Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Мы не забыли вас, маэстро"

Раймонд Паулс — один из главных композиторов бывшего СССР. Его песни иногда звучат на наших радиостанциях, но чтобы увидеть музыканта на сцене, надо пересечь латвийско-российскую границу. Или дождаться, когда маэстро приедет сам, — как это сделал корреспондент .

— На что вы обращаете внимание в России после долгого отсутствия?
   


— Москва развивается по принципам капитализма, все строится, делается, слава тебе господи. Деньги есть — и пошло. Надо только, чтобы эти деньги ушли туда, куда надо. Не забыть про культуру, про театры, оперу.
   


— А в Латвии тоже капитализм?
   


— Конечно, но что сравнивать. Какие у нас резервы, и какие резервы в России! Мы всегда были зависимы и всегда будем. Сейчас мы как транзитная страна, ископаемых у нас нет, ничего нет, море сегодня уже не играет такой большой роли. И все думают: кто в сторону России, кто в сторону Германии. Ирландия — вот теперь наша мечта. Все, кто хочет сразу заработать большие деньги, бегут туда. К сожалению, так вот все оно и есть.
   


— Как случилось, что вы, абсолютно творческий человек, в свое время вдруг занялись политикой и стали министром культуры Латвии?
   


— Я не стал, меня пригласили. Меня мой друг, который был руководителем Народного движения, позвал. Откровенно говоря, там нужна была больше моя фамилия, чем я сам. Политика? Я бы так не назвал. В то время это не было политикой, это было что-то совсем другое. Началось всякое это брожение: И тогда мы тоже подключались, интеллигенция.
   


— Но вы согласились? Зачем?
   


— Все делалось на таком эмоциональном подъеме: Но я все-таки творческий человек. И стать чиновником — это очень тяжело. Удалось сохранить многое. С кем-то и поругаться, конечно. Например, с театрами — когда я первый сказал, что надо перейти на контрактную систему. Тогда мне сказали, что я больной человек. А я говорю: . Можешь представить, когда постсоветский период и вдруг тебе — контракт! Мне удалось все-таки и нашу оперу как-то восстановить и сохранить, Русский театр, который и по сегодняшний день работает. Многие попробовали это в свое время. В России, я помню, тоже министры культуры менялись, да? И были актеры на этой должности: В конце концов все куда-то ушли. И ушел я сам. Не мое это дело!
   


— Уже несколько лет вы — сопредседатель жюри конкурса . Насколько это важно для вас?
   


— ? Не знаю, как она будет развиваться дальше. Конечно, сейчас это мероприятие — центральный номер летнего сезона в рижской Юрмале. Я к этому отношусь хорошо именно из-за молодых, но я не занимаюсь продюсированием. Как мне один раз Кобзон сказал: . А потом, так, между прочим, говорит: . И — больше ничего. Понимаешь? (Смеется.) Каждый хочет успеха для своих. Алла — для тех, кто ей нравится. Единственный, кто всех там высмеивает, это Винокур. В зале сидит и издевается над всеми. (Смеется.) И мы так часто сидим в этом жюри, и большинство уже именно его слушает, а не тех, кто на сцене. Весело! Басков орет: , ну и так далее. Такое шоу приятное, но это публика не видит.
   


— Но вы не оставите?
   


— Я уже одной ногой: я все время хочу! Потому что я считаю, то, что мы могли, мы сделали. Дальше я не знаю, как будет развиваться, потому что это тоже связано с деньгами какими-то большими. Я не знаю, сколько Крутой потянет, и как:
   


— А сколько вы потянете?
   


— Что я? Я же там не с финансами, я просто как фигура сижу в этом жюри. Придаю какой-то там прибалтийский аромат этому. Мы же не с такими средствами, чтобы мы могли там играть роль. Фактически это все зависит от Москвы. Та компания, она должна решать. Это ведь дорогая радость.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK