Наверх
28 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "На разрыв"

Суть происходящих в Молдавии событий станет яснее, если сказать, что главные герои политического противостояния — президент Владимир Воронин и лидер Христианско-демократической народной партии Юрий Рошка — напоминают наших Зюганова и Жириновского. Только в Молдавии все гораздо хуже.История вспять

Еще совсем недавно всем казалось, что национальные страсти на пространстве бывшего СССР отошли в прошлое — вместе с «народными фронтами», «проглатыванием суверенитета» и тому подобными памятными приметами эпохи распада империи. И нищее население бывших советских республик, озабоченное добычей средств к существованию, уже нельзя увлечь на митинги под лозунгами «защиты родного языка». Да и вообще политика на просторах одной шестой части суши стала чем-то средним между прибыльным бизнесом и этакой элитной игрой вроде гольфа, массам совершенно неинтересной. Поскольку массам не до жиру.
Но вдруг Молдавия преподнесла сюрприз. В Кишиневе уже два месяца (с 9 января) продолжаются митинги, по масштабам напоминающие бурные перестроечные времена, — до нескольких десятков тысяч человек ежедневно (а организаторы акций говорят и о сотнях тысяч). При этом требования митингующих также вызывают стойкое ощущение deja vu: «долой насильственную русификацию и коммунистическое правительство». Плюс уже изрядно подзабытое за десять лет «мы не молдаване, мы румыны».
А началось все с безобидных, в сущности, вещей. Министр образования Илие Ванча издал два распоряжения: об обязательном изучении русского языка в молдавских школах и о замене учебного курса «История румын» на «Историю Молдовы». Едва ли можно говорить о том, что решения министра были политическими. Во-первых, в Молдавии, как и почти в любой другой республике бывшего СССР, большинство взрослого населения и так знает русский. Во-вторых, ни для кого не секрет, что значительная часть мужского населения республики кормит себя и свои семьи, работая в России. Очевидцы утверждают, что на улицах молдавских городов мужчин можно встретить только во время рождественских и новогодних праздников. Так что русский юным молдаванам в любом случае учить придется.
Что же касается «Истории Молдовы», то вполне объяснимо стремление властей учить детей истории собственного государства. К тому же, несмотря на то, что многие молдаване считают себя румынами, не стоит забывать и о том, что республику кроме них населяют еще русские, гагаузы, украинцы. С точки зрения поддержания мира в межнациональных отношениях решение Ванчи можно считать вполне взвешенным.
И наконец, надо вспомнить, что президент Молдавии коммунист Владимир Воронин во время своей предвыборной кампании обещал придать русскому языку статус официального и присоединиться к союзу России и Белоруссии.
Тем не менее гром грянул. Христианско-демократическая народная партия, которую относят к крайне правому политическому спектру Молдовы, и ее лидер Юрий Рошка сумели вывести своих сторонников на улицы столицы. Началось все со студентов и школьников, которых по понятным причинам появление нового предмета в программе не устраивало. Кстати, разгар демонстраций в конце февраля совпал со студенческими каникулами. По некоторым данным, руководители христианских демократов воспользовались своими связями среди чиновников ведомства Илие Ванчи: школьные учителя и вузовские преподаватели сами выводили своих подопечных на улицы столицы.
Затем подоспела провинция. Молдавские крестьяне, у которых всегда найдется повод для недовольства властями (цены на солярку и технику везде высокие), тоже вняли призыву оппозиции. Полиция задержала их грузовики и автобусы на окраине Кишинева, но крестьяне добрались до центра города пешком и присоединились к студентам.
Воронин реагировал на происходящее довольно невнятно. Славящиеся своей высокой «мобилизационной готовностью» коммунисты не провели ни одного митинга или пикета в поддержку политики властей. Никаких силовых мер по отношению к митингующим не предпринималось. И действовать президент начал только после того, как митингующих начали показывать зарубежные, в том числе российские, телеканалы.
Сначала был объявлен мораторий на исполнение решений министра образования. Дескать, учебники еще не готовы, а русский язык надо изучать по желанию родителей учащихся. Через несколько дней был отправлен в отставку сам министр. Причем осталось неясным, то ли президент решил наказать его за неверную политику в области народного просвещения, то ли счел нужным таким образом отмежеваться от извинений, которые Ванча за день до отставки принес митингующим.
Как бы то ни было, ситуацию мораторий и отставка не разрядили. Юрий Рошка вовремя успел предложить своим сторонникам новый лозунг: «Долой президента-коммуниста!». Поскольку каникулы у студентов еще не кончились, лозунг поддержку нашел. И политические страсти вспыхнули с новой силой.
Очередной победой христианских демократов стало присоединение к ним сотрудников молдавского телевидения. Журналисты из государственной компании «Телерадио Молдова» неожиданно объявили забастовку протеста против «цензуры на телевидении». А Союз журналистов Молдавии заявил об «угрозе свободе слова» в стране.
Такая позиция журналистского сообщества может иметь далеко идущие последствия. Европейские СМИ и без того уделяют большое внимание событиям в республике. Причем подают их в выгодном для Христианско-демократической партии духе. Не хватает только политической поддержки западных правительств, на которую так рассчитывают Рошка и его соратники, приходящие на митинги с флагами Румынии и Евросоюза. «Угроза свободе слова» является как раз той темой, под которую можно получить западный политический кредит. Борцов за «национальную независимость» там уже не очень любят — хватило Югославии, а вот о «свободе слова» высказываются охотно. Так что молдавский кризис, похоже, еще далеко не пройден.
Действующие лица

Молдавские события стали тем бо(удар)льшим сюрпризом, что еще весной — летом позиции президента Владимира Воронина казались практически неуязвимыми. Он шел к власти долго и последовательно. Шестидесятилетний Воронин сделал удачную карьеру в компартии Молдавской ССР еще в советские годы. К моменту распада Союза он занимал должность министра внутренних дел в республиканском правительстве. В отличие от многих своих товарищей по высшему партийному руководству, после объявления Молдовой независимости Воронин не перешел на сторону новой власти и не пытался сохранить свое номенклатурное положение. Он организовал и возглавил движение за восстановление компартии, запрещенной в республике в начале 90-х.
В 1994 году деятельность Коммунистической партии Республики Молдова была разрешена. А Воронин стал ее лидером. Строительство партии он начал с низовых ячеек. Подобный «партстроительский почерк» был характерен и для российских коммунистов, ведь быстрый подъем КПРФ и ее стабильные политические позиции в крайне неблагоприятных информационных условиях обеспечиваются именно большим числом организованных энтузиастов на местах.
Такая стратегия принесла успех Воронину. Наличие сильных местных организаций обеспечило коммунистов штатом бесплатных агитаторов по всей стране. Не случайно после одной из впечатляющих побед коммунистов на парламентских выборах Воронин советовал своим менее удачливым конкурентам «надеть резиновые сапоги» и идти разговаривать с народом.
Разумеется, политический рост был постепенным. В 1996 году Владимир Воронин, участвовавший в президентских выборах, набрал немногим более десяти процентов голосов. Что, однако, не помешало коммунистам, как и их единомышленникам в России, сформировать крупнейшую парламентскую фракцию. Последовавшее изменение конституции Молдавии (президента стал выбирать парламент) привело Воронина на вершину власти. Год назад компартия получила 71 из 101 места в парламенте, и ее первый секретарь был триумфально избран президентом. Первым президентом-коммунистом в СНГ.
Воронина сложно назвать ярким политиком. Партийная карьера выработке такой яркости не способствовала. Как и его российский товарищ Геннадий Зюганов, он не обладает особой харизмой, не претендует на роль вождя, не щеголяет образованностью (образование Воронина типично для партийного деятеля «из народа»: Институт пищевой промышленности заочно, Академия общественных наук при ЦК КПСС и Академия МВД СССР). В то же время молдавского президента трудно назвать ортодоксом. Коммунистические убеждения отца не мешают его сыну занимать должность председателя правления одного из кишиневских банков.
Юрий Рошка — политик совершенно другого склада. Выходец из журналистской среды, чья молодость пришлась на перестроечные годы, когда профессия его была едва ли не самой престижной. Активный деятель молдавского Народного фронта, успевший впоследствии поссориться с большинством его основателей. Лидер, построивший партию вождистского типа, не допускающий со стороны соратников по партии никаких возражений и никакой конкуренции. Близкие к Воронину молдавские СМИ даже утверждают, что во внутрипартийных «дискуссиях» Рошка склонен пускать в ход кулаки. Верить этому буквально, разумеется, не стоит, политическая культура Молдовы далека от европейских стандартов, и написать могут все, что угодно, но сам образ лидера христианских демократов такие слухи рисуют довольно рельефно. Тем более что относительно недавно, летом прошлого года, Юрий Рошка был лишен депутатской неприкосновенности за избиение сотрудницы одной из кишиневских типографий, отказавшейся печатать очередной номер партийной газеты Flux (газета, находящаяся в собственности Рошки, задолжала типографии несколько сотен тысяч долларов).
Подобные истории, которые происходят с главой Христианско-демократической народной партии регулярно, заставляют сравнивать его с Жириновским. В самой Молдавии, кстати, такие сравнения в ходу. Сходство можно проследить и дальше. Подобно Владимиру Вольфовичу, Юрий Рошка никогда не занимал каких-либо постов в структурах исполнительной власти, предпочитая роль публичного политика, если не сказать шоумена. Точно так же он является «депутатом-долгожителем» — входил во все составы молдавского парламента начиная с 1990 года. Тоже выступает за «здоровую семью» — осудил депутатов-коммунистов, принявших недавно закон, разрешающий аборты. Христианский демократ как-никак. Так же умеет обращать собственную политическую деятельность в осязаемые материальные блага: по некоторым сведениям, политик прорумынской ориентации Юрий Рошка владеет сетью магазинов в Румынии.
Кто сильнее: Воронин или Рошка? Президент, лидер мощной партии, солидный, хотя и не слишком яркий политик, или депутат-скандалист? В условиях относительной политической стабильности деятели, подобные Юрию Рошке, обречены довольствоваться 5—8% и играть свою роль шутов, без которых не обходится молодая демократия. Однако проблема Воронина в том, что никакой стабильности сейчас в Молдавии нет. В Молдавии, напротив, обстановка скандала. То есть родная для Рошки обстановка, в которой он, в отличие от президента, чувствует себя как рыба в воде. Поскольку репутацией не рискует (какая репутация после «типографской» истории?) и не боится прослыть экстремистом — он и так уже им прослыл.
Страна в клочья?

В России в связи с молдавскими событиями задают обоснованный вопрос: кому выгодно? Подозрения, что митинговые страсти в Кишиневе являются только вершиной политического айсберга, действительно велики. Как-то слишком внезапно и энергично христианские демократы, не самая популярная в республике партия, развернули столь масштабные антиправительственные выступления. И сложно предположить, что бедное население республики способно в течение двух месяцев стоять на площади из чисто идейных побуждений. Уже ползут слухи, что студенты получают за каждый день присутствия на митингах по два доллара. В месяц выходит недурная для Молдавии зарплата.
Уместно такие слухи сопоставить с требованиями, которые выдвигает оппозиция. Лозунги объединения с Румынией и вступления в Евросоюз рассчитаны именно на внешнее пользование. Что заставляет предполагать наличие внешнего заказа.
Да и вокруг Молдавии происходят любопытные вещи. В самый разгар акций протеста Москву посетили сначала премьер Румынии Адриан Нэстасе, а затем его молдавский коллега Василий Тарлев. По официальным сведениям, речь шла об экономическом сотрудничестве. Правда, на пресс-конференции после встречи с Тарлевым Михаил Касьянов говорил не столько о сотрудничестве, сколько о намерениях российского руководства помочь Молдове в решении ее экономических проблем. Например, организовать поставки более дешевой электроэнергии (цены на российский газ для республики уже снижены на четверть) и замолвить за республику словечко перед МВФ.
Политическое руководство стран Евросоюза и США пока не делает громких заявлений о молдавских событиях. Зато примечательна позиция МВФ. Фонд не одобряет заключенного несколько месяцев назад соглашения о реструктуризации долгов Молдавии «Газпрому», блокируя тем самым переговоры молдавского руководства с Парижским клубом. При этом миссия МВФ, разговоры о политической беспристрастности которого сейчас могут вызвать только улыбку, появилась в республике как раз в тот момент, когда противостояние президента и оппозиции достигло апогея.
В общем, вся ситуация похожа на очередной раунд противостояния Москвы и Запада на постсоветском пространстве. Фон соответствующий: появление военных баз стран НАТО в Центральной Азии, американские планы военной операции в Панкисском ущелье. Однако только ли в том заключаются проблемы Молдавии, что она оказалась между двух огней?
В действительности проблемы эти лежат глубже. Территория нынешней Молдовы западнее Днестра долго находилась в составе Румынии и в СССР вошла только в 1940 году по пакту Молотова — Риббентропа. Молдаване этнически очень близки к румынам, молдавские националисты вроде той же Христианско-демократической народной партии вообще считают, что они составляют одну нацию. А в конце 80-х — начале 90-х молдавский Народный фронт одновременно с лозунгом независимости от Советского Союза выдвигал лозунг присоединения к Румынии. Собственно, из-за этих планов националистов и началась война в Приднестровье — русское население левого берега Днестра не захотело стать румынскими гражданами.
Объединение не состоялось. Зато при молчаливом согласии предшественников Владимира Воронина — Мирчи Снегура и Петра Лучинского — население республики в массовом порядке стало принимать румынское гражданство. Таким же массовым стал процесс принятия российского гражданства, благо прежнее законодательство наше это позволяло. Сейчас численность румынских и российских граждан в Молдове уже сопоставима с численностью всего населения страны. А это, даже если оставить в стороне проблему Приднестровья, ставит под вопрос ее целостность.
Внешний долг Молдовы огромен. Причем как перед Западом — $1,5 млрд., так и перед Россией — $800 млн. при бюджете около $330 млн. К этому надо добавить и еще один немаловажный факт. С одной стороны, значительная доля выделяемых Западом кредитов оседает в карманах молдавских чиновников, которые в силу этого кровно заинтересованы в продолжении такого «взаимовыгодного сотрудничества». Едва ли президент-коммунист, что бы он ни говорил о сближении с Россией, здесь что-то решает. А с другой стороны, большинство населения Молдовы ездит на заработки в Россию. И кровно заинтересовано в сохранении этого источника существования. В результате страна буквально рвется на части. Так что неудивительно, что в Молдавии не появился свой «Путин», а на первый план вышли «Зюганов» и «Жириновский».
Нам же стоит задуматься о том, что на последних выборах в России эти политики заняли соответственно второе и третье места.

ЮРИЙ ЗВОНАРЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK