет развиваться возле Гаринского месторождения. Годовая добыча на первом этапе освоения месторождения обещает составить также 10 млн тонн. Здесь будет производиться около 5 млн тонн концентрата и около 2 млн тонн чугуна. В будущем можно наладить и сталепрокатное производство.

Помимо этого на севере Амурской области уже заканчивается строительство ГОКа на базе Куранахского месторождения возле станции Олекма. Это более сложное по технологии производство, хотя и меньшее по масштабу — в год будет перерабатываться около 2,5 млн тонн руды.

Рядом с Куранахским находится месторождение Большой Сейим. Сейчас там ведется геологоразведка, возможно, руду с этого месторождения мы сможем перерабатывать в Олекме.

— Каковы сроки реализации и объем инвестиций данных проектов?

— В общей сложности мы предполагаем потратить до $2 млрд. К обустройству Кимканского месторождения мы намерены приступить в конце 2008 года. Начало строительства рудника на базе Гаринского месторождения запланировано на 2009 год. Первая продукция должна пойти уже в 2012—2013 годах. Выход на полную мощность предполагается в 2016 году.

— Каким образом портовый терминал увязан в единую концепцию проектов вашей компании?

— В настоящее время рынок стали и чугуна ограничен. В ближайшем будущем отечественная экономика не будет испытывать дефицита этой продукции. Чтобы не замыкаться в экспорте на один Китай, мы планируем диверсифицировать рынок сбыта. Наличие терминала позволит поставлять металлургическую продукцию в Японию, Южную Корею.

— С какими проблемами вы сталкиваетесь на начальной стадии реализации этих проектов?

— Проблема заложена в масштабности проектов. Мы предполагаем, что столкнемся с нехваткой квалифицированных специалистов. Очевидно, что сейчас количества соответствующих кадров и в Еврейской АО, и в Амурской области явно недостаточно для реализации наших проектов. Нам придется создавать кадровый потенциал, причем в самые кратчайшие сроки. Эта проблема решаема, но трудоемка. Нам придется как готовить местные кадры, так и привлекать специалистов из других регионов, в том числе из республик бывшего СССР.

— А существуют проблемы, связанные непосредственно с исполнением проекта?

— Сроки реализации нашего проекта, которые я назвал, в первую очередь зависят от решения инфраструктурных задач. В настоящее время существующих транспортных железнодорожных мощностей явно недостаточно. Например, доступ к северным портам Дальнего Востока — порту Ванино и возможному порту в Советской Гавани — ограничен пропускной способностью одного из участков БАМа. Уже давно есть идея строительства тоннеля, который позволит существенно увеличить транспортировку грузов. РЖД пытается решить эту проблему — ищет инвесторов. Поток грузов, которые можно было бы направить по этому направлению, огромен. Модернизация данного участка и развитие портов дали бы толчок к освоению месторождений в Южной Якутии, а также других месторождений, находящихся вдоль транспортной цепочки БАМа. Это важная государственная задача. Пока получается «бутылочное горлышко» — БАМ замкнут в себе и способен обеспечивать коммуникацию только внутрироссийских площадок, ограничивая экспортную составляющую.{PAGE}

— Вы бы могли стать инвестором такого проекта?

— Да, помимо нас есть и другие инвесторы, с которыми РЖД ведет коммерческие переговоры. Решается, сколько потратит бюджет, сколько предоставят частные инвесторы.

— Такое сотрудничество можно назвать частно-государственным партнерством?

— Подъем регионов — дело государственного значения. Вместе с этим если будут созданы условия для частной инициативы, то компании негосударственного сектора будут заинтересованы в реализации таких проектов. Сейчас пока рано говорить об экономической эффективности такого партнерства, но тенденция сближения частных и государственных интересов налицо. А это может гарантировать успех большинства проектов, реализованных совместными усилиями государства и частных компаний.

— Ваш инвестиционный портфель складывается из заемных средств или будут использованы собственные деньги?

— На балансе нашей компании находится около $600 млн. Остальную часть инвестиций составят заемные средства. Кроме того, мы надеемся, что некоторую, небольшую долю расходов возьмет на себя государство.

— Реализация проекта — это не только развитие регионов, где будет налажено новое производство. Вы планируете создать новый экспортный маршрут между Россией и Китаем, а также другими странами АТР. Как вы считаете, этот маршрут будут использовать иные российские промышленные компании?

— Более того, существует интерес к реализации данного проекта с обеих сторон — российской и зарубежной. Создание нового межгосударственного маршрута — это не только экспорт, но и импорт, и инвестиции в нашу экономику. Мы получаем документы, обращения от японских компаний, которые могут участвовать в развитии металлургической части нашего проекта. Интерес к инфраструктурным проектам — строительству портового терминала — проявляют инвесторы из Южной Кореи.

— Ваши проекты участвуют в Федеральной целевой программе развития Дальнего Востока?

— Безусловно, они включены в эту программу. Пока они включены в качестве самых удачных кандидатов, которые могут рассчитывать на инвестирование на условиях частно-государственного партнерства.

— Договоренности о такой схеме финансирования с чиновниками уже достигнуты?

— Мы подаем документы по линии частно-государственного партнерства и надеемся на возможность частичного инвестирования государственных средств в инфраструктурные объекты, связанные с нашими проектами.

— Региональные чиновники тоже оказывают вам поддержку?

— Региональные власти заинтересованы в скорейшей реализации наших проектов. В том числе и представители областных администраций, и полпредство президента на Дальнем Востоке.

— Все-таки хотелось бы знать, что получат регионы от ваших проектов. Ведь субъекты федерации, в которых вы их реализуете, являются дотационными. Появление нового производства позволит изменить положение?

— Реализация этого проекта позволит сразу перевести Еврейскую АО в разряд финансово самодостаточных. Более того, благоприятная экономическая ситуация в данном регионе сложится уже после завершения строительства моста в 2012 году. Амурская область, учитывая нынешнее финансовое положение, также сможет выйти из списка дотационных. Правда, об этом пока рано говорить — нужно детально просчитать возможную инфляцию, рост населения, расходов на социальные программы, пенсионное обеспечение, а также иные дополнительные финансовые расходы.

— Это единственная сфера работы вашей компании на данный момент?

— У нас есть ряд других проектов. В группу наших компаний входит золотодобывающее предприятие. Основная продукция производится на Дальнем Востоке, прежде всего в Амурской области. На сегодня мы имеем агрессивную программу ввода в эксплуатацию новых месторождений. Горное подразделение нашей компании самостоятельно проводило разведку на этих площадях и теперь готово приступить освоению дальневосточных ресурсов. Наше разведочное предприятие — самое крупное в регионе. Также мы осуществляем промышленное проектирование, выполняем строительные работы. Проектируем, строим и эксплуатируем рудники сами. Недавно был запущен в эксплуатацию еще один рудник — месторождение Пионер — в Амурской области, который после выхода на полную мощность удвоит производство золота в своем регионе. К 2010 году мы планируем выйти на уровень производства в 30 тонн золота — сейчас это 25% российской золотодобычи.

— Металлургический проект на Дальнем Востоке единственный, который вы реализуете вместе с государством или государственными компаниями?

— У нас существует совместный проект с «Рособоронэкспортом». Он касается производства диоксида титана в нашей стране. Сейчас этот продукт служит основной составляющей для производства лакокрасочных изделий. Годовое потребление диоксида титана в развитых странах составляет примерно 5 кг в год. В России данный показатель не превышает 0,5 кг. Поэтому мы уверены, что эта продукция будет более чем востребованна.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK