Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "На краю скважины"

Рынка геологоразведки, о грядущем кризисе которого много спорят, как такового просто нет. Есть гораздо более обширный и гибкий рынок сервиса для компаний, добывающих полезные ископаемые. Расстановка сил на этом рынке отнюдь не исчерпываются констатацией, что «для России все плохо и скоро станет еще хуже».На первый взгляд ситуация действительно очень далека от нормальной. Если верить прогнозам Минприроды России и его главы Юрия Трутнева, то через несколько лет — к 2015 году — рентабельных запасов нефти в России практически не останется. Связаны такие удручающие прогнозы с тем, что текущие усилия компаний по поиску и освоению новых месторождений не компенсируют объемы ведущейся сейчас нефтедобычи. Старый советский принцип «добыл тонну — найди две» давно не действует. Опираясь только на собственные силы, решить проблему прироста сырьевой базы могут лишь государственные гиганты «Газпром» и «Роснефть», практически живущие как бы вне рынка, по своим внутренним уложениям. Для остальных компаний очевидна необходимость привлечения к поиску, разработке и обслуживанию месторождений сервисных компаний.

Крупные мировые нефте- и газодобывающие компании еще в 70-х годах прошлого века пришли к пониманию того, что содержать собственные сервисные подразделения — удовольствие дорогое. Сейсмическая разведка, геофизические исследования, разработка технологической схемы добычи, капитальное обслуживание и ремонт скважинного оборудования — все это требует специального оборудования и высокопрофессиональных специалистов. Держать все это внутри и финансировать за счет доходов от добычи для большинства компаний было не средствам. В конечном счете это привело к возникновению и росту компаний, специализирующихся на оказании подобного рода услуг. Таких, как Schlumberger, Halliburton, Wetherford, Baker Hughes и т.д.

В СССР, а затем в России работа сервисных подразделений была ориентирована, по большей части, не столько на поиск конкретно нефти или золота для той или иной добывающей организации, сколько на определение, приращение сырьевой базы того или иного региона. Несмотря на подобное отличие в «идеологии», в плане технологий геологи Советского Союза от западных коллег практически не отставали. Скажем, в геофизике наши позиции были лидирующими: большая часть геофизических методов исследования была создана именно советскими учеными.

Развал Союза и последовавшие за ним процессы дезинтеграции затронули все без исключения области экономики. Отрасль, которую в СССР называли геологоразведкой, а в современной России — рынком сервиса, в начале 90-х практически прекратила свое существование. Возникшие на месте профильных союзных министерств компании «Газпром», «Роснефть», «ЛУКОЙЛ» обладали (да и сейчас обладают) собственными сервисными подразделениями. Активного влияния на формирование рынка они не оказывали.

В то же время появление новых добывающих компаний с частным капиталом создало спрос на сервисные услуги. Поначалу этот спрос еще как-то мог быть удовлетворен за счет ad hoc взаимодействия c оставшимися без присмотра государства, без финансирования и без какой-либо стратегии развития многочисленными региональными геофизическими, бурильными, сейсмографическими и ремонтными организациями. Но процесс превращения сервисного «базара» в рынок шел с большими сложностями. Прежде всего не хватало финансирования, квалифицированные кадры разбегались. В таких условиях на российский рынок относительно легко вошли мировые гиганты — Schlumberger, Halliburton и др. Уже в 1991 году компания Schlumberger производила геологоразведку на Варьеганском месторождении в Западной Сибири.

С тех пор прошло более 15 лет. Российский рынок сервиса вообще и нефтесервиса в частности в основном сформировался. И далеко не только за счет присутствия транснациональных сервисных компаний. В этом сегменте российской экономики, как, впрочем, практически в любом другом, еще много нерешенных задач и острых вопросов. Так, в последнее время дискутируется вопрос присутствия на отечественном рынке иностранцев и их негативного влияния на его формирование. 

Ненавязчивый постсоветский сервис


Одной из ключевых аксиом для сторонников идеи об угрозе иностранного доминирования служит концепция о катастрофическом отставании российских компаний от западных. Однако Роман Елагин, аналитик инвестиционной компании «Ренессанс Капитал», считает, что сам вопрос об отставании российских компаний некорректен. Как объясняет Роман Елагин, сервисные услуги — очень широкое понятие, которое включает и геофизические исследования, и бурение скважин, ГРП (гидравлический разрыв пласта), сейсмические исследования, МУН (методы увеличения нефтеотдачи), капитальные и текущие ремонты скважин и многие другие виды работ.

Необходимо понимать: рынок сервиса — очень гибкий. В различных его сегментах диспозиция сил разная. И у клиентов есть масса возможностей для выбора — чьими услугами пользоваться и какое оборудование применять. Так, оборудование для сейсмических исследований ни в России, ни в странах СНГ просто не производят. Все компании, работающие на российском рынке, используют иностранное оборудование. В то же время, к примеру, в области геофизических исследований российские компании на равных конкурируют с иностранцами.

«Плывет, скажем, какой-нибудь «Академик Келдыш», тащит за собой косу с поплавками для сейсмических исследований. Дальше результаты сейсмических исследований необходимо интерпретировать. Для этого существуют специальные программные продукты. Они тоже есть и отечественные, и иностранные. Опять у заказчика есть выбор. Кстати, сейчас на Западе принято во избежание накладок вести работу так, что «стреляет» сейсмику одна организация, а интерпретирует результаты — другая, независимая. Так что и на нашем рынке сейчас в области сервиса складывается примерно такая же ситуация. Скажем, сейсмику могут сделать какие-нибудь иностранцы на иностранном же оборудовании, а интерпретировать результаты заказчик отдаст «Башнефти», у которой это направление очень сильно развито», — приводит пример один из экспертов.

Схожее мнение и у Феликса Любошевского, президента группы компаний «Интегра». «Если говорить про сейсморазведку, то «отставанием» я бы это не назвал. Уже сейчас основное оборудование, используемое для получения результатов сейсморазведки, в том числе применяемое и «Интегрой», — западное. Скорее, речь идет о некоторой неэффективности его использования, под которой понимается неполная загрузка. Частично это вызвано нашими климатическими условиями, частично — унаследованной неэффективной системой ведения этого бизнеса».

Стоит отметить и то обстоятельство, что сегодня, по мнению аналитиков, практически во всех сегментах сервисных услуг спрос превышает предложение, обусловленный, в частности, хронической нехваткой свободных производственных мощностей (буровых установок и пр.). Так что, судя по всему, потенциал для развития отечественных компаний на рынке сервиса существует. Особенно учитывая необходимость разработки практически не освоенных месторождений Восточной Сибири и потребность в интенсификации шельфовых разработок.

Кроме того, нужно учитывать, что российские и иностранные компании в значительной степени «разведены» по сегментам. По словам Романа Елагина, западные сервисные компании в основном ориентированы на оказание высокотехнологичных сервисных услуг, в то время как российские участники (за отдельными исключениями) пока присутствуют в более массовом сегменте рынка. Поэтому тезис о том, что западные компании душат российские, выглядит не очень убедительным.

«Западные компании никогда не будут доминировать в России, — считает Феликс Любошевский — В России созданы уникальные технологии: это простые технологические решения, адекватные по цене и качеству. В последние десять лет нефтесервисный рынок открылся — закупай что хочешь, но в большинстве случаев помимо отдельных образцов западное оборудование (например, буровые установки) практически никто не покупает, поскольку соотношение цена/качество более адекватное у российских компаний. Кроме того, идет и процесс импортозамещения. Ряд материалов и оборудования западные компании начали производить в России. Используют при этом российские предприятия, платят здесь налоги и создают новые рабочие места: 95% сотрудников в Schlumberger — россияне. Поэтому я бы не стал преувеличивать угрозу. Да, действительно, некоторые высокотехнологичные иностранные компании — Baker Hughes, Halliburton, Schlumberger — имеют запатентованные технологии, которых нет у российских компаний. Но что касается секторов бурения и КРС (капитальный ремонт скважин), то подавляющая доля в этих секторах принадлежит российским подрядчикам».

Наиболее скептически об угрозе доминирования западных сервисных компаний высказываются, как ни странно, сами представители этих компаний. «Так называемая слабость, отставание отечественных сервисных компаний сегодня уже миф. Российские сервисные компании — сильные игроки на рынке», — считает Глеб Овсянников, директор по связям с правительством и общественностью «Шлюмберже Россия». «Все, что для выполнения работ можно купить в России, мы покупаем именно у российских государственных и частных компаний и предприятий. В том числе высокотехнологичное оборудование. Полагаю, это и есть наш ощутимый вклад в развитие этих производственных предприятий. Для некоторых из них доля «Шлюмберже» в портфеле заказов — более 30% и даже 50%. Сегодня у нас более 1800 российских поставщиков, у них только в прошлом году куплено продукции и услуг более чем на $250 млн. В основном это продукция, применяемая непосредственно для нефтепромысловых работ».

По мнению Романа Елагина, российские компании не проигрывают западным и в плане рыночной доли. По его оценкам, совокупная рыночная доля четырех крупных участников — БК «Евразия», «Интегра», ССК и CAToil — составляет порядка 18%. На долю Schlumberger, самого крупного независимого игрока на российском рынке, приходится порядка 10—11%.

Впрочем, оценок долевого присутствия компаний на этом рынке довольно много. Но все они сходятся в том, что примерно половина этого рынка приходится пока на собственные подразделения ВИНК (см. график). И хотя тенденция к выводу за пределы компаний сервисных структур со временем наберет силу, нефтегазовые гиганты, во всяком случае — пока, не торопятся отпускать эти подразделения в свободное плавание. Так, по мнению источника, эти процессы сколько-либо заметны лишь в ТНК-ВР и «ЛУКОЙЛе». «Газпром» и «Роснефть» на 60—70% обеспечивают свои потребности в сервисе за счет собственных сил, «Татнефть» — на 70—80%, «Сургутнефтегаз» — на все 100%. 

Национализация во спасение

Одной из последних заметных инициатив государства стало предложение о создании контролируемой им НГК (Национальной геологической корпорации), озвученное в марте 2007 года замминистра природных ресурсов Алексеем Варламовым. Эта концепция, по мнению ее сторонников, поможет консолидировать российские активы, противостоять западной экспансии на этот рынок. Кроме того, иностранцев предлагается не пускать на шельф, поскольку это, как считают некоторые участники рынка, подразумевает доступ к стратегической информации.

Опасения относительно того, что иностранные компании, допущенные к работе на шельфе, будут «сливать» стратегическую информацию иностранным спецслужбам, разделяют далеко не все участники рынка и эксперты. «Schlumberger не владеет геологической или иной информацией о недрах — такова специфика бизнеса компании, — работает только с той информацией и в тех объемах, которые предоставляет ее владелец — добывающая компания», — комментирует Глеб Овсянников. «Результаты нашей работы, например сейсморазведки, мы предоставляем только заказчику, владельцу лицензии. Что происходит с этими данными дальше, это исключительно вопрос отношений владельца лицензии и государства», — считает Феликс Любошевский.

Что же касается создания очередной государственной корпорации, то, по мнению Романа Елагина, затея непродуктивная. «Я не вижу смысла в создании национальной компании для оказания таких услуг, поскольку, на мой взгляд, государство должно быть заинтересовано в стимулировании конкуренции в секторе, что, в свою очередь, будет способствовать улучшению качества предоставляемых услуг. Что касается работ на шельфе, возможно, в этом есть смысл, учитывая высокую капиталоемкость офшорных проектов. Хотя государственные компании, «Роснефть» и «Газпром», заявляют, что они вполне обладают собственными ресурсами для проведения таких работ», — комментирует Роман Елагин.

Феликс Любошевский полагает, что в принципе национализация бизнеса с целью его спасения означает его субсидирование. «Я думаю, индустрия не находится на грани, когда такие меры необходимы. Здоровая конкуренция — вот основной двигатель этого рынка на данном этапе».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK