Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "НА УТЕКАЮЩИЕ НУЖДЫ"

Бегство капитала из России власти пытаются остановить с помощью валютного контроля. На самом деле нужно повышать конкурентоспособность отечественной экономики.    Хроника биржевых торгов на ММВБ 11-17 ноября напоминает классический триллер: происходит нечто рутинное и, на первый взгляд, легко объяснимое, но за «обычными» событиями, как выясняется, стоит настоящая драма, где сталкиваются интересы и кипят нешуточные страсти. И весь этот гремучий клубок может докатиться до каждого, как бы далеко он ни стоял от эпи-центра. Как ни странно, но речь в данном случае идет о событиях на российском валютном рынке.
   
ЗАГАДКА УЛЮКАЕВА 
 С 11 по 17 ноября 2010 года доллар в России подорожал почти на 80 копеек. Затем по законам биржевой игры произошла коррекция, и 18 ноября доллар несколько снизился. Ничего особенного? Не совсем, кое-что особенное в ситуации, в которой оказался рубль, все-таки есть.
   С начала октября по 18 но-ября (за исключением нескольких дней в двадцатых числах октября) на ММВБ доллар неуклонно укреплялся по отношению к рублю. В какой-то момент «американец» вплотную подобрался к пятимесячному максимуму, и это при том, что весь мир ожидал огромного выброса на рынок новых долларов — в конце концов ФРС загрузила печатный станок заказом на $600 млрд (о чем «Профиль» уже писал). Одновременно в России, по данным Росстата, происходил уверен-ный рост промышленного производства — 6,6% в октябре в годовом исчислении. Если исходить из двух этих обстоятельств, то картина должна была бы быть зеркально противоположной: расти должен был рубль, а худеть — доллар. Так что мож-но было бы разделить удивление первого зампреда ЦБ Алексея Улюкаева: 18 ноября он поделился своим «удивлением» по поводу того, что рубль слабеет на фоне «количественного смягчения» де-нежной политики США. Во-зможно, его публичное удивление помогло рублю несколько отыграться.
   Публично «удивляясь» ослаблению рубля, первый зампред ЦБ, конечно, прекрасно знал, что на его курс по отношению к доллару влияет не столько мировое, сколько российское предложение долларов. А оно, в свою очередь, определяется в гораздо большей мере бегством капиталов, чем «количественным смягчением» денежной политики ФРС. Улюкаев сам отгадывает собственную загадку: по его оценке, легальный чистый отток капитала из России за три квартала 2010 года составил $15 млрд, а до конца года он увеличится еще на $7 млрд, но первый зампред ЦБ почему-то не связывает их с курсовыми колебаниями.
   
БЕГУЩИЕ ПО ВОЛНАМ  
Стоит подчеркнуть: в любом прогнозе закладываемые тенденции значат больше, чем абсолютные цифры. Тенденция же такова: чистый отток в $22 млрд появился в проекте «Основных направлений денежно-кредитной политики на 2011 год и период 2012 и 2013 годов», представленном лишь 15 ноября. До этого Минфин утверждал, что чистый отток «приблизится к нулю», а ЦБ указывал гораздо более скромную цифру — $8,7 млрд.
   Есть и оценки криминального вывода капиталов из России. В начале ноября ими поделился руководитель Росфиннадзора Сергей Павленко. Лишь по каналам фиктивных внешнеторговых сделок в 2008 году сбежало 8 млрд рублей, в 2009-м — 170 млрд рублей, за шесть месяцев 2010 года — 124 млрд рублей. В этих данных, охватывающих только один из многочисленных нелегальных ка-налов бегства капиталов, поражает динамика: рост за год в 21 раз. Впрочем, эксперты оспаривают данные за 2008 год как явно заниженные. К тому же, как это часто бывает, данные одного ведомства не корреспондируют со статистикой другого. Так, в ЦБ считают, что за прошлый год на фиктивные переводы по ценным бумагам, платежи за импорт несуществующих товаров и услуг, а также своевременно не полученную экспортную выручку пришлось $26,3 млрд (789 млрд рублей), а в 2008 году — $39,3 млрд (1,1 трлн рублей). В этих данных места для сенсации от Павленко уже не остается. Но и без сенсаций положение тревожное.
   Следует обратить внимание вот на что: несмотря на сокра-щение по мере отдаления от пика кризиса легального чистого оттока капиталов, со-ставившего почти $130 млрд в 2008 году и $57 млрд в 2009-м, доля криминального бегства постоянно растет, беглецы готовы пуститься во все тяжкие.
   
ВАЛЮТНЫЕ ЗАГРАДОТРЯДЫ
  
Почему бежит капитал? Во-первых, Россия сделала шаг от мирового к своему собственному кризису. В августе и сентябре Минэкономразвития признавалось: ВВП, очищенный от сезонных фак-торов, демонстрировал абсолютное снижение. Оно было связано с засухой, но эта бы-ла волна уже российского, а не мирового кризиса. Что же касается упоминавшего-ся промышленного роста в ок-тябре 2010 года в 6,6% в го-довом исчислении, то год назад промышленность упала на 5,2%. Капиталы делают вы-воды, забег продолжается.
   Во-вторых, и это, пожалуй, важнее: в условиях выброса на мировой рынок все больших долларовых масс Россия оказывается в аутсайдерах среди стран, конкурирующих за иностранные инвестиции. Здесь уместно вспоминать ин-вестиционный климат и меж-дународные рейтинги привле-кательности.
   Положение не спасает и па-лочка-выручалочка — относительно высокие цены на нефть. Что разочаровывает.
   Какие выводы делает власть? Вполне предсказуемые. Раз ка-питал бежит и нелегальные тропы все больше походят на автобан, надо опускать шлагбаум.
   15 ноября Дмитрий Медведев подписал поправки в федеральные законы «О банках и банковской деятельности» и «О валютном регулировании и валютном контроле». Главное в них — взбадривание валютного контроля. Налоговики с таможенниками как контролеры получают наконец право доступа к банковской тайне. Утешаться остается тем, что предусмотрена ответственность контролеров за ее разглашение.
   ЦБ, главный орган валют-ного контроля и координаторвзаимодействия уполномочен-ных банков с другими органами и агентами валютного контроля, отозвался административной инициативой. Он разослал всем крупным банкам запросы, в соответствии с которыми он хочет все знать об их валютных операциях: каковы их валютные активы и пассивы, соблюдают ли они требования о лимите открытых валютных позиций, не аффилированы ли они с фирмами, хеджирующими их риски.
   Понятно, что главный урок кризиса, который он может спросить в любой момент, со-стоит в усилении контроля за перемещающимися капитала-ми, то есть контроля за банками и их валютными операциями. Усиление валютного контроля безальтернативно. Но его эффект, как эффектлюбого административного регулирования экономичес-ких процессов, ограничен. Уси-лия валютных контролеров могут сбить пену с волны бегства капиталов, но не саму вол-ну. Остановить ее может только возобновление уверенного экономического роста и повышение российской конкурентоспособности. Рост не за горами, с конкурентоспособностью гораздо хуже.
   

   Почему бежит капитал? Во-первых, Россия сделала шаг от мирового к своему собственному кризису. В августе и сентябре Мин-экономразвития признавалось: ВВП, очищенный от сезонных факторов, де-монстрировал абсолютное снижение. Оно было связано с засухой, но эта была волна уже российского, а не мирового кризиса. Капиталы делают выводы, забег продолжается.
   Во-вторых, и это важнее: в условиях выброса на мировой рынок все больших долларовых масс Россия оказывается в аутсайдерах среди стран, конкурирующих за иностранные инвестиции. Здесь уместно вспоминать инвестиционный климат и международные рейтинги привлекательности. Положение не спасают и относительно высокие цены на нефть.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK