Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Мячо-мен"

В баскетболе он — царь и бог. Александр Гомельский, Президент баскетбольного клуба ЦСКА, самый авторитетный российский тренер, живая легенда. В США, в Музее баскетбольной Славы, ему посвящена отдельная экспозиция. А еще 73-летний Александр Яковлевич — счастливый муж и отец трехлетнего Виталика.Наш разговора с Татьяной и Александром Гомельскими время от времени прерывал их маленький сын: то он «спешил на экзамены», то хотел отправить факс Президенту.
Наталья Белоголовцева: Александр Яковлевич! Не тяжело ли вам вновь быть в роли молодого отца?
Александр Гомельский: Нет, что вы! Как раз наоборот. С появлением этого парня еще больше смысла появилось в жизни. Он никак не хочет меня отпускать: требует точного отчета — куда идешь, когда вернешься, нельзя ли с тобой. Не засыпает без меня. Я обязательно должен рассказать ему одну-две сказки: как Красная Шапочка выступала на Олимпиаде в Австралии, как была на приеме в Кремле, как ходила в детский сад.
Татьяна Гомельская: Они просто не могут друг без друга. «Папа меня покормит, папа меня умоет, папа со мной поиграет». Я ему: «Виталик, давай я тебе сказку расскажу». Он в ответ: «Мама, у тебя не мужской голос».
А.Г.: Я люблю свой дом, здесь тепло и ласково. Мужику ведь для счастья не так много надо: во-первых, чтобы работа приносила радость. Во-вторых, чтобы было, кого любить и чтобы тебя любили. Таня — хорошая мать и жена, сладкая женщина, умный советчик. Человек, который необходим мне и моему сыну.
Н.Б.: Просто идиллическую картину вы тут нарисовали. Неужели совсем нет проблем?
А.Г.: Заботиться о женщине — не проблема. Когда прикладываешь усилия, чтобы ей было комфортно, тратишь на это время, здоровье, нервы, — это тоже счастье.
Т.Г.: Александр Яковлевич обычно говорит, что у него пятеро детей — четыре мальчика и девочка. (у Гомельского три взрослых сына: Кирилл и Александр сейчас живут в Америке, старший Владимир — в России; он известный телекомментатор и продюсер — Н.Б..) Летом я буквально разрываюсь между дачей, куда мы отвозим Виталика, и домом, где остается Александр Яковлевич. Мы очень друг по другу скучаем.
Н.Б.: Таня, я знаю, что ты с третьего класса занималась баскетболом.
Т.Г.: Да, я играла за юношескую сборную Москвы, была однажды на сборах команды Союза, но на чемпионат Европы меня не взяли. Поступила в Тимирязевскую сельхозакадемию, потому что там была хорошая баскетбольная команда. Мы стали чемпионами страны среди студентов, получили «мастеров спорта». Для баскетбола у меня маленький рост, я была разыгрывающей. Несколько сезонов играла за дубль ЦСКА — считала для себя это очень почетным. За годы учебы успела выйти замуж и развестись. Я заканчивала академию уже в годы перестройки, и с моей специальностью «хранение и переработка плодов и овощей» устроиться на работу было практически невозможно: овощные базы считались тогда очень доходным и завидным местом работы. Поэтому я пошла играть в баскетбольную команду «Россиянка».
Н.Б.: Александр Яковлевич был, наверное, твоим кумиром?
А.Г.: Конечно. Почти божеством. Придешь на баскетбол, не игру смотришь, а на него: сам Гомельский «живьем», не по телевизору. На одной игре мы случайно и познакомились — меня представила подружка по команде. Спустя два месяца он мне вдруг позвонил и предложил встретиться. Я его голос сразу узнала, даже подумать толком не успела, — тут же на свидание побежала, ноги сами понесли. Прихожу к метро, вокруг него толпа, узнают, просят автограф, а он мне: «Танечка, извини, что я без цветов».
Поначалу я только слушала, открыв рот, — он замечательный рассказчик. Долгое время общаться с ним было странно и непросто. Все-таки у нас сорок лет разницы в возрасте, жизненный опыт его и мой несопоставимы.
Но он старался. Окружил меня вниманием, буквально пылинки сдувал — цветы, подарки, рестораны. Мне очень запомнилась наша первая поездка в Грецию. Жили в роскошном отеле. Стоило выйти на улицу, греки прямо на нас кидались: «Гомельский идет!» Там его так любят. «Пожалуйста, зайдите, можно вас угостить». Александр Яковлевич захотел купить мне шубу, хозяин магазина чуть не упал, когда нас увидел: «Какая честь, вам — все за полцены!» Мне было удивительно, что за рубежом его так принимают.
Н.Б.: А как Александр Яковлевич сделал предложение?
Т.Г.: Мы собирались лететь в Америку, на день рождения его сына, и у меня возникли проблемы с визой: американцы не любят пускать в страну молодых одиноких женщин. Чтобы это затруднение разрешить, мы в один день пошли и расписались. Даже никого не предупредили.
Н.Б.: Как отреагировали дети Александра Яковлевича?
Т.Г.: Неоднозначно. Поначалу мне было тяжело. Натерпелась. Родственники мужа сомневались в моей порядочности, бескорыстности, не доверяли. Зато сейчас все совсем все по-другому, мы большие друзья. Все очень изменилось с рождением Виталика. Жена Володи, старшего сына Александра Яковлевича, стала нашей крестной мамой. А крестным папой — Виталий Георгиевич Смирнов, председатель Олимпийского комитета. В честь него мы сына и назвали.
Однажды мы сильно с мужем поссорились, чуть не расстались. И Смирнов нас помирил: «Да вы же любите друг друга, потом еще будете вспоминать и смеяться, что чуть не сделали глупость». Так и вышло. Поэтому, когда сын родился, мы не раздумывали.
Н.Б.: А как Александр Яковлевич отнесся к рождению Виталика?
Т.Г.: Мне очень хотелось ребенка, а муж сопротивлялся, говорил, трех сыновей ему достаточно. Но когда выяснилось, что я беременна, отношение изменилось. Он очень со мной носился. Я много лежала по больницам, так вот он навещал по несколько раз в день. Можно сказать, рожали вместе. Хотя после родов я так растерялась, что даже отказывалась ему звонить, он должен был куда-то улетать в тот день. Думаю, зачем беспокоить. Врач буквально заставил меня это сделать, и уже через полчаса Александр Яковлевич влетел с огромным букетом, подбежал к Виталику: «Какой красавец!»
Н.Б.: Александр Яковлевич, Таня — ведь не первая ваша жена?
А.Г.: Третья. Первая супруга Ольга Журавлева была известной баскетболисткой, и родила мне двух замечательных сыновей. В 1968 году, на сборах в Кудепсте, познакомился со стюардессой Лилей. Дружба переросла в любовь, родился Кирилл. Я не хотел разводиться, но все же последовал разрыв с Ольгой и второй брак. Мы прожили вместе четверть века — Лиля умерла в 1993 году от рака. Для меня это была страшная трагедия, порой просто жить не хотелось. Зато сегодня у меня есть Таня и сын. Впрочем, я горячо люблю всех своих детей.
Н.Б.: Про вас говорят, что вы — гений общения. У вас немало друзей, причем достаточно высокопоставленных
А.Г.: Среди близких мне людей много «больших». Почему нет, если и мне, и им общение доставляет удовольствие? Когда я только начинал работать тренером в Риге в 1954 году, туда приехал опальный Георгий Жуков. Я до сих пор храню книгу с его автографом: «Маршалу баскетбола от маршала Жукова».
Н.Б.: Таня, а тебе с именитыми гостями общаться не сложно?
Т.Г.: В первое время я ужасно волновалась. Не знала, что приготовить, как стол сервировать, как встретить — даже книжки специальные по ночам читала. Муж мне очень тактично помогал, подсказывал как себя вести. Евгений Максимович Примаков — человек очень общительный, веселый, чуткий. Разговаривать с ним — огромное удовольствие. Они с женой часто у нас бывают, и мы к ним ездим. Знаем, что Примаков любит грузинскую кухню, стараемся что-нибудь особенное для него готовить. А Юрий Михайлович Лужков предпочитает кухню русскую. Недавно все приезжали на новоселье.
Н.Б.: Александр Яковлевич, кроме того, что вы ежедневно, в любую погоду бегаете и делаете зарядку из двух тысяч движений, вы еще и работаете сутками. Что входит в обязанности Президента баскетбольного клуба?
А.Г.: Комплектование команды, организация тренировок и соревнований, множество других дел. Прибавьте представительские функции — контакты с ФИБА, с европейскими и американскими клубами, участие в международных заседаниях.
Н.Б.: Американские баскетбольные клубы приносят большие прибыли. А наши?
А.Г.: Мы к этому стремимся. Основную прибыль нам, по идее, должна приносить реклама на радио и ТВ. Большие корпорации с радостью рекламировали бы продукцию во время трансляций баскетбольных матчей, особенно в прайм-тайм. Но пока сложно договориться с нашим телевидением. Там считают, что за трансляцию игры — заметьте, яркое зрелище, с участием «звезд», — должен платить клуб. Когда в России баскетбол станет так же популярен, как в Америке, возможно, изменится и отношение телеканалов.
Баскетбол — игра, которая помогает человеку раскрыться в экстремальных условиях, там нужна хорошая реакция, скорость, сила. Если человек в такой ситуации может побеждать, он сумеет реализовать себя и в другой, за границами спорта, жизни.
Мои ребята из олимпийской команды сделали блестящие карьеры. Двое — Волков и Куртинайтис — стали министрами спорта. Сабонис и Марчюленис уехали играть в США и там заработали миллионы. Сегодня клубу ЦСКА помогает глава «Росбанка» Миша Прохоров — мой бывший ученик. Мы были очень дружны с его отцом, он был начальником управления международных связей спорткомитета СССР, но, к сожалению, рано ушел из жизни.
Миша — настоящий меценат, они с Владимиром Потаниным, главой холдинга «Интеррос», вкладывают деньги не только в баскетбол — учредили литературную премию, поддерживают театр «Современник», помогают Эрмитажу. Миша остается близким мне человеком, я ему очень благодарен за помощь. Такая светлая голова: и работает как проклятый, и тренируется на износ. Хорошо играет и в баскетбол, и в футбол, катается на горных лыжах. Я преклоняюсь перед его способностями.
Н.Б.: Работа в ЦСКА забирает все ваше время?
А.Г.: Почти. Но кое-что все-таки остается. Сейчас я пишу «Энциклопедию баскетбола». Адресована она людям, которые хотят знать об этой игре все.
Н.Б.: Это первый ваш литературный опыт?
А.Г.: Нет, я написал уже четырнадцать книг.
Н.Б.: Таня, тебе нравится, что муж так много работает?
Т.Г.: Все, чем занимается Александр Яковлевич, он делает для нас, — чтобы мы порадовались, увидели, какой он у нас сильный, как он всего умеет добиться.
А.Г.: Я хочу, чтобы и Таня нашла себе дело по душе. Сегодня у нее первый рабочий день — она будет тренировать команду сельскохозяйственной академии, за которую когда-то играла. Таня хорошо разбирается в баскетболе. Когда сидит рядом на скамейке во время матча, делает очень толковые замечания.
Н.Б.: Не боитесь, что она не сможет уделять достаточно внимания вам и сыну?
А.Г.: Пусть крутится. Женское счастье складывается из тех же частей, что и мужское. С семьей у Тани все в порядке — мне бы хотелось, чтобы она получала удовольствие еще и от работы.

НАТАЛЬЯ БЕЛОГОЛОВЦЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK