Наверх
24 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "НАДЗИРАТЕЛИ ИЗ БРЮССЕЛЯ"

Пропасть между странами зоны евро становится все глубже, ряд государств — на грани дефолта. Брюссель старается спасти валютный союз жесткими мерами управления и согласованной экономической политикой.    Долгое время никто не вспоминал имен бывшего советника Федерального банка Вильгельма Неллинга и воинствующего полемиста, профессора экономики Вильгельма Ханкеля. В 1990-е они приводили доводы против перехода на евро, даже обращались в Федеральный конституционный суд — старались предотвратить создание новой единой валюты. Не помогло.
   Теперь на них снова появился спрос. А аргументы давних критиков евро звучат сегодня актуальней, чем когда-либо. Может быть, и правда, Европа не была готова к валютному союзу, как тогда утверждали скептики? И контрасты были слишком резки, а политики — слишком мягки, чтобы проводить неуклонный курс на стабильность союза?
   «На самом деле, евро следовало назвать Икаром», — язвил Ханкель в те годы. Он предрекал валюте ту же судьбу, что постигла греческого героя, жизнью заплатившего за мечту о полете.
   Подошел ли к концу полет евро? Поступающие сведения тревожны, они вызывают беспокойство на финансовых рынках и дискуссии в финансовых центрах, таких как Франкфурт-на-Майне, где находится резиденция Европейского Центрального банка.
   На позапрошлой неделе Брюссель прописал греческому правительству режим строгой экономии под надзором ЕС. Страна утратила часть своего суверенитета. Незадолго до этого были резко повышены ставки страхования риска по греческим займам, курсы ценных бумаг неуклонно снижаются.
   Жить в долг теперь станет дорогим удовольствием и для других стран зоны евро, таких как Португалия и Испания. Рынки с недоверием относятся в первую очередь к южному флангу евроклуба. Спекулянты делают ставки на то, что их займы будут и дальше дешеветь и в конце концов вовсе перестанут приносить доходы — не исключены и государственные дефолты.
   «Мы подошли к ситуации, когда некоторым странам можно нанести смертельный удар, лишь снизив рейтинг их кредитоспособности и организовав бойкот их государственных займов», — предостерегает Неллинг.
   Как же реагировать сильным экономическим державам? Как они могут помочь слабым, не подвергая опасности ни себя, ни общую валюту? И как сделать, чтобы экономическая пропасть между участниками зоны ев-ро не становилась все больше и в конце концов не разорвала на части валютный союз?
   Ничего не предпринимать нельзя. Бюджетные долги Греции, Португалии, Испании и Ирландии (см. график) грозят превратить единое валютное пространство из «объединения стран с общей судьбой» в «сообщество государств, связанных круговой порукой», говорит Неллинг.
   Поэтому заседание министров финансов 16 стран — участников валютного союза в понедельник 15 февраля в Брюсселе не могло не стать необычной встречей: Комиссия ЕС собирается дать каждой стране «домашнее задание», с которым надлежит справиться в ближайшие годы.
   Ибо, по мнению комиссии, вина за то, что ситуация так безрадостна, лежит не только на Греции. Почти каждая из стран-участников являет собой угрозу стабильности единой валюты, сетуют эксперты из группы Хоакина Альмунии, комиссара ЕС по экономике и финансам.
   «Сочетание падающей конкурентоспособности и безудержного накопления государственных долгов вызывает тревогу», — писали они недавно в экспертном заключении. Если странам не удастся справиться со своими проблемами, «единство валютного союза окажется под угрозой».
   Причину центробежных устремлений эксперты видят в разном уровне экономического развития стран зоны евро, а также в недостаточной политической координации. В комиссии считают, что за более чем десять лет, прошедших с введения евро, стало совершенно очевидно: недостаточно только контролировать динамику бюджетов стран-членов союза. Если без обиняков: пакт о стабильности утратил силу. Государства-участники должны лучше согласовывать друг с другом свои решения в области финансовой и экономической политики.
   Именно это с самого начала и утверждали те, кто скептически относился к идее евро: невозможно долгосрочное функционирование единой валюты, если страны не придерживаются общего экономического и финансового курса. Тогда правительства проигнорировали это предостережение, они не были готовы поступиться еще одним сектором национального суверенитета.
   Теперь политики оказались перед выбором: продолжать жить, как до сих пор, и подрывать этим силу евро или передать часть своих компетенций Брюсселю.
   В отсутствие общей политики страны будут все более отдаляться друг от друга. До перехода на евро напряжение снимали, меняя курсы валют. В едином валютном пространстве недостает механизма адаптации — повышения или снижения курсов.
   Брюссель с тревогой отмечает, насколько разнонаправлена динамика конкурентоспособности отдельных членов евроклуба. Особенно велик контраст между такими странами, как Германия, Голландия и Финляндия, с одной стороны, имеющими высокие положительные показатели по балансу затрат и доходов, и так называемыми «дефицитными экономиками», к которым наряду с Грецией относятся, прежде всего, Испания, Португалия и Ирландия.
   Конкурентоспособность стран, имеющих дефицит государственного бюджета, со времени введения евро неуклонно снижалась: искушаемые непривычно низкими учетными ставками в зоне евро, они годами жили в долг, импортируя намного больше, чем были способны экспортировать.
   Когда же в результате кризиса резко упал спрос, возникшую брешь закрыли правительства, но с фатальными последствиями: стремительно вырос объем новой задолженности. Дефицит государственного бюджета за прошедший год составил в Испании около 11%, а в Греции — целых 13%. Такой высокий уровень государственного долга на продолжительные периоды недопустим.
   Собственную валюту страна может девальвировать, сделав таким образом импорт дороже, одновременно удешевив экспорт, а это дает толчок собственной экономике и укрепляет ее конкурентоспособность.
   А сегодня им приходится по воле Комиссии ЕС подвергаться настоящей шоковой терапии. От них требуют санировать госбюджеты и одновременно обеспечить больше конкуренции — как для рабочей силы, так и на товарных рынках.
   Предписания Брюсселя сопряжены с существенными неудобствами для населения. Те, у кого есть работа, должны на годы умерить свои аппетиты в отношении роста заработков. В государственном секторе ставки и оклады будут даже сокращены. Ирландия уже встала на этот путь. Греции и Испании это еще предстоит.
   Испании, некогда переживавшей бум, комиссия к тому же рекомендует реструктурировать свою экономику. Слишком мощный строительный сектор предлагается сократить, а сконцентрироваться на высокотехнологичных отраслях.
   Специальные «домашние задания» придуманы также и для Франции и Италии. Им предложено разработать пакеты мер по экономии и создать условия для большей гибкости на рынках рабочей силы. К тому же Брюссель хочет обязать Францию навести порядок в ее безмерных затратах на социальное обеспечение.
   В странах, подвергающихся критике, растет недовольство. Но не в адрес комиссии, как можно было бы предполагать. У позорного столба все чаще оказываются те, кто имеет положительное сальдо платежного баланса. И регулярнее всех — Германия.
{PAGE}
   На немцев возлагают ответственность за свое незавидное положение в первую очередь представители Испании и Португалии, а с ними — и Франции. Это мнение широко распространено. «У греческого кризиса немецкие корни», — заявляет Хайнер Флассбек, ведущий экономист Конференции ООН по торговле и развитию, находящейся в Женеве. Курс Германии на снижение заработной платы создал немалые трудности ее соседям.
   Чиновники ЕС высказываются не столь резко, но и они упрекают Германию в том, что, проводя политику низкой заработной платы, она создает для себя преимущества за счет соседей. По сравнению с конкурирующими товарами других стран изделия из Германии становятся все более привлекательными.
   Служащие Министерства финансов Германии предусмотрительно собрали доводы, которые мог бы использовать их шеф Вольфганг Шойбле. Страны, попавшие в кризисную ситуацию, сами виноваты в своем положении — таков взгляд с позиции Германии. В течение многих лет они жили не по средствам, финансируя свой бум деньгами, взятыми в долг. Теперь же экономический и финансовый кризис наглядно показал ошибочность их концепции.
   На первых шагах валютного союза Германии тоже приходилось нелегко, поскольку в сравнении с другими членами союза она не была конкурентоспособной. Приложив немало труда и стараний, страна вернула себе былую мощь благодаря реформам.
   Чиновники указывают на то, что в рамках «законов комиссии Харца» Федеративная республика сделала свой рынок рабочей силы более гибким. К тому же и финансы государства, несмотря на кризис, пребывают в более стабильном состоянии, чем несколько лет назад. Это путь, который может вывести из кризиса и те страны, у которых сейчас проблемы. Ответственность за сдержанную политику в области заработной платы лежит не на федеральном правительстве. В Германии тарифы и оклады согласовываются на переговорах работодателей с профсоюзами. Государство их не контролирует.
   И положительный платежный баланс тоже невозможно поставить в упрек федеральному правительству. Немецкие фирмы выдерживают конкуренцию не в результате политики государства — основой этого являются решения предпринимателей и предпочтения потребителей во всем мире.
   Когда недавно в еврогруппе разгорелась дискуссия, Шойбле получил поддержку от высшей европейской инстанции: президент ЕЦБ Жан-Клод Трише заявил, что южане должны быть благодарны Германии, ведь своим положительным сальдо она уравновешивает их дефициты. Тем не менее комиссия требует и от Германии готовности к переменам. Считается, что ей следует увеличить спрос на внутреннем рынке, расширить вложения в инфраструктуру и оживить конкуренцию в сфере услуг.
   Комиссия полагает, что валютный союз способен стабильно существовать, только если правительства проведут необходимые реформы и будут впредь координировать свою экономическую политику. Эксперты из команды Шойбле того же мнения. Чтобы умиротворить французов, они предлагают своему министру выдвинуть совместную германо-французскую инициативу.
   Оба правительства должны выступить за улучшение координации экономической политики в Европе. Жизнь показала, что не достаточно просто мониторить дефициты бюджетов отдельных стран. Правительствам стран еврозоны необходимо перейти к борьбе против того, чтобы показатели роста цен в разных странах сильно разнились, и принимать меры против финансовых пузырей при появлении первых признаков таких явлений.
   Французы воспримут это предложение с удовлетворением. Они уже давно настаивают на создании европейского экономического правительства. Немцы до сих пор эту идею отвергали.
   Уже начало формироваться новое мышление. Но последуют ли дела? В прошлом тоже не было недостатка в благих намерениях. Но в итоге всегда верх брал политический расчет. Как иначе Афины смогли бы вообще вступить в валютный союз? И из каких соображений Брюссель так долго безучастно взирал на их деяния? Ведь ни для кого не было тайной, что все эти годы греки темнили и лукавили.
   Покидающий свой пост комиссар по промышленности Гюнтер Ферхойген отчетливо помнит, что проблему Греции в течение долгого времени в комиссии просто избегали обсуждать. По его мнению, сложно поверить, будто «чрезвычайно мягкое» обращение с Грецией никак не было связано с тем, что в Афинах пять лет кряду правила консервативная партия идеологических единомышленников президента Комиссии ЕС Жозе Мануэля Баррозу.
   Только когда осенью на выборах победили оппозиционеры из рядов социалистов, из Афин стали поступать новые данные, а из Брюсселя посыпались вопросы — и упреки.
   Сейчас парламент и правительство Греции фактически лишены власти. Без согласия ЕС им не позволяется принимать решения о новых расходах. Каждый месяц министр финансов Георгиос Папаконстантину должен отчитываться об успехах в санировании бюджета.
   Теперь не Афины, а Брюссель контролирует, как проводится программа экономии и какие результаты она дает. Если «детальный и постоянный контроль» (Альмуния) покажет, что реальные результаты недотягивают до намеченных показателей, надзиратели из Брюсселя потребуют дополнительных шагов. В парламенте ЕС на позапрошлой неделе даже прозвучал призыв послать в Грецию специального уполномоченного ЕС с обширными компетенциями. Уже сейчас небольшая страна превратилась в некий протекторат Европы.
   Комиссия ЕС и еврогруппа надеются, что принудительные меры успокоят рынки. И что греческие профсоюзы и объединения — от крестьян до таксистов — не поднимут своих людей на борьбу против того снижения жизненного уровня греков, на котором настаивает Брюссель.
   Министр финансов Германии Шойбле и президент Федерального банка Аксель Вебер не допускают и мысли о предоставлении средств Греческому государству, попавшему в трудное положение. Послание таково: грекам нужно спасаться самим.
   Но на всякий случай Шойбле и Вебер вместе с коллегами обдумывают варианты оказания помощи. ЕС не может позволить себе, чтобы одно из государств-членов оказалось банкротом. Ни по политическим соображениям, ни по экономическим.
   Специалисты постоянно обсуждают немногочисленные варианты. Один из них — совместный заем стран зоны евро, поступления от которого можно было бы предоставить Греции. Преимущество для греков очевидно: они получили бы деньги на более выгодных условиях, чем сейчас, поскольку надбавки по рискам у еврогруппы как единого целого гораздо меньшие. А недостаток в том, что такие кредитоспособные страны, как Германия, вынуждены платить более высокие учетные ставки. Реакция немецкого правительства: так дела не делают.
   Другой возможностью было бы предоставление кредитов на двусторонней основе. Платежеспособные государства, как Германия, могли бы получить на рынке кредиты на выгодных условиях и переправить их грекам. Но их правительства и на это не идут.
   Последний выход — обращение к Международному валютному фонду. Он способен своими средствами помочь грекам выбраться из кредитного тупика. Не страшно, если его помощь будет обставлена еще более строгими «домашними заданиями», чем помощь ЕС. Но само обращение к этому находящемуся в Вашингтоне учреждению — позор для еврогруппы. Все англосаксонское финансовое сообщество постоянно относилось к идее евро крайне скептично, и такая просьба о помощи стала бы для него пусть запоздалым, но триумфом.
   Если Греция в ближайшие недели не сможет обрести равновесие, руководителям стран группы евро придется принимать решение. Выбор небогат: между чумой, холерой и тифом.
{PAGE}
   

   РАСЧЕТЫ ПОКАЗАЛИ…
   Осенью 2004 года Европейская статистическая служба представила расчеты, по которым Греция с 2000-го по 2003 год увеличила объем своих долгов вовсе не на 1,4-2% своего ВВП, как официально сообщалось. Сумма кредитов была почти в три раза выше — где-то между 3,7% и 4,6%. Специалисты ЕС по статистике предполагают, что Афины и в предшествовавшие годы представляли приукрашенные балансы, на самом деле, условий вступления в валютный союз Греция не выполняла никогда. Но из евроклуба Грецию изгонять не стали. Вместо этого европейцы обсуждали, как бы улучшить статистические показатели, придать им благовидность. Впрочем, здесь они не слишком преуспели.

   

   РЕКОМЕНДАЦИИ ЕС
   Предписания Брюсселя сопряжены с существенными неудобствами для населения. Те, у кого есть работа, должны на годы умерить свои аппетиты в отношении роста заработков. В государственном секторе ставки и оклады будут даже сокращены. Ирландия уже встала на этот путь. Греции и Испании это ещё предстоит. Испании, некогда переживавшей бум, Комиссия к тому же рекомендует реструктурировать свою экономику.
   Слишком мощный строительный сектор предлагается сократить, а сконцентрироваться на высокотехнологичных отраслях. Специальные «домашние задания» придуманы также и для Франции и Италии. Им предложено разработать пакеты мер по экономии и создать условия для большей гибкости на рынках рабочей силы. К тому же Брюссель хочет обязать Францию навести порядок в ее безмерных затратах на социальное обеспечение.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK