Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Муки надзорные"

Тема «смотрящего» на отечественном банковском рынке ныне одна из самых горячих: надзор в России больше, чем надзор. Многие наблюдатели констатируют, что слишком часто он становится виновником торможения развития банковского бизнеса.Стех пор как кредитный бум развернул российских финансистов в сторону розницы, банковские топ-менеджеры падки до публичности. Лишь одна тема вызывает у большинства ньюсмейкеров стыдливость — банковский надзор. О нем участники рынка говорят, как о покойнике, — ничего либо хорошо. Что-то вроде «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!». Или просят выключить диктофон и отложить перо…

Высоко сижу, далеко гляжу

«Я не могу говорить на эту тему. Где вы видели в России бухгалтерию, к которой нельзя придраться? Я сегодня что-то скажу, а завтра меня спросят…» — так высказался один из банкиров, выставляя за порог обозревателя «Профиля». Такая позиция репрезентативна для банковского сообщества: никто не хочет, чтобы к нему обратилось недреманное и недобро прищуренное око Центробанка.

«Отсутствие четких регламентаций надзора несет в себе риски почти для любой кредитной организации — можно легко попасть в списки неблагонадежных», — говорит Юрий Голаев, руководитель службы внутреннего контроля Юниаструм Банка. По его словам, в последние годы банкиры ощущают усиление внимания со стороны ЦБ. Это стало результатом целого ряда веяний последних лет, таких как отбор банков в систему страхования вкладов, борьба с отмыванием нелегальных доходов и пр. Все это дало ЦБ новые инструменты власти. А существующее законодательство обеспечивает ему почти полную самодостаточность в их использовании.

В соответствии с законом «О Банке России» Центробанк самостоятельно устанавливает правила работы на банковском рынке — в формате своих нормативных актов. В отличие от документов министерств и ведомств некоторые акты ЦБ (например, регламентирующие резервы, нормативы деятельности и отчетность коммерческих банков) даже не подлежат обязательной госрегистрации. На практике это означает, что соответствие подобных решений закону остается на совести того, кто эти решения принимает: ЦБ сам себе судья. А вот правила поведения самого ЦБ без его участия поменять трудно: закон предписывает любой законопроект или акт других органов власти в случаях, если он затрагивает функции ЦБ, направлять на заключение в Центробанк.

Критики подобного «монстра без страха и упрека» полагают, что такая система взаимоотношений ЦБ и прочего мира, мягко говоря, неадекватна. Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков (АРБ), даже докторскую диссертацию посвятил проблеме несовместимости ряда функций в рамках одной структуры. «Нельзя быть одновременно органом и лицензирующим, и регулирующим, и эмитирующим денежные средства, и осуществляющим участие в торгах на открытом рынке, и контролирующим эти торги, — считает Тосунян. — В ряде функций уже заложен конфликт интересов».

И шеф АРБ, и его коллега Анатолий Аксаков, президент Ассоциации региональных банков «Россия» (АРБР) и зампред банковского комитета Госдумы, высказали «Профилю» одну и ту же мысль: существующая система банковского надзора в России привела к тому, что его целью стало не развитие, а стабильность системы. А стабильность по-русски имеет еще одно имя — застой.

По мнению Гарегина Тосуняна, яро лоббирующего идею «банкизации страны», предпочтение стагнации перед развитием вообще характерно для нынешней российской финансовой политики. «Схожая ситуация наблюдается на фондовом рынке, — говорит глава АРБ. — Есть «голубые фишки» — это источник роста экономики, источник развития внутреннего финансового рынка. Однако разве мы поддерживаем их, например, Стабфондом? Отнюдь. Мы предпочитаем замораживать Стабфонд и вынуждаем наши «голубые фишки» кредитоваться на внешнем рынке. Они оставляют там маржу в несколько процентов. Это нам надо? Мы излагали эту мысль президенту на президиуме Госсовета 

14 ноября прошлого года. Надо сказать, что она была поддержана, несмотря на полемику с министром финансов. Такой же подход хотелось бы видеть и на кредитном рынке. И прописать среди задач банковского надзора в России не только стабильность банковской системы, но и ее развитие. Пока же ЦБ по инерции «заточен» под иные задачи».

Такую позицию разделяют не все участники рынка, однако «Профилю» не удалось найти ни одного, кто был бы полностью доволен ЦБ. «Не думаю, что можно говорить о злом умысле Центробанка, но объективно эффект от практических действий ряда чиновников в сфере надзора нередко именно таков, — заметил по поводу надзорного «застоя» Дмитрий Афонин, шеф бнковского департамента компании «ИМА-консалтинг». — Эти проблемы, помимо негативного влияния на конкретные жертвы некачественного надзора, приводят к недовольству и разочарованности банковского сообщества, к антипатии некоторых участников рынка в отношении регулятора».{PAGE}
На что жалуемся?

Претензии банкиров к регулятору предельно конкретны.

Сегодня 160 нормативных актов ЦБ регламентируют любой шаг банков практически в каждой сфере — от резервирования капиталов до рекламы. Многие из них представляют собой многостраничные брошюры, детально расписывающие алгоритмы банковских операций. Как заметил один из менеджеров на форуме профессионального портала Bankir.ru, подобное «рассчитано не на профессиональных банкиров, а на идиотов, не имеющих никакого понятия о банковском деле». К тому же правила исполнения тех или иных инструкций часто меняются, иногда — ежеквартально.
 
Каждый российский банк сейчас готовит порядка 80 форм отчетности. По мнению Анатолия Аксакова, львиная доля усилий банковских клерков уходит на составление бесконечной отчетности. «Ее нужно и можно максимально упростить, — уверен Аксаков. — Устоявшееся мнение: чем больше отчетности, тем лучше контроль. На самом деле количество тут не переходит в качество». Подобное испытал на себе Росфинмониторинг, когда финансистов обязали отчитываться по каждой мало-мальски серьезной операции обналичивания денег. В результате ведомство оказалось завалено информацией, которую просто физически не успевало переварить.

Вообще, призыв «Все на борьбу с отмыванием!» проблемно сказался на банковском рынке. От обналички уйти нельзя — такие процессы, как выплата зарплаты или закупка сельхозпродукции в селах, не переводятся целиком в безналичный формат. Соответственно, у банкиров проблемы с отчетностью по операциям обналичивания. Каждый банк, в котором обналичиваются крупные суммы, вызывает подозрение как «прачечная». Как полагает Гарегин Тосунян, борьба с отмыванием превращается в тормоз развития кредитного рынка.

Еще одна претензия банкиров — не прописаны процедуры надзора, во взаимоотношениях с регулятором нет «правил игры». А на местном уровне они вообще устанавливаются на глазок и в зависимости от личных воззрений чиновников на то, что представляет собой банковский надзор. Например, в Петербурге притчей во языцех стала дама из местного управления ЦБ, которая неожиданно приходила в какой-либо банковский офис и заставляла кассиров демонстрировать содержание мусорных корзин. Предполагалось, что кассиры сбросят туда «лишние» документы или не подтвержденные документарно находящиеся в кассе деньги.

Количество и частота проверок практически не лимитированы. По закону «О Банке России» ЦБ не вправе проводить более одной проверки кредитной организации или ее филиала по одним и тем же вопросам за один и тот же отчетный период. Но, оговаривает закон, — «за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей». Среди этих случаев так называемое «мотивированное решение Совета директоров ЦБ». Право на «мотивированные решения» Центробанк трактует как угодно, эта тема давно стала предметом бурного обсуждения в финансовых кругах. Как заметил автору этих строк Гарегин Тосунян, «мотивированное суждение всегда можно свести к известной фразе из анекдота: «Ну не нравишься ты мне, и все!»…

«Мотивированное суждение» центробанковцев стало особенно остро восприниматься с усилением влияния ЦБ на формирование банковского топ-менеджмента. Напомним, банки должны согласовывать с ЦБ персоналии председателя и членов правления, главного бухгалтера и его заместителей, директоров, главбухов и замов главбухов филиалов. ЦБ взял на себя право судить о деловой репутации кандидатов на эти должности также в формате «мотивированного решения». Банкирам остается гадать: «Любит — не любит, плюнет — поцелует» — в отличие от их западных коллег, которым обстоятельно аргументируют критерии принятого решения и которые, соответственно, могут его обжаловать.

Еще один проблемный «узел» — выполнение банками нормативов ЦБ. Причем в последнее время речь идет не столько о жесткости самих нормативов, сколько о том, как их используют при вынесении того или иного вердикта сотрудники Центробанка. Большинство банкиров констатируют, что количественные показатели норм (например, резервирования средств, оценки кредитных рисков, достаточности капитала и т.п.) вполне адекватны мировой практике, аккумулированной в критериях Базельского комитета (так называемый Базель II). Но вот поведение проверяющих зачастую больше напоминает полицейский контроль.

Анатолий Аксаков говорит: многие банкиры отмечают, что часто в практике работы чиновников Центробанка доминирует «презумпция виновности» коммерческих банков.

«Субъективизм проверяющих — главное, на что жалуются банкиры», — констатирует Аксаков. При опросе, проведенном в начале года АРБР, именно эту проблему указали в качестве основной 66% банковских менеджеров.{PAGE}

15 человек на сундук… 

Субъективизм — это люди. Естественно вытекающий отсюда классический вопрос «а судьи кто?» вызывает столь же классический, хотя и неожиданный ответ: «Имя им — легион». Юридическая автономия Центробанка, превратившая его в «вещь в себе» на поле российской бюрократии, имеет еще одно последствие: это единственное в стране ведомство, численность которого не контролируется никем, кроме… самого ЦБ. При национальной тяге к большим цифрам последствия понятны: штат ЦБ насчитывает более 75 тыс. человек. Больше, чем армии Бонапарта или Веллингтона под Ватерлоо.

Россия держит второе место по численности сотрудников центрального банка после Китая. Однако если ввести показатель «число центробанковцев на душу населения», то мы переплюнули китайцев в 5 раз. Не говоря уже о США (в Федеральной резервной системе работает 20 тыс. человек) или Европе (на все европейские страны приходится 50 тыс. банковских чиновников).

Отбиваясь от обвинений в раздутых штатах, в Центробанке напоминают о том, что в России огромные территории и мировой рекорд по количеству банков — 1200. Однако банкиры полагают, что территории — не аргумент. Тем более что в стране есть регионы, в которых нет ни одного банка (только филиалы), но нет регионов, где не было бы территориальных управлений ЦБ. «Бухгалтерия провинциальных филиалов проверяется часа за два, а гостиницы маленьких городов, в которых высаживается десант проверяющих, бронируются на неделю, — рассказывает один из региональных банкиров. — Думаю, тут все понятно…»

Что касается ссылок на повышенное банковское «поголовье», то этот аргумент бьется несложным математическим действом. Если рассчитать число чиновников на одну кредитную организацию, то картина выглядит еще более впечатляюще. В Австрии, Британии, Германии, Испании, Польше, Швейцарии на один банк приходится от 1 до 10 сотрудников центробанка. В Италии и Японии — 20. В славящейся бюрократией Франции — 44. И даже в большинстве стран СНГ — от 25 до 30.
 
В России на каждый банк приходится 67 сотрудников ЦБ. Конечно, на фоне Индии (321 чиновник на банк) ситуация может показаться безлюдной. Но в сравнении с прочим цивилизованным миром наш центробанковский «слон» не многим хуже индийского.

«Аппарат ЦБ, особенно на местах, является чересчур громоздким, — констатирует один из топ-менеджеров крупного розничного банка. — Полагаю, что причина этой «количественной избыточности» таится в недостаточно рациональном штатном расписании ЦБ. В этом контексте, пожалуй, уместно говорить уже о желательности повысить контроль за управлением персоналом самого Центробанка…»

Ночной надзор

В марте Центральный банк Швеции выпустил аналитический отчет под довольно игривым названием «Банковский надзор в русском стиле». Шведы констатируют: отношение российского Центробанка к игрокам рынка избирательное и несимметричное, принцип равенства не соблюдается, профилактике банковского рынка ЦБ предпочитает «прополку» его рядов, критерии отзыва лицензий или исключения из системы страхования вкладов не формализованы, а инструкции могут трактоваться чиновниками неоднозначно.

Трудно сказать, есть ли в шведском языке одно слово, способное объять все перечисленное. В русском новоязе для этой оценки лучше всего подходит слово «беспредел».

Впервые в таком контексте о банковском надзоре заговорили в конце прошлого года. Взятый под стражу банкир Френкель стал enfant terrible банковского сообщества, который открыто изложил обсуждаемые келейно претензии к ЦБ. Первое письмо Френкеля повествовало о вреде политики Центробанка и незаконности многих его решений. В следующих эпистолах банкир обвинил сотрудников ЦБ в коррупции (в частности, при отборе банков в систему страхования вкладов) и лоббировании интересов нескольких групп банков, занимающихся обналичкой и так называемыми серыми экспортно-импортными схемами. И хотя на официальном уровне «записки узника» были восприняты с усмешками, роль первого звонка они сыграли.{PAGE}

В феврале свои выводы о деятельности Центробанка представила Генпрокуратура. На парламентских слушаниях в Думе Александр Бутман, первый заместитель генпрокурора России, изложил основные прокурорские выводы в отношении работы ЦБ.

Прокурор сообщил, что более 1,5 тыс. служащих Банка России, включая топ-менеджеров, являются владельцами акций кредитных организаций, а некоторые центробанковцы входят в органы управления коммерческих банков, что «создает конфликт интересов». Прокурор отметил, что утверждение кандидатов на должности менеджеров банков и определение того, адекватна этому их деловая репутация или нет, должны быть как-то регламентированы. Бутман заявил, что нормы банковского надзора, практикуемые в ЦБ, «изменяются в зависимости от конкретных ситуаций и от конкретных банков», что также «создает условия для коррупции».

На тех же слушаниях Центробанк резко атаковал руководитель банковского комитета Думы Владислав Резник. Он говорил о несоответствии центробанковской практики законодательным нормам, о том, что суды, рассматривающие иски банкиров по законности тех или иных действий ЦБ, не могут дать им оценку, поскольку процедура этих действий нигде не прописана. В итоге Резник предложил решить проблемы радикально — отделить систему банковского надзора от ЦБ. Вскоре была сформирована рабочая группа, которая и ныне занимается этой темой.

Некоторой критике Центробанк внял. В апреле его шеф Сергей Игнатьев своим приказом запретил тем сотрудникам ЦБ, которые владеют акциями коммерческих банков, участвовать в проверках. Как заявил «Профилю» Михаил Сухов, директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций ЦБ, либерализованы условия вхождения миноритариев в число акционеров банков. По словам Сухова, например, при проведении IPO Сбербанка ЦБ проверил лишь 300 инвесторов из 150 тыс. человек, купивших акции «Сбера». Правда, эти 300 человек дали 88% всей выручки от продажи акций и ЦБ по-прежнему «трясет» любого покупателя банковских акций, претендующего более чем на 1% капитала.

В целом же Игнатьев и его команда крепко держат оборону. Игнатьев заявил, что выведение банковского надзора из полномочий ЦБ приведет к весьма сомнительным результатам, и «пригрозил» рисками распада банковской системы и нового всплеска криминала в этой сфере. Он намекнул, что идею «отрезать» надзор от центробанковского пирога лоббируют именно банки-«прачечные», соответственно, сторонники этой идеи могут быть легко заподозрены в пособничестве «теневикам», структурам, финансирующим терроризм, и пр.

Это — в активе ЦБ. В пассиве — созданная правительством и парламентом рабочая группа разворачивает работу. Пока ситуацию можно считать «подвешенной»: до сих пор не ясно, кто, с какой силой и в какую сторону сумеет качнуть чашу весов.

Дневной надзор

Реальный расклад сегодня выглядит так: ряды критиков Центробанка существенно зашатались. Френкель, понятно, изначально не в счет: «твой дом — тюрьма». Олег Вьюгин, который в последнее время был знаменем сторонников создания мегарегулятора российского финансового рынка, оставил кресло руководителя Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) и ушел в частный бизнес. Его преемник Миловидов, заявив о продолжении дела своего предшественника, на тему мегарегулятора не распространяется. И даже прокуратура, поддержавшая желающих «распилить» Центробанк, минувшей весной сама оказалась под угрозой разделения.

Что касается Владислава Резника, то ныне в думских коридорах поговаривают, что отношение Кремля к нему стало более прохладным и после выборов кресло главы банковского комитета Думы может занять кто-то другой.

На приснопамятных парламентских слушаниях в феврале Сергей Игнатьев, поднявшийся на трибуну вслед за Резником, несколько обиженно заметил: «А вы вот мне обещали свои тезисы предоставить еще до заседания. К сожалению, не предоставили, поэтому не смогу ответить на все поставленные вами вопросы. Ничего страшного, потом ответим более тщательно…»

ЦБ между тем контратакует. В его недрах готовится пакет поправок в законы «О банках и банковской деятельности» и «О Банке России». Эти поправки не только не корректируют обязанности ЦБ в сфере надзора, но, напротив, расширяют его права. Вплоть до того, что Банк России может получить право проверки не только банков, но и их клиентов, а также установит новые форматы отчетов для сложившихся на рынке банковских групп. В этом случае под юрисдикцию ЦБ попадут как кредитные организации, так и связанные с ними небанковские бизнесы. Несложно предположить, что этот проект будет подан под тем же соусом борьбы с отмыванием незаконных доходов.

Что же касается идеи отделения надзора от ЦБ, то против нее уже высказались шеф Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов и министр финансов России Алексей Кудрин. Заместитель Резника в банковском комитете Павел Медведев также заверяет, что в сложившейся практике нет ничего, вызывающего серьезное возмущение банкиров, и полагает, что, «пока полностью не оформилась система регулирования на каждом отдельном финансовом рынке, создание мегарегулятора неэффективно».

Крепости позиции ЦБ в немалой степени способствует и известная осторожность банкиров: несмотря на критику ведомства Игнатьева, большинство из них (по данным опроса АРБР — 75%) пока не сторонники выведения надзора из-под юрисдикции Центробанка. Очевидно, здесь срабатывает принцип «старый надзиратель лучше новых двух». При всех трениях с ним финансисты все же признают, что в Банке России «мыслят по-банковски», принципов Базеля придерживаются и штат постепенно сокращают. А вот за спиной ЦБ маячит призрак созданного при Минфине казначейства, в котором уже работает более 100 тыс. человек и где, как выразился один из банкиров, «по сути, воссоздали систему советского Госбанка, если что — мало не покажется»…

Тем не менее сторонники реформ уверены, что перспективы независимого надзора вполне реальны. «Мы все равно рано или поздно придем именно к такой системе», — заметил «Профилю» Анатолий Аксаков.

Однако многие апологеты независимого надзора опасаются поспешных действий. Если в переходный момент существующая система регулирования рынка даст хоть малейшую трещину — это может поставить под угрозу всех вкладчиков российских банков. Посему эксперты призывают к осторожности.

«Оптимальным является «вызревание» модели регулирования в условиях конкретного государства, — говорит Алексей Чаленко, гендиректор группы компаний «Альянс Континенталь». — Рынок должен быть готов к принятию той или иной модели».

График 1 Число сотрудников в Центробанках различных стран





















Банк, странаШтат (тыс. чел.)
Народный банк Китая140,5
Центральный банк России75,5
Резервный банк Индии28,9
Федеральная резервная система США19,4
Банк Франции14
Источник: данные банков, «Профиль».

График 2 Проблемы банковского надзора глазами банкиров. Минусы надзора Число респондентов, отметивших эту проблему (%)













Субъективизм при оценке рисков и качества управления в коммерческих банках66
Несовершенство законодательной и нормативно-правовой базы надзора и регулирования банковской деятельности57,5
Несоответствие нормативных актов ЦБ законодательству71
Источник: Ассоциация региональных банков «Россия».

Таблица 1 Банки выдавшие больше всего кредитов негосударственным предприятиям (на 1 мая 2007 года)






























































































































МестоБанкОбщая сумма кредитов (тыс.руб.)
1СБЕРБАНК РОССИИ1 820 905 148
2ГАЗПРОМБАНК345 352 033
3ВТБ331 423 282
4АЛЬФА-БАНК261 828 844
5БАНК МОСКВЫ210 548 671
6«РАЙФФАЙЗЕНБАНК АВСТРИЯ»152 151 999
7РОССЕЛЬХОЗБАНК145 659 102
8МЕЖДУНАРОДНЫЙ МОСКОВСКИЙ129 077 070
9«УРАЛСИБ»127 301 634
10МДМ-БАНК124 956 312
11ПРОМСВЯЗЬБАНК115 927 885
12НОМОС-БАНК88 440 745
13«ВТБ СЕВЕРО-ЗАПАД»85 962 598
14МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРОМЫШЛЕННЫЙ85 633 412
15«ПЕТРОКОММЕРЦ»78 753 969
16РОСБАНК70 992 541
17«АК БАРС»68 591 225
18«ГЛОБЭКС»51 608 119
19«ЗЕНИТ51 493 310
20«САНКТ-ПЕТЕРБУРГ»50 685 834
21«ВОЗРОЖДЕНИЕ»49 186 844
22ВТБ 24″40 837 946
23БИНБАНК40 583 607
24ТРАНСКРЕДИТБАНК40 481 312
25УРСА БАНК40 076 257
26АБСОЛЮТ БАНК39 190 908
27СВЯЗЬ-БАНК39 097 825
28КОММЕРЦБАНК (ЕВРАЗИЯ)33 760 497
29СИТИБАНК32 862 146
30«СОЮЗ»27 371 473


Таблица 2 Банки с наибольшими остатками денежных средств на счетах корпоративных клиентов (на 1 мая 2007 года)






























































































































МестоБанкСредства корпоративных клиентов (тыс.руб.)
1ГАЗПРОМБАНК779 177 337
2СБЕРБАНК РОССИИ751 495 697
3ВТБ179 713 485
4АЛЬФА-БАНК150 524 856
5МЕЖДУНАРОДНЫЙ МОСКОВСКИЙ127 792 425
6РОСБАНК112 783 949
7БАНК МОСКВЫ107 247 660
8«УРАЛСИБ»88 363 881
9«РАЙФФАЙЗЕНБАНК АВСТРИЯ»86 450 600
10МДМ-БАНК80 257 591
11ПРОМСВЯЗЬБАНК77 600 335
12СИТИБАНК74 686 508
13РОССЕЛЬХОЗБАНК68 904 404
14«РУССКИЙ СТАНДАРТ»62 419 685
15«ВТБ СЕВЕРО-ЗАПАД»56 984 958
16ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БАНК «КИТ ФИНАНС»49 368 737
17«ПЕТРОКОММЕРЦ»47 391 987
18ТРАНСКРЕДИТБАНК45 239 748
19УРСА БАНК40 869 251
20МОСКОВСКИЙ БАНК РЕКОНСТРУКЦИИ И РАЗВИТИЯ40 594 528
21«ЗЕНИТ»39 954 901
22НОМОС-БАНК35 985 353
23АБН АМРО БАНК33 589 554
24«САНКТ-ПЕТЕРБУРГ»33 217 865
25СВЯЗЬ-БАНК32 491 276
26МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПРОМЫШЛЕННЫЙ31 930 941
27«РОССИЯ»31 459 468
28«ВТБ 24»27 090 657
29«АК БАРС»26 085 505
30БИНБАНК25 922 186

Таблица 3 Банки, привлекшие больше всего депозитов физических лиц (на 1 мая 2007 года)






























































































































МестоБанкОбщая сумма депозитов (тыс.руб.)
1СБЕРБАНК РОССИИ2 195 326 721
2«ВТБ 24»105 348 048
3БАНК МОСКВЫ97 430 049
4ГАЗПРОМБАНК68 432 895
5«УРАЛСИБ»61 886 904
6РОСБАНК59 891 681
7ВТБ57 504 395
8«РАЙФФАЙЗЕНБАНК АВСТРИЯ»57 070 107
9АЛЬФА-БАНК50 403 540
10«ВОЗРОЖДЕНИЕ»39 226 189
11«ВТБ СЕВЕРО-ЗАПАД»37 045 857
12СИТИБАНК29 051 342
13УРСА БАНК28 360 870
14«ПЕТРОКОММЕРЦ»27 630 553
15ИМПЭКСБАНК27 262 799
16ПРОМСВЯЗЬБАНК25 734 478
17ИНВЕСТСБЕРБАНК22 645 055
18МЕЖДУНАРОДНЫЙ МОСКОВСКИЙ22 435 718
19«БАЛТИЙСКИЙ»21 337 354
20БИНБАНК20 883 399
21«ЮНИАСТРУМ»20 614 315
22«АК БАРС»20 577 549
23«ГЛОБЭКС»20 569 058
24СУРГУТНЕФТЕГАЗБАНК20 403 689
25«САНКТ-ПЕТЕРБУРГ»18 341 495
26СОБИНБАНК17 644 459
27НОМОС-БАНК17 437 131
28«ХАНТЫ-МАНСИЙСКИЙ»16 313 175
29УРАЛЬСКИЙ БАНК РЕКОНСТРУКЦИИ И РАЗВИТИЯ15 473 428
30МОСКОВСКИЙ ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ14 354 631

Таблица 4 Банки, выдавшие больше всего кредитов частным лицам (на 1 мая 2007 года)





























































































































МестоБанкОбщая сумма кредитов частным лицам (тыс.руб.)
1СБЕРБАНК РОССИИ814 322 404
2«РУССКИЙ СТАНДАРТ»166 347 711
3РОСБАНК83 990 584
4«ВТБ 24»69 337 157
5«УРАЛСИБ»45 045 905
6БАНК МОСКВЫ43 011 403
7РОССЕЛЬХОЗБАНК41 283 237
8УРСА БАНК37 528 863
9ХКФ БАНК35 700 959
10«РАЙФФАЙЗЕНБАНК АВСТРИЯ»31 747 836
11АЛЬФА-БАНК28 143 552
12МЕЖДУНАРОДНЫЙ МОСКОВСКИЙ27 565 502
13ИМПЭКСБАНК27 123 132
14МДМ-БАНК26 419 348
15ГАЗПРОМБАНК25 111 609
16«РУСФИНАНС»22 819 179
17ТРАНСКРЕДИТБАНК21 581 141
18МОСКОММЕРЦБАНК21 119 781
19НАЦИОНАЛЬНЫЙ БАНК «ТРАСТ»18 796 460
20ПРОМСВЯЗЬБАНК17 601 678
21«РЕНЕССАНС КАПИТАЛ»17 139 567
22СИТИБАНК17 067 807
23ИНВЕСТСБЕРБАНК16 646 003
24КРЕДИТ ЕВРОПА БАНК15 810 983
25КМБ-БАНК15 068 312
26«ХАНТЫ-МАНСИЙСКИЙ»14 232 005
27«АК БАРС»13 784 053
28«ЮНИАСТРУМ»13 586 253
29«БАНК СОСЬЕТЕ ЖЕНЕРАЛЬ ВОСТОК»13 581 535
30МОСКОВСКИЙ БАНК РЕКОНСТРУКЦИИ И РАЗВИТИЯ13 042 363

Таблица 5 Самые прибыльные банки (на 1 мая 2007 года)































































































































МестоБанкПрибыль (тыс. руб)
1СБЕРБАНК РОССИИ44 413 188
2ГАЗПРОМБАНК13 899 906
3«РУССКИЙ СТАНДАРТ»6 331 143
4ВТБ5 831 968
5БАНК МОСКВЫ3 694 340
6«РОССИЙСКИЙ КРЕДИТ»3 464 909
7ИНВЕСТИЦИОННЫЙ БАНК «КИТ ФИНАНС»3 358 410
8МДМ-БАНК3 147 056
9МЕЖДУНАРОДНЫЙ МОСКОВСКИЙ2 483 479
10«УРАЛСИБ»2 198 271
11«ВТБ СЕВЕРО-ЗАПАД»1 956 141
12АЛЬФА-БАНК1 813 399
13«РАЙФФАЙЗЕНБАНК АВСТРИЯ»1 783 590
14РОССЕЛЬХОЗБАНК1 633 999
15ПРОМСВЯЗЬБАНК1 443 147
16«ВОЗРОЖДЕНИЕ»1 003 712
17НОМОС-БАНК944 765
18«ЗЕНИТ»938 152
19«САНКТ-ПЕТЕРБУРГ»809 548
20ИНГ БАНК (ЕВРАЗИЯ)790 156
21«ПЕТРОКОММЕРЦ»781 638
22СВЯЗЬ-БАНК751 605
23«СОЮЗ»700 806
24ТРАНСКРЕДИТБАНК692 728
25МОРГАН СТЭНЛИ БАНК672 390
26УРСА БАНК581 118
27АБСОЛЮТ БАНК560 923
28ТРАНСКАПИТАЛБАНК546 320
29«АК БАРС»494 648
30ГАЗБАНК432 935
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK