Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "МЫТАРИ И МЫТАРСТВА"

Российские налоговики готовы собирать подати с бизнеса любыми средствами. Выбор у предпринимателей невелик: идти на уступки или идти по миру..
   Кризис вдохновил налоговиков на новые творческие свершения в борьбе с падением сборов. Теперь предпринимателей приглашают на дружеские встречи и озвучивают разнарядку — какую прибыль они должны показать (!) и на какой вычет по НДС претендовать. Это не шутка и не отдельные случаи, речь идет о системе. Информацией, которая говорит о ее масштабности, с «Профилем» поделились в объединении малого и среднего бизнеса «ОПОРА России», куда стекаются предпринимательские жалобы.
   
ПРЕСС-ПАТИ
    При межрайонных налоговых инспекциях созданы специализированные комиссии: по заработной плате, по возмещению НДС, по налогу на прибыль и прочие. Как рассказывает вице-президент «ОПОРЫ» Александр Бречалов, эти комиссии занимаются плановым прессингом предпринимателей.
   Работает механизм следующим образом. На комиссию приглашают предпринимателей, отразивших в декларации убытки. Но не для того, чтобы спросить: почему за последний отчетный период вы не смогли показать прибыль или почему у вас на предприятии такая маленькая заработная плата? Инспектор диктует условия: у вас по документам должна быть такая-то прибыль, вычет по НДС не более такого-то уровня, а зарплаты не ниже такого-то показателя. Подобная практика распространена не только в Москве, Московской области, но и во многих других регионах.
   «Таким образом, налоговики стали диктовать, каким критериям должны соответствовать показатели в финансовой отчетности, невзирая на фактическое положение дел. При этом данные комиссии представляют собой форму налогового контроля, не предусмотренную Налоговым кодексом. А то, что комиссии существуют во всех инспекциях, это открытый факт», — говорит председатель налогового комитета «ОПОРЫ» Михаил Орлов. Правда, инспекторы говорят, что комиссии работают в режиме «дружеских встреч», на которых налоговики пытаются искренне понять, почему у некоторых компаний финансовые показатели разительно отличаются от среднестатистических. Практика таких «встреч» распространена повсеместно, подтверждает юрист.
   «Профиль» предпринял попытки получить сведения, что называется, из первых рук. Для начала мы позвонили в 7-ю межрайонную инспекцию Москвы, на которую в «ОПОРЕ», по словам Александра Бречалова, есть не один сигнал. Там заявили, что без письменного указания Управления ФНС Москвы разговаривать не будут. Но официальный запрос на имя руководителя управления Людмилы Воробьевой остался также без ответа. Тогда мы с соблюдением всех положенных формальностей обратились с письмом к руководителю Федеральной налоговой службы Михаилу Мокрецову. В результате в аппарате ФНС попросили отложить публикацию и пообещали дать развернутый комментарий через несколько дней. Но затем телефоны, как служебные, так и мобильные, перестали отвечать, никакой реакции не было и на запросы по электронной почте.
   Между тем мы всего лишь хотели узнать, известно ли руководителям налоговой службы о том, какими методами в ряде случаев их подчиненные собирают налоги. Ведь руководители ФНС обычно искренне удивляются информации о том, как «на земле» прессуют бизнесменов.
   
ИГРЫ РАЗУМА


    Саму по себе активность налоговиков можно понять, сборы здорово упали и по объективным причинам, а если бизнес будет укрывать прибыль и занижать фонд оплаты труда, то совсем беда: чем наполнять казну? По официальным данным ФНС России, за январь-сентябрь этого года было собрано 79,4% налогов от аналогичного показателя прошлого года. Таким образом, в кризисные месяцы общий размер поступлений сократился на 20,6%. Судя по первым данным ФНС за октябрь, общее поступление налогов по сравнению с сентябрем немного выросло, но принципиально ситуацию это не меняет. С налогом на прибыль ситуация самая удручающая. Если мы посмотрим на строку «налог на прибыль организаций», то сбор за 9 месяцев составил только 46,5% от показателя за тот же период прошлого года. Для этого есть веские причины. Во-первых, с 1 января этого года ставка налога на прибыль организаций снижена с 24% до 20% (и, как пообещал недавно замминистра финансов Сергей Шаталов, ее не повысят и после восстановления экономики). Во-вторых, ска-залось падение цен на основные экспортные товары — нефть, газ и металлы. Кроме того, по данным Росстата, резко упала производительность труда, а убытки предприятий, напротив, росли.
   Конечно, сами налогоплательщики не без греха, и налоговики на это упирают. Возглавлявший не один год Росстат Владимир Соколин рассказывал в свое время автору, что в основе госстатистики лежат сведения, подаваемые самими предприятиями, которые действительно имеют возможность в достаточно широких пределах «играть» с цифрами отчетности. Но вопрос в том, оправдывает ли это те средства, которые применяет ФНС для выколачивания денег? Нет, не оправдывает. И это не мы говорим, это Закон говорит. Российский Налоговый кодекс, как не устает напоминать один из его авторов — зампред комитета по бюджету и налогам Госдумы Андрей Макаров, — едва ли не единственный в мире декларирует презумпцию невиновности налогоплательщика. Однако налоговики в своем арсенале имеют очень действенные способы воздействия на клиентов. Рассмотрим некоторые из них.
   Приостановка операций по банковским счетам. Статья 76 Налогового кодекса предусматривает только два случая, когда налоговая имеет право это делать: если в отношении налогоплательщика вынесено решение о взыскании или если не сдана налоговая декларация. Других вариантов нет. На деле счета могут быть арестованы просто потому, что так решил инспектор. В крайнем случае, потом налоговики могут сказать, что сделали это по ошибке. И им ничего не будет.
   Есть схемы и пострашнее. Допустим, налогоплательщик не оплачивает налоговое требование или оспаривает его в суде. В это время руководитель инспекции может направить материалы в органы внутренних дел для проверки. Обычно после этого в организацию является сотрудник милиции и сообщает: у вас такая-то недоимка, либо платите, либо будет заведено уголовное дело за уклонение от уплаты налогов. Иск предпринимателя о неправильном начислении налогов рассматривается в суде, а параллельно рассматривается уголовное дело об уклонении от уплаты налога. Кто быстрее, как говорится. При этом всем последующим инстанциям недосуг докапываться до истины, они верят налоговикам, поскольку досконально налоговое законодательство знают только узкие специалисты. В частности, многим неведомо, что в ряде случаев имеет место разная трактовка одной и той же нормы законодательства. Поэтому может получиться так, что арбитражный суд подтверждает правоту налогоплательщика, а уголовный суд одновременно осуждает его за неуплату налога.
{PAGE}
   Немудрено, что предприниматели так запуганы, что не решаются не то что подписаться под своими рассказами, они не хотят даже, чтобы их истории фигурировали анонимно. Впрочем, один добросовестный налогоплательщик, которого не только штрафовали, но и сажали под арест, согласился поделиться своей историей без подписи .

   Можно ли поправить положение? Можно, говорит адвокат Михаил Орлов, если законодательно ввести значительную финансовую или уголовную личную ответственность для налоговых инспекторов за несправедливо наложенный арест на счета компании. В Госдуме готовится законопроект (его авторы Андрей Макаров и сам Михаил Орлов в качестве председателя экспертного совета комитета по бюджету и налогам) о запрете инициировать уголовный процесс по налоговому преступлению, которое может быть оспорено. Другие эксперты предлагают еще более радикальные решения, например исчислять налоги не с прибыли, а с расходов, как это принято практически во многих развитых странах.
   

 

 

   

   ПОД БЕЛЫЕ РУКИ
   В 2007 году ученый и изобретатель в области гидротехники, доцент одного из негосударственных вузов получил средства на выполнение НИОКР по теме, над которой работал много лет. Он был зарегистрирован как ПБОЮЛ и заключил договор с инвестором, поэтому аванс был переведен на его личный банковский счет.
   Неожиданно ученого пригласили в налоговую инспекцию. Там заподозрили, что в данном случае речь идет о скрытых доходах, потребовали признаться и заплатить подоходный налог в размере 6% от поступившей суммы. Разговор был деловой: предпринимателю с ходу объяснили, что «необходимо делиться с контролирующими органами, раз есть прибыль». Вскоре государственная почта доставила по месту жительства нашего героя извещение о том, что он якобы не уплатил налог за 2006 год в сумме 450 тыс. рублей, на который начислили штрафы и пени. Общая сумма к выплате составила 8 млн рублей. Никаких документов не запрашивали, договоров и смет не смотрели, то есть проверки как таковой не было.
   Заплатив такую сумму, ученый мог забыть о каких-либо научно-исследовательских работах. Вышестоящий налоговый орган на жалобу налогоплательщика отделался отпиской. Заявление в городской арбитражный суд рассматривалось более полугода. Процесс в итоге был выигран, но оказалось это нелегко. Документально удалось доказать, что поступившие средства были предназначены на финансирование НИОКР, а не являлись личным доходом. В этой ситуации удачей стало то, что налоговая инспекция нарушила досудебный порядок рассмотрения спора. Поэтому суд первой инстанции и кассационная инстанция признали акт налоговой инспекции незаконным.
   Однако по инициативе налоговиков в здание суда была вызвана милиция, которая скрутила 60-летнему ученому руки и увезла. Оказывается, пока дело рассматривалось в арбитражном суде, налоговый инспектор направил документы в правоохранительные органы, инкриминируя уклонение от уплаты налога в особо крупном размере. В рамках расследования этого, уже уголовного дела и был задержан ученый. Спасло его то, что врач вызванной «скорой помощи» потребовал перевезти подследственного в больницу, где его откачивали в течение месяца. Все это время на него оказывалось давление, оперативники его запугивали и советовали заплатить. Никакие жалобы ни вышестоящему начальству, ни в суд, ни в прокуратуру действия не имели. Следствие по уголовному делу тянулось почти полтора года, из-за подписки о невыезде был сорван полевой сезон. Ученого даже объявляли в федеральный розыск, хотя он никуда не уезжал.
   В ходе расследования сменились четыре следователя, документация по делу потянула на 14 томов, прокурор требовал одного года колонии. Судья на такой приговор не согласилась, но все же присудила к выплате штраф в 450 000 рублей. Некоторые считают, что наш герой легко отделался.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK