Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "«Мы просто не можем остаться в стороне»"

О том, кто и как воплощает российские нанотехнологии в жизнь, «Профилю» рассказал доктор физико-математических наук, профессор Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе РАН, руководитель регионального Центра «Нанотехнологии для биологии и медицины» Георгий ЗЕГРЯ.— Георгий Георгиевич, чем нанотехнологии отличаются от «не нано»?

— Нанотехнологии — атомарная база, объединяющая остальные технологии и науки, это «надотраслевой» фундамент для развития всех без исключения отраслей новой экономики. Как сказал председатель корпорации «Роснанотех» М.В. Ковальчук, нанотехнолог — это естествоиспытатель, подобный тому, каким был 300 лет назад Ньютон, но на принципиально новом уровне знания.

— Что даст стране их развитие?

— Я бы не так ставил вопрос. Мы просто не можем оставаться в стороне. В противном случае через несколько лет мы будем отставать от развитых стран — и в экономике, и по уровню жизни — буквально на столетия, окажемся в положении народов, которые сейчас живут, не зная цивилизации.

— Какова цель создания вашего Центра «Нанотехнологии для биологии и медицины»?

— Разработка и внедрение новых методов диагностики, профилактики и лечения сердечно-сосудистых, онкологических и инфекционных заболеваний на основе использования нанотехнологий и наноструктурированных материалов в рамках создаваемого консорциума научно-исследовательских и медицинских учреждений, а также вузов Северо-Западного региона.

Программа развития Центра включает в себя разработку наносенсоров и наночипов для детекции одиночных вирусов и микроорганизмов с целью решения задач экологии, медицины и борьбы с биотерроризмом. Занимаемся мы и разработкой полупроводниковых наноструктур — квантовых точек и нанотрубок. Они могут использоваться в том числе как полифункциональные сенсоры для выявления поврежденных объектов биологической природы на уровне структур, клеток и органов, ранней экспресс-диагностики и терапии новообразований и раковых опухолей и т.д. Организации-участники Центра разрабатывают методы обнаружения макромолекул и способы доставки лекарственных препаратов с использованием наноносителей (так называемая нанофармацевтика) и многое другое.

— Есть какие-то успехи?

— Да, у нас есть и инновационные разработки, методы и приборы, готовые к апробации и проходящие ее. Такая солидная команда специалистов высочайшей квалификации, какая собралась в нашем Центре, я сказал бы, просто обречена на успех.

— Какие у вас отношения с «Роснанотехом»?

— Мы начинаем сотрудничать с ним.

— В каком состоянии исследования нанотехнологий в России по сравнению с другими странами?

— Развитие нанотехнологий в России давно состоялось, этим направлением российские ученые занимаются на протяжении десятилетий, и наш Физико-технический институт — один из лидеров в этой области. На уровне теоретических разработок наша страна значительно опережает многие западные государства. На уровне разработок практических мы действительно отстаем — из-за отсутствия финансирования. Сейчас появилась уникальная возможность совершить прорыв и воплотить на практике весь потенциал, созданный в России за многие годы.

— Хватит денег, выделенных правительством?

— На ближайшие три года — да.

— Получится расходовать их эффективно?

— Думаю, получится. Наши ученые давно мечтали о таком прорыве, они не допустят нецелевого расходования денег.

— Что еще нужно, чтобы Россия стала лидером в этой сфере?

— Необходимо, чтобы руководители разработок могли привлечь к работе молодежь, обеспечив ей достойное финансирование, пригласить уехавших за границу квалифицированных молодых российских ученых.

— Есть ли у Центра связи с бизнесом?

— Совершенно очевидно, что данное направление исследований должно также финансироваться и из внебюджетных средств. Пришло время, когда частный бизнес должен вкладывать деньги в здоровье нации.

— Как поставлена в Центре работа по коммерциализации разработок?

— Разработки, предназначенные для внедрения в практическую медицину, должны пройти определенный путь апробации и сертификации. Этот вопрос — один из главных среди тех, которыми занимается наш Центр.

— Есть разработки, готовые для коммерциализации?

— Трековые мембраны для плазмофереза крови, приборы для нейрохирургии и физиотерапии. Разработан прибор «Камертон» для лечения хронического болевого синдрома на стадии обострения. Есть и другие, но поскольку не все они пока защищены патентами, я не могу говорить об этом.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK