Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Наезд, еще наезд!"

Приближающиеся выборы делают и без того неспокойную обстановку в стране нервной до предела. Политики пытаются влиять на СМИ и финансовые структуры, а с их помощью — на избирателей. Причем происходит это не всегда цивилизованно — чаще прибегают в обыкновенному наезду. Чтобы противостоять психологическому давлению, надо как минимум сохранять хладнокровие и обладать определенными психологическими навыками.«То, чего нельзя добиться с помощью разума, осмотрительности и умения, никак нельзя добиться силой». Мишель Монтень.
О случаях политического и экономического давления нам чуть ли не ежедневно сообщают в телевизионных новостях. То налоговая инспекция пришла в «Сибнефть» — и организацию едва не обанкротили. То такие же вроде бы плановые, но весьма надоедливые и частые проверки стали происходить в «Медиа-Мост». Продолжается подковерная возня вокруг «Газпрома» и его главы Рема Вяхирева. Едва стало известно, что Борис Березовский купил ИД «Коммерсантъ», газету закрыли пожарные. Несколько недель назад лишили лицензии на вещание телевидение Санкт-Петербурга — правда, через пару дней инцидент был улажен. В принципе, объектом давления может стать любое коммерческое предприятие, так как все они поддерживают тех или иных политиков.
Итак, что делать и говорить, если в вашу фирму пришла налоговая инспекция?
Вообще, к ее визиту надо быть готовым всегда. Еще лучше иметь друзей в налоговой инспекции, которые о проверке предупредят. Вести себя с налоговиками стоит предельно вежливо и дружелюбно: предоставить всю необходимую информацию, место для работы, бутерброды и кофе для поддержания сил. Категорически запрещается качать права, звонить начальству проверяющих и выяснять, числятся ли у них такие-то сотрудники и где они сейчас должны находиться.
Если вы рядовой сотрудник и налоговые органы задают вам вопрос о реальной (а не о той, которая значится по ведомости) зарплате, выбирайте, что вам дороже: судьба фирмы (и, соответственно, рабочее место) или ваши личные отношения с налоговой инспекцией. Если первое — на чистом глазу говорите, что, сколько в ведомости стоит, столько вы и получаете. Ни рубля больше. Но будьте готовы к тому, что, когда вы купите квартиру или дачу, к вам придут и потребуют отчитаться о происхождении денег на покупку.
В любом случае, обязательно узнайте заранее в бухгалтерии свою официальную зарплату — ведь часто сотрудник, получая деньги «в конверте», даже не подозревает, сколько он «зарабатывает» по ведомости.
Что делать, если в фирме происходит обыск, изъятие документов?
Любая уважающая себя компания особо секретную документацию хранит там, где ее не так-то просто отыскать. Можно создать иллюзию отсутствия необходимых бумаг. Проверяющим лучше всего предложить свою помощь в сборе документов — этот маневр позволит сохранить и укрыть самые важные из них.
Накануне выборов очень важно предотвращать любую утечку информации, которая может быть вывернута и использована как компромат.
В принципе, компроматом могут стать любые, даже самые невинные сведения. Если их нет или недостаточно, их придумают. Но защищаться все равно стоит. Поэтому, во-первых, когда вы принимаете нового сотрудника на работу, у него в трудовом контракте должен быть специальный пункт о неразглашении служебной тайны. Во-вторых, в офисах можно установить жучки и иные подслушивающие устройства. Речь не идет о тотальной слежке — просто-напросто у начальства появляется возможность следить за тем, чтобы сотрудники поменьше чесали языками. В-третьих, ваши коллеги будут вести себя корректно, если вы сами не станете говорить им ничего лишнего и особо важного. Дробите информацию: пусть каждый работник отвечает строго за свой сегмент и не имеет представления об общем положении вещей.
Предположим, что вы топ-менеджер, которого пытаются подкупить конкуренты. За большое вознаграждение вам предлагают рассказать о некоторых финансовых секретах фирмы. Вы сильно рискуете, если на это согласитесь: выиграв один раз в деньгах, вы навсегда загубите свою репутацию. В конце концов с вами не захотят иметь дело ни свои, ни чужие.
Как руководителям фирм обезопасить себя от предательства со стороны подчиненных?
Нормально им платить, создавать благоприятную психологическую атмосферу в коллективе, быть осторожным в подборе кадров: обращать внимание на такие качества, как порядочность, честность, личная преданность. Не говорить подчиненным лишнего.
Если на вас все-таки «слили» компромат — как, например, сейчас на того же Павла Бородина и семью Ельциных, как себя вести?
Как Лужков, который, если считает, что его оклеветали, подает в суд на СМИ. В принципе, семье российского президента надо было сделать то же самое, а не изображать глухую несознанку, не отмалчиваться.
Параллельно неплохо запустить встречный компромат. В случае со скандалом вокруг коррупции в российском руководстве это как раз было сделано: пресса выдвинула версию, что, дескать, во всем виноваты республиканцы, стремящиеся таким образом подорвать репутацию Альберта Гора, кандидата в президенты от демократической партии. А во-вторых, Republic National Bank — конкурент Bank of New York.
Что делать, если конкурент напрямую предлагает вам уйти с рынка? Если вы согласитесь, вам, возможно, подыщут другое место, не столь денежное, конечно. Если нет — пригрозят расправой. Сейчас подобная тактика особенно распространена среди PR-агентств и их покровителей, которые борются между собой за предвыборные деньги.
Увы, однозначного ответа тут нет. Иначе можно было бы написать учебное пособие «Как стать олигархом». Большой бизнес и серьезная политика — всегда риск. Если вы предпочитаете стабильность и спокойствие — соглашайтесь с конкурентом, уходите с рынка. Если же вы человек честолюбивый и превыше всего ставите личный успех, если вы чувствуете уверенность в собственных силах — действуйте. Отказывайтесь от предложений конкурентов, не забывая позаботиться о собственной безопасности. Наймите охрану, записывайте телефонные разговоры с угрозами. Дайте знать конкурентам, что существуют копии этих записей, которые в случае чего могут быть преданы гласности.
И все-таки убийства Листьева, Старовойтовой, многих депутатов, Квантришвили, покушения на Березовского убеждают в том, как трудно соизмерять риск и возможность выигрыша. Чем более влиятелен человек, тем сильнее он рискует своей жизнью.
С другой стороны, временный проигрыш (уход с рынка в пользу конкурента) еще не означает крах. Пристроился же Сергей Лисовский с командой, вытесненный с ОРТ Борисом Абрамовичем, на ТВЦ.
Так что, если начальство «в опале», рядовому сотруднику совсем необязательно «делать ноги». Когда компания борется лишь с внешними врагами, оставаясь сплоченной и дружной внутри, лучше не бежать с тонущего корабля, а зарабатывать очки, поддерживая свою фирму и руководство. И наоборот, если вы чувствуете, что начальство о вас не заботится, используя в качестве пешки или боевого расходного материала — ищите место поспокойнее. В предвыборной борьбе любой ценный сотрудник (а в особенности политик) пригодится.
Повышайте уверенность в себе!

Лучшая защита от наездов — хорошо обученная и дисциплинированная служба безопасности, грамотные юристы, дружеские связи во всех сферах, от правительства до криминального мира.
Но я все-таки дам вам пару советов, как держать первый и часто неожиданный удар. Для тренировки своей психологической силы попробуйте соблюдать следующие нехитрые правила.
Следите за осанкой. Спина должна быть прямой, голова гордо поднятой. Человек с достойной осанкой кажется успешным, симпатичным и умным — ему вроде бы и угрожать неуместно.
При общении смотрите прямо в глаза собеседнику. (Если, конечно, вы не на Востоке, там прямой взгляд расценят как агрессивный.) Вы сможете реагировать на малейшие нюансы поведения вашего визави.
Человек, который хочет приобрести уверенность в себе и стать максимально влиятельным, должен специально заниматься своим голосом. Как считает директор учебно-театральной студии «Учитесь говорить» Лариса Соловьева: «Свободный голос — это свободная личность. Голос нужно не «ставить», а освобождать. Именно он убеждает окружающих в ваших силе и мудрости».
В буквальном смысле слова прислушайтесь к себе: если ваш голос сдавлен, пискляв или нарочито груб, вам есть над чем работать. Учите наизусть стихи и декламируйте их перед зеркалом. Представьте, что вы музыкальный инструмент, орган, звучащий во всю полноту регистров. Тренируйтесь, чтобы говорить эмоционально и внятно. Найдите свой уникальный тембр, интонацию, а еще лучше несколько тембров и интонаций на разные случаи жизни.
Вот, например, Никита Михалков. Каким разным — то бархатистым, вкрадчивым, то звенящим как сталь — может быть его голос! С уверенностью в себе у Никиты Сергеевича нет никаких проблем.
Следите за речью. Отдавайте предпочтение коротким и четким предложениям. Избегайте выражений типа «может быть», «как бы», «наверное», демонстрируйте свою уверенность и ответственность: «Я считаю (думаю, полагаю, делаю, решаю)… Мне удалось… Мы с вами договоримся».
Если на вас наезжают, констатируйте это уверенно: «Я вижу, что у нас возникли разногласия, но не сомневаюсь, что мы их преодолеем. Давайте обсудим все более подробно».
В ситуации с упертым собеседником, когда вы чувствуете, что вашему терпению приходит конец, любым способом закончите беседу, сошлитесь на неотложные обстоятельства и плохое самочувствие. Не позволяйте вывести себя из равновесия. Позже, остыв, вы соберетесь с мыслями и найдете выход. Не принимайте решение под давлением собеседника.
Окружите себя доброжелательно настроенными людьми, на поддержку которых сможете рассчитывать в сложных ситуациях. Действуйте сообща. Команда обладает большей психологической силой, чем одиночка.
Не путайте уверенность с самоуверенностью. Если вы уверены в себе, то ощущаете внутреннее спокойствие, расслабленность и полный контакт с окружающими. Самоуверенные люди совсем неспокойны, внутренне напряжены и испытывают проблемы с коммуникативностью.
Как это делается

Каким образом агрессоры пытаются подчинить вас своему влиянию? Классические приемы — испугать, нагрузить невыполнимыми обязательствами (человек не справится, почувствует себя виноватым и станет более покорным), оскорбить, поставив под сомнение ценности и мировоззренческие принципы собеседника. Звучит это приблизительно так: «Ты сам дерьмо, и твоя жизнь ничего не стоит».
Для психологического давления используют множество словесных приемов. Объединение: «Мы с вами, как умные люди, понимаем…» — далее идет идея, выгодная только говорящему. Ложная альтернатива: «Вы мне деньги в долг дадите сегодня или завтра?» Неправомерное обобщение: «Если у вас один раз не получилось, то уже никогда не получится…» Сравнение: «Любой умный человек на вашем месте…» Угроза: «Вы подумайте, а то еще жалеть будете…» Самоуничижение: «Это мы крестьяне, а ты-то понимаешь…» Риторические вопросы: «И почему это умные люди не сразу видят свою выгоду?» Свой ответ на своей же вопрос: «Как вы думаете, почему мы предлагаем вам именно такие условия? Конечно же потому, что…» Лесть: «Мы именно с вами решили сделать этот проект, так как мы увидели, что вы самые надежные партнеры в этой сфере». Апелляция к прошлому опыту: «Разве я когда-то раньше вас обманывал?» Опора на ложные авторитеты: «Вы у любого нормального человека спросите…» Опора на свою группу поддержки: «Давайте у независимого человека спросим».
Манипулятивным приемом является психологическое выматывание собеседника: через два часа обсуждения вопроса участники совещания уже готовы согласиться на любое решение, лишь бы побыстрее расстаться.
Часто, чтобы оказать давление, на переговоры приводят большое количество людей — не только охрану, но еще помощников, секретаря, переводчика и пр.
Для давления используют и откровенную ложь. На уровне разума окружающие люди, может быть, в ложь и не поверят, зато эмоционально воспримут и оценят психологическую силу того, кто решился открыто блефовать.
Виртуозом психологического давления был Иосиф Сталин. Рассказывали такую историю. Сталину не понравился актер, игравший в одном спектакле: внешне актер был похож на «вождя народов». Иосиф Виссарионович вызвал министра культуры и спокойно отдал распоряжение: «Расстрелять артиста (пауза), его родственников (пауза), главного режиссера театра (пауза) и министра культуры». На это побледневший министр с дрожью в голосе предложил: «А может, поменять актера?» На что услышал: «Может, и поменять…» Понятно, что при таком жестком подходе обеспечивалось абсолютное повиновение подчиненных.
Современные «агрессоры» на словах ведут себя не менее жестко и убедительно — только вряд ли они обладают неограниченными возможностями Иосифа Виссарионовича. Так что бояться их надо умеренно и ни в коем случае не спадать в панику. Если они затягивают переговоры — вы можете перенести переговоры на другой день. Если ваши оппоненты пришли на встречу с группой поддержки — ничто не мешает вам позвать столько же своих людей. Как только вы распознаете прием психологического давления, вы станете вести себя гораздо спокойнее и сможете взглянуть на ситуацию со стороны.
Не поддавайтесь давлению!

Шесть лет подряд у меня перед глазами был пример того, как можно бороться с психологическим давлением. Мой последний муж, философ по специальности и риэлтор по профессии, вел бои сразу на нескольких фронтах: против заказчиков, конкурентов, строителей, налоговых служб, властей и пр.
Эмоционально это было тяжело. После особо трудных переговоров он запирался в кабинете и ругался самыми последними словами. С собеседниками же, напротив, был предельно корректен. На угрозы, хамство, шантаж он отвечал подробным и долгим разъяснением собственной позиции, тонких деталей сделки, специфики законодательства. Эти длительные спокойные беседы сводили страхи, беспокойство и агрессию клиентов к нулю. На мужа, конечно, наезжали, но очень редко.
Однажды клиент пришел на подписание договора о покупке недвижимости в сопровождении дюжины бритоголовых качков. Мой муж искренне удивился: зачем эта демонстрация силы, если сделка подготовлена тщательнейшим образом и любой обман исключен? Клиент в конце концов его доводам внял и группу устрашения отпустил. То ли сам расслабился, то ли увидел, что цели (запугать противоположную сторону) не достиг.
— Наезд — это нечто среднее между физической и вербальной агрессией,— рассказал Станислав Барышев, директор PR-агентства Speaker.— На наших тренингах мы предлагаем такое упражнение на развитие психологической устойчивости. На листке вы пишете те фразы, которые слышали в ситуации наезда и на которые трудно было ответить. Далее к каждой фразе подбираете несколько ответов, переводящих наезд в конструктивное русло.
Например, на классическое: «Заткнись, козел (пингвин, курица…)» — надо ответить: «Уважаемый, я правильно понимаю? Вы хотите меня оскорбить?» или «Я правильно понимаю: у нас с вами возникли затруднения и их необходимо обсудить?» Своими ответами вы уточняете эмоциональный замысел собеседника и переставляете акцент на содержание сообщения. Называя вещи своими именами, вы выбиваете оружие из рук противника и демонстрируете силу собственной психологической позиции.
Наезд — это ведь не сразу бомба под капотом и снайпер на крыше.
— Просто так никто не убивает,— поделился опытом один криминальный авторитет.— Лишние трупы никому не нужны. Сегодня убьешь ты, завтра — тебя. Мы, как правило, вначале пытаемся договориться.
Противостоять наездам практически всегда можно если не добрым, то, по крайней мере, спокойным словом.
Вывод один: наезды используются людьми от безысходности, когда они пребывают в состоянии глубокого стресса и просто не видят иных способов разрешить конфликт, кроме силовых. Если вы не будете их бояться, а попытаетесь им (и тем самым себе) помочь, вы наверняка выкрутитесь из самого запутанного и сложного положения.

ЕВГЕНИЯ ВАРЛАМОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK