Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Музы и пушки"

Культура и политика нерасторжимы;под «Вустерским» соусом;«Не верю!»;списочный состав.Соломон Волков. История русской культуры ХХ века от Льва Толстого до Александра Солженицына
«Эксмо»
   
Изданной сначала в Америке, а затем и в России книги известного культуролога, историка литературы, музыковеда Соломона Волкова, без сомнения, суждено стать мировым бестселлером, поскольку в той или иной степени она затрагивает сферу интересов огромной аудитории. Увлекательные рассказы о великих деятелях русского балета и театра, литературы и музыки, кино и изобразительного искусства, со многими из которых ему довелось общаться лично, Волков помещает в политический и социальный контекст. «Вожди и культура — этот сюжет привлекал меня еще с советского детства, — отмечает автор в предисловии. — Всякий значительный локальный культурный жест рано или поздно обретает мировое, чаще всего политическое эхо…» Иллюстративный ряд книги — более 70 фотопортретов; автор большинства из них — супруга Соломона Волкова Марианна.
   
Хью Лори. Торговец пушками
«Фантом Пресс»
   
Новое издание «Торговца пушками» — с портретом автора на фоне мишени — не оставляет никаких сомнений: да, и впрямь книгу написал тот самый Хью Лори, который Вустер и теперь уже всенародно известный и страстно любимый миллионами доктор Хаус, друг и соратник национального достояния Британии Стивена Фрая. «Торговец пушками» — единственный пока роман Лори, но в высшей степени замечательный. Его герой Томас Лэнг, отставной офицер Шотландской гвардии, был бы похож на Джеймса Бонда, не смахивай он так на Берти Вустера. Во всяком случае, приключения Тома составили бы великолепный сюжет для бондианы. Налицо актуальная политическая интрига, в которой замешаны интересы военно-промышленного комплекса и, соответственно, огромные деньги; нешуточная угроза для жизни тысяч людей, а также лично героя и его девушки. Будет вам и боевой вертолет на крыше небоскреба, и кровавые убийства, драки в ассортименте — словом, необходимые составляющие добротного остросюжетного триллера. Удивительная соразмерность экшна и размышлений, логика и стройность повествования, совершенное владение словом, истинно британская ирония и самоирония превращают роман в подлинный литературный шедевр, который так и хочется растащить на цитаты.
   
Степан Балашов. Алексеевы
«Октопус»
   
К настоящему времени издано достаточно много работ о К.С. Станиславском как о великом театральном деятеле; однако подробнейший исследовательский труд о семье Алексеевых от середины XVIII века до наших дней публикуется впервые. Его автор Степан Степанович Балашов, племянник Константина Сергеевича, много лет посвятил тому, чтобы соединить семейные предания, внутреннюю историю рода с обширной информацией, распыленной по многим рукописным и печатным источникам. Начинается история семьи с бесфамильного крепостного деревни Костиной, селения Высоцкого, Служня стана Ярославского уезда Алексея Петрова сына, принадлежавшего помещице Наталии Ивановой, и его жены — вольноотпущенной крестьянки, дочери конюха графа Шереметева Прасковьи Григорьевны Артемьевой. А заканчивается — автором книги, инженером-оптиком, автором серьезных технических трудов и руководителем народных драматических коллективов. Между ними — многочисленный и могучий род Алексеевых, давших России целую плеяду купцов, фабрикантов, финансистов, общественных и культурных деятелей. Двое из Алексеевых избирались московскими городскими головами; семья состояла в родстве и свойстве с Мамонтовыми, Боткиными, Третьяковыми, Васнецовыми, Поленовыми; пережила революцию и осталась служить культуре России, невзирая на подлинно драматические события, аресты, расстрелы и клеймо «классово чуждых».
   
Дмитрий Быков. Списанные
«ПРОЗАиК»
   
В один прекрасный день достаточно спокойная жизнь молодого сценариста Сергея Свиридова резко меняется: он вдруг становится объектом пристального интереса различных служб, ведомств, организаций. Как оказалось, Свиридова включили в некий таинственный список, и — прощай серые будни. «Списантов» то задерживают на таможне, то приглашают на встречу с ветеранами КГБ, то заставляют проходить диспансеризацию. Вскоре список перестает быть тайной, и появляется масса желающих войти в него и ничуть не меньше — выйти. Некоторые полагают, что список — это некая лакмусовая бумажка, наглядно демонстрирующая дефекты государственного управления и общественных институтов в период отсутствия ясной идеологии. Фактически государственный организм представляет собой тело без головы (отрубали головы слишком часто, вот тело и привыкло, теперь и без головы хорошо), отмечает один из героев. Нервный центр («в Кремле или еще где») посылает импульсы: работайте лучше! Все органы не скоординированы, работают кто во что горазд: руки усиленно машут, ноги идут на месте со страшной силой, сердце «скачет из груди». Объектами приложения этой бездумной активности и становятся несчастные «списанты». Однако есть и другие мнения. А кто на самом деле составил список и с какой целью — и есть главная интрига повествования. «Списанные» — лишь первая часть трилогии. Будут еще вторая («Остров Джоппа») и третья («Камск») части. Полное издание трилогии планируется в 2009 году.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK