Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "На волю, в пампасы!"

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов призвал вернуться к подлинной многопартийности. Для этого, по его мнению, власть должна отказаться от поддержки одной лишь «Единой России».    Спикер Совета Федерации Сергей Миронов давно уже обладает репутацией человека, тоньше других чувствующего политический момент. Вспомним: его вхождение в большую российскую политику началось с тогда еще вполне маргинальной идеи об увеличении сроков президентских полномочий. Однако со временем эта идея не просто стала политическим мейнстримом, но даже воплотилась в жизнь при помощи поправок в Конституцию.
   И сейчас Миронов понимает, что к чему, гораздо тоньше других. Его недавняя программная статья «Политический монополизм противопоказан России», похоже, как нельзя лучше смогла отразить остроту момента. Выводы, к которым приходит спикер Совета Федерации, еще пару лет назад поставили бы его в один ряд с лимоновцами или каспаровцами. Сегодня же идеи Миронова во многом созвучны тем сигналам, которые один за другим посылают из Кремля. «Многие демократические институты, — пишет спикер, — в том числе партийная составляющая, увы, не адекватны вызовам времени. Сложившаяся в последние годы система, основанная на доминировании одной крупной силы, которая именует себя «партией власти», все более и более пробуксовывает».
   «Апологеты концепции «доминирующей партии» любят ссылаться на опыт Швеции и Японии: дескать, там правящие партии пребывали у власти по 40—50 лет, и страны очень успешно развивались», — продолжает Миронов, деликатно замалчивая тот факт, что партийный опыт Швеции и Японии впервые был признан приемлемым для России первым замглавы президентской администрации Владиславом Сурковым. Выступая более трех лет назад перед слушателями Центра партийной учебы и подготовки кадров «Единая Россия», Сурков заявил, что «задача у партии «Единая Россия» не просто победить в 2007 году (на выборах в Госдуму. — «Профиль»), а думать о том и делать все для того, чтобы обеспечить доминирование партии в течение минимум 10—15 предстоящих лет». «Напомню, — сказал тогда Сурков, — что японская либерально-демократическая партия около 40 лет доминировала и до сих пор является основной партией Японии. И шведские социал-демократы находились у власти непрерывно с 1932 по 1976 год. Ничего, нормально».
   Между тем, как полагает спикер СФ, «мы — не шведы и не японцы». «Можно ли одним партийным зонтом накрыть такую огромную страну, как Россия?» — задается он риторическим вопросом. И сам же отвечает: «В рамках демократических методов это абсолютно нереально». Наибольшее негодование лидера СР вызывает, во-первых, «демонстративно высокомерное отношение парламентского большинства к законодательным инициативам оппонентов», во-вторых, «нежелание вести дискуссии по актуальным вопросам», в-третьих, «нетерпимость к чужой точке зрения» (что, заметим в скобках, плохо, конечно, но уголовно не наказуемо), а также тот факт, что «вся мощь административного ресурса зачастую направляется на одну цель — достижение высокого процента голосования за партию власти». Последнее обстоятельство, понятное дело, подпадает под целый букет статей УК. И Миронов, как честный человек, по идее, не должен скрывать от правосудия известные ему факты злоупотреблений властью.
   Выход, по мнению спикера, очевиден: «наша политическая практика срочно нуждается в антикризисном переформатировании». Впрочем, методы «переформатирования», которые предлагаются Мироновым, до конца продуманными явно не назовешь. По его мнению, «административный ресурс должен быть <…> перенацелен на поддержку не одной «доминирующей» партии, а всей политической системы в целом: с исполнительной власти на всех уровнях надо спрашивать не за процент поддерживающих «Единую Россию», а за степень развития многопартийности в регионе или муниципалитете, за работу по укреплению демократических начал, за поддержание культуры политического соперничества». Если эту идею «спустить на места», антикризисная работа вообще может остановиться. Все мало-мальски значимые начальники перестанут заниматься выплатами зарплат и созданием новых рабочих мест, а будут лишь «развивать многопартийность». Количество партий вернется к «допутинским» показателям, показатели же уровня жизни откатятся еще дальше. В этом смысле мы, конечно, «не шведы и не японцы».
   В чем Миронов прав, так это в том, что власти нужно дружить с разными партиями: причем не только с представленными в Думе, но с теми, кто в нее не попал. На минувшей неделе правоту лидера СР подтвердил и президент РФ Дмитрий Медведев, который в своей загородной резиденции встретился с руководством партий «Яблоко» (лидер — Сергей Митрохин), «Патриоты России» (лидер — Геннадий Семигин) и «Правое дело» (лидеры по алфавиту — Георгий Бовт, Леонид Гозман, Борис Титов). Раньше, в докризисные времена, встреч с политиками, не попавшими в Думу, президент обычно не проводил. Исключением был, пожалуй, Григорий Явлинский, которого весной прошлого года в Кремле принимали сразу Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Рассказывали, что приглашенные в тот же день в Кремль лидеры парламентских партий едва не потеряли дар речи, когда вместо двух тогдашних президентов (действующего на тот момент Путина и только что избранного Медведева) к ним вышли трое (те же плюс отец-основатель «Яблока»). Отдельные парламентские лидеры даже предположили, что именно Явлинский станет премьером при президенте Медведеве: учитывая то, как увлеченно некоторые из них топтали «Яблоко» и его лидера в бытность его думским оппозиционером, сама мысль о подобном кадровом раскладе казалась им невыносимой…
   Впрочем, и в самой партии власти наблюдаются любопытные перемены, полным ходом идет внутрипартийная дискуссия. Некоторое время назад президент Башкирии и член Высшего совета ЕР Муртаза Рахимов обрушился с сокрушительной критикой на методы и стиль руководства партией и парламентом. В интервью газете «МК» Рахимов заявил, что «партией пытаются рулить люди, которые и тремя курицами не командовали». Кроме того, его «очень беспокоит, что страна постепенно отходит от процессов демократизации. Возьмем Госдуму. Разве это парламент? Стыдно смотреть! Население же смеется… когда голосуют в пустом зале, словно на пианино играют».
   Казалось бы, ответ тех товарищей, кого Рахимов обозвал людьми, «которые и тремя курицами не командовали», должен был бы последовать незамедлительно. Поначалу даже показалось, что так и будет. «В определенном возрасте некоторые мозговые реакции наступают запоздало, — прокомментировал интервью Рахимова член бюро Высшего совета ЕР Андрей Исаев. — Он сам принял для себя решение, и он не должен больше состоять в партии». Однако спустя некоторое время выяснилось, что не все так просто, как думают отдельные товарищи Рахимова по партии. «Никаких скоропалительных выводов, тем более исключения из партии, не последует», — заявил глава Высшего совета ЕР Борис Грызлов. Хотя, подчеркнул он, «выяснить отношения, безусловно, придется».

   РЕЙТИНГ «УДАЧНИКОВ» И «НЕУДАЧНИКОВ» ПОЛИТИЧЕСКОЙ НЕДЕЛИ
   Сергей Миронов
   Председатель Совета Федерации — +0,8
   Владислав Сурков
   Первый замруководителя администрации президента — +0,7
   Григорий Явлинский
   Член политического комитета партии «Яблоко» — +0,5
   Георгий Бовт
   Сопредседатель партии «Правое дело» — +0,4
   Геннадий Семигин
   Лидер партии «Патриоты России» — +0,3
   Сергей Митрохин
   Лидер партии «Яблоко» — +0,2
   Муртаза Рахимов
   Президент Башкирии — +0,1
   Борис Грызлов
   Председатель Госдумы — -0,8
   Андрей Исаев
   Председатель комитета Госдумы по труду и социальной политике — -0,9
   Политиков оценивали: Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика»; Иосиф Дискин, сопредседатель Совета по национальной стратегии; Владимир Жарихин, замдиректора Института стран СНГ; Алексей Мухин, гендиректор Центра политической информации; Дмитрий Орешкин, ведущий научный сотрудник Института географии РАН; Дмитрий Орлов, гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций; Андрей Рябов, главный редактор журнала «Мировая экономика и международные отношения»; Валерий Хомяков, гендиректор Совета по национальной стратегии; Алексей Чеснаков, директор Центра политической конъюнктуры.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK