Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Мы их теряем?"

Итак, Виктор Ющенко все-таки стал президентом, что было ясно уже после отмены результатов второго тура выборов в конце ноября. В связи с его избирательной кампанией доминанта российских официальных и близких к ним комментариев сводилась, по сути, к одному тезису — что мы «теряем Украину». Набор страхов знаком: мерещились натовские базы под Харьковом, американские солдаты, моющие сапоги в севастопольской бухте, и «жовто-блакитный» стяг в галерее знамен стран—членов НАТО в Брюсселе. Но вот вопрос: а надо ли это все НАТО?Пожалуй, было бы несправедливо объяснять почти истеричную реакцию официальной Москвы на проигрыш «украинской кампании» одними лишь фобиями и комплексами. Еще до начала «оранжевой революции» Брюссель и Вашингтон сами подали Кремлю достаточно поводов для беспокойства по поводу дальнейшего приближения НАТО к российским границам. Так, последний ежегодный Целевой план Украина—НАТО, утвержденный в марте прошлого года, предусматривает целый комплекс реформ украинских Вооруженных сил, экономики и внутренней политики с целью приблизить их к стандартам Альянса. Месяцем позже Верховная рада ратифицировала, а Леонид Кучма подписал Меморандум о взаимопонимании, предусматривающий возможность кратковременного направления в страну сил НАТО, а также предоставление необходимой инфраструктуры для обслуживания транспортных нужд Альянса в рамках проводимых им операций.

А в начале октября (то есть в самый разгар предвыборной кампании на Украине) заместитель министра обороны США Пол Вулфовиц во время своего визита в Польшу заявил о необходимости скорейшего вступления Украины в НАТО. По словам этого видного «ястреба», «цель создания единой и свободной Европы не будет достигнута, пока Украина не войдет в полной мере в Европу», для чего странам НАТО необходимо «протянуть руку Украине».

Такая игра

Очевидно, Москва не отреагировала бы на эти заявления столь болезненно, если бы не украинские выборы. Ведь если отвлечься от общих документов и заявлений, перспективы вступления Украины в НАТО накануне президентских выборов выглядели не так уж радужно.

Периодические сближения между Украиной и НАТО случались и раньше. Игра в «маятник» между Россией и Западом всегда была одним из коньков дипломатии «вроде бы союзника Москвы» Леонида Кучмы. Никаких реальных последствий эти сближения не подразумевали. Главной их целью был торг с Россией за вполне ощутимые преференции во взаимной торговле, а также в поставках и транзите энергоносителей.

В результате наши отношения с Украиной из-за шантажа подвергались постоянным проверкам на прочность, а совместные интеграционные планы были лишены должной искренности. Однако эта же политика создавала серьезные препятствия и для интеграции Украины в НАТО, ведь одним из главных условий вступления в Альянс для стран Восточной Европы является стопроцентная лояльность американской политике. И всякого рода шатания здесь также не приветствуются.

В очередной раз это наглядно подтвердил Стамбульский саммит НАТО, прошедший в июне 2004 года. Тогда Киев не смог добиться утверждения давно ожидаемого Плана действий по вступлению в НАТО, что стало для него ушатом холодной воды. Главным же победителем саммита стала Грузия. Закавказье (наряду со Средней Азией) было названо регионом, пользующимся особым вниманием Альянса, а в конце октября Совет НАТО утвердил План индивидуального партнерства с Грузией. Так что на фоне прорыва в отношениях Тбилиси с Западом успехи Киева смотрелись весьма бледно.

Точку в последнем пришедшемся на правление Леонида Кучмы «медовом месяце» в отношениях Украины с Западом поставила начавшаяся президентская гонка. В обмен на помощь Кремля в продвижении кандидатуры Виктора Януковича украинское руководство сделало целый ряд широких «антинатовских» жестов. Например, подредактировало военную доктрину Украины. В результате из этого документа исчезли все упоминания о вступлении в ЕС и НАТО в качестве долгосрочной цели украинской политики. Кроме того, Украина ратифицировала соглашение о вхождение в лелеемое Россией единое экономическое пространство, что опять же закрывало ей дорогу в НАТО.

В свою очередь, охладел к Киеву и Запад — не помогла даже такая демонстрация лояльности, как отправка в Ирак украинского воинского контингента. Так, в августе прошлого года директор миссии Агентства по международному развитию США Кристофер Краули сообщил, что за последующие десять лет размер предоставления помощи Киеву будет пересмотрен, причем было принято решение сократить ее уже с 2004 года почти вдвое — до $55 млн. Не сбылись надежды украинского руководства и на вступление во Всемирную торговую организацию в 2004 году, а также на получение Украиной статуса государства с рыночной экономикой.

Попутно испортились отношения с Европой. Официальные представители ЕС в декабре прошлого года, оставив привычную политкорректность, прямо заявили, что Украина имеет такие же шансы на вступление в ЕС, как и Новая Зеландия.

Ничей Ющенко

Разумеется, победа Виктора Ющенко, которого на Западе считают «своим», а также симпатии западного общественного мнения к «оранжевой революции» по-новому расставили акценты в отношениях между Киевом и Западом. США уже пообещали скорое начало новой эры отношений, НАТО намекнуло на возможность расширения сотрудничества, ЕС также дает многозначительные авансы. Тем не менее в то, что в скором времени стороны перейдут к чему-либо более существенному, нежели взаимные похлопывания по плечу, верится по-прежнему с трудом.

Победа оппозиции ничего, по большому счету, Западу не гарантирует, поскольку разница между Виктором Ющенко-революционером и Виктором Ющенко-президентом может оказаться весьма существенной. Если лидеру «оранжевых» и суждено стать сильным президентом, то лишь ценой договоренностей со всеми основными политическими силами Украины. И будет ли в эти договоренности вписываться членство в НАТО (и, соответственно, напрочь испорченные отношения с Россией) — большой вопрос. Революция революцией, однако Украина по-прежнему сильно зависит от российских рынков и энергоносителей, а более трети ее граждан считают русский язык родным.

В странах Центральной и Восточной Европы и Прибалтики вступление в НАТО рассматривали как гарантию безопасности и недавно обретенной независимости. Кроме того, вступление в НАТО стало для этих стран символическим возвращением в лоно западной цивилизации.

На Украине ситуация принципиально другая. Русская часть населения рассматривает расширение Альянса как угрозу национальным интересам России и относится к этому крайне негативно. Точно такой же точки зрения придерживаются и многие влиятельные политические силы, прежде всего коммунисты. Наконец, свое слово еще не сказал украинский ВПК, который тяготеет к России. Нельзя забывать, что США дают кредиты на перевооружение вновь вступивших членов НАТО только на условии закупки вооружений американского производства. Поэтому вступление в Альянс неизбежно приведет к медленной смерти украинской оборонки.

Характерные для Кучмы метания между Москвой и Брюсселем были вызваны не только «византийским» характером бывшего президента Украины, но и вполне объективными факторами, которые никуда не исчезли после победы «оранжевой революции». И на Западе это прекрасно понимают.

Примечательно, что ни о каких громких подарках США победившим демократам пока не слышно. На грузинскую «революцию роз» американцы реагировали иначе.

Слишком дорого

Наконец, нельзя забывать о цене вопроса. Речь идет не только о деньгах — хотя на перевооружение и переподготовку украинской армии их потребуется очень много (для сравнения: программа по обучению всего лишь 2 тыс. грузинских коммандос и одного танкового корпуса обошлась США в $64 млн.).

Любое явное продвижение Украины в НАТО вызовет небывалый кризис в отношениях между Западом и Россией. И как показали события прошлого года, здесь российское руководство готово ложиться костьми и стоять насмерть.

А США без того есть чем заняться. На Ближнем Востоке, в Центральной Азии, на Корейском полуострове. Завязывать сейчас подобный узел в отношениях с Россией было бы, наверное, ни к чему.

Вслед за США НАТО также пока не собирается зацикливаться на Украине. Скорее всего, в ближайшее время Брюссель сосредоточит усилия на Грузии, которая с подачи американцев кажется ему наиболее перспективным партнером. Да и вообще Альянс после иракских событий 2003 года переживает не самый приятный период нового поиска своей идентичности.

ЕС же с замиранием сердца ждет вступления в свои ряды Турции (лет через 15—20) и говорить о какой-либо интеграции или вообще о переводе политического диалога с Киевом на принципиально иной уровень пока не спешит.

Скептики и диссиденты

По большому счету, форсирование интеграции Украины в НАТО может, скорее, навредить политике США на постсоветском пространстве. Складывается впечатление, что на сегодня единственная насущная задача Вашингтона — закрепить «прозападный вектор» украинской политики. Однако вполне достижимая. Похоже, в течение довольно продолжительного времени Киев будет нужен Вашингтону не как явный союзник, а как «свой среди чужих» (то есть как столь «любимая» в России «пятая колонна»). Киеву отводится роль главного «СНГ-скептика» и «СНГ-диссидента», который будет постоянно ставить под сомнение лидерство России в Содружестве и гасить ее лидерские порывы. Не меньше, но и не больше.

По всей видимости, совсем не случайно накануне украинских выборов в Вашингтоне вспомнили про ГУУАМ (альтернативное СНГ объединение Грузии, Украины, Узбекистана, Азербайджана и Молдавии). Украина в этом проекте, призванном создать альтернативу доминированию Москвы на постсоветском пространстве, — ключевое звено. При этом Украина, разумеется, никуда не денется пока из состава СНГ.

Подобная среднесрочная стратегия вовсе не подразумевает, что следует поднимать большой шум и вдрызг ссориться с Владимиром Путиным. Кредиты, международные гранты, программы обучения, определенная военно-техническая помощь (особенно по линии перевода украинской армии и ВПК на стандарты НАТО) — все эти «нешумные», но оттого не менее эффективные методы останутся на какое-то время основой американской и натовской политики в отношении Украины. ЕС же, как всегда, сосредоточится на обучении украинцев демократии и финансировании всевозможных программ.

Глядя на все это, России вряд ли стоит опускать руки и в гневе закрывать посольства в столицах западных держав. Конец света не наступил, и печаль о «потерянной Украине» кажется, по меньшей мере, преувеличенной. Конечно, большого семейного счастья в ближайшее время ожидать не приходится (с другой стороны, а когда оно у нас с независимой Украиной было?), но и окончательный развод соседним народам пока не грозит. Сейчас украинский маятник качнулся в сторону США, но, как всегда бывало раньше, он через какое-то время может двинуться назад. Периодическая дружба с Россией, скорее всего, продолжится и при Ющенко. Она имеет прочные материальные основы, прежде всего энергетические и торговые. И сильно ее испортить могут только очень большие глупости в исполнении российской элиты — наподобие тех, что некоторые ее представители демонстрировали в ходе яростно-безоглядной кампании на стороне Виктора Януковича.

«У Украины не возникнет проблем с адаптацией»

Если соответствующее политическое решение будет принято, у Украины не возникнет проблем при вступлении в НАТО, считает Томас ВАЛАСЕК, директор брюссельского офиса Центра оборонной информации (CDI).

«Профиль»: Насколько вероятно вхождение Украины в НАТО после победы Виктора Ющенко на президентских выборах?

Томас Валасек: Нельзя однозначно сказать, что Украина интегрируется в Альянс. Пока никаких переговоров на эту тему не велось. Хотя сегодня вступление в НАТО сильно упрощено по сравнению с тем, что было 10 лет назад: организация изменила свою генеральную линию, превратившись из чисто военной в скорее политическую. На сегодняшний день НАТО больше ориентировано на выработку общей стратегии безопасности. Поэтому сейчас потенциальные члены Альянса должны соответствовать требованиям не военного толка, а именно политического. Теперь о проблемах. Скорее всего, Россия будет недовольна интегрированием своего восточного соседа в НАТО. Cилы Альянса в этом случае окажутся cлишком близко к России. В частности, к базам Черноморского флота.

«П.»: Какова технология вступления в НАТО? Чем должны обладать страны, претендующие на членство в Альянсе?

Т.В.: Для каждого потенциального члена разрабатывается план действий (action-plan), в котором очень много критериев, ничего общего с военными не имеющих. В основном от государств требуется соблюдение демократических норм, прав человека и т.д. О количественном составе армии, наличии танков и самолетов в данном случае никто не говорит. Что касается технологии вступления — в данном случае все будет зависеть от обоюдного желания. Если Украина решит для себя, что ей необходима интеграция в Альянс и НАТО с этим согласится, тогда именно для нее будет разработан План действий, основные пункты которого будут согласованы обеими сторонами. Выполняя их, Украина будет соответствовать критериям, предъявляемым к странам—членам Альянса. При этом никаких требований к экономическому состоянию страны НАТО не предъявляет.

«П.»: И все же, вступление в НАТО предполагает какие-то финансовые траты государства? Можно представить приблизительную стоимость «входного билета»?

Т.В.: Затраты государства складываются из нескольких составляющих — это организация штаб-квартиры, выплата зарплаты служащим. Более того, Украина даже может получить финансовую выгоду от вступления в Альянс, потому что НАТО выделяет деньги из своего бюджета на создание инфраструктуры, необходимой для Альянса. Другими словами, если Украина решит модернизировать свои авиа- или военно-морские базы, создать площадку для развертывания сил НАТО или иначе действовать в интересах Альянса, на эти цели будут выделены средства.

«П.»: Какие технические требования предъявляются к государствам для вступления в Альянс? Нужно ли адаптировать имеющееся вооружение к стандартам и куда девать устаревшее оружие?

Т.В.: Безусловно. Если Украина будет интегрироваться в Альянс и станет его частью, необходимо всю технику привести в соответствие. Особенно это касается средств связи, позиционирования и навигации, которые в случае проведения совместных боевых действий как минимум должны различать силы врага и войска Альянса. Но, думаю, конкретно у Украины никаких технических сложностей с адаптацией не возникнет. Украинская армия уже действовала в сотрудничестве с НАТО в Ираке и других горячих точках.

ДЕНИС РЯБОКОНОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK