Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "«Народные методы»"

 После убийства правозащитницы Натальи Эстемировой Кремль выражает свои соболезнования и обещает, что преступление будет раскрыто. Однако Кавказ давно стал территорией, на которой не действуют никакие законы.
Милиции преступники не боялись. Наталья Эстемирова кричала изо всех сил, когда 15 июля в половине девятого утра несколько мужчин схватили несчастную перед ее домом и стали запихивать свою жертву
в автомашину «лада» белого цвета. Беспрепятственно миновав блокпосты, убийцы пересекли строго охраняемую административную границу с соседней Ингушетией, проходящую примерно 
в 100 км от Грозного.
Восемь часов спустя там, всего в сотне метров от федеральной трассы, обнаружили труп со следами от пуль, выпущенных в голову и грудь, как при казни.
На российском Северном Кавказе 50-летняя Эстемирова являла собой своего рода институт. Она работала для правозащитной организации «Мемориал», фиксировала грубые нарушения прав человека, и потому многие слуги государства в форме ее ненавидели. 16 июля, прежде чем предать тело земле на погосте в родовом селе покойной, траурное шествие с гробом прошло по улицам Грозного. В руках у людей были портреты убитой, а также транспарант с надписью: «Кто следующий?» Небольшую процессию, в которой участвовало 100 человек, быстро разогнали.
Для официальных властей в Чечне и России Эстемирова была постоянным раздражающим фактором. Ее печатали в «Новой газете», самом смелом, не зависящем от правительства печатном издании Москвы. Она была коллегой Анны Политковской, также павшей от рук убийц. Она неоднократно писала о людях, «пропавших без вести» в Чечне, а также о молодых парнях, похищенных отрядом смерти органов безопасности.
Отважные правозащитники постоянно подвергаются смертельной опасности — как в Грозном, так и в Москве. Эстемирова хорошо знала адвоката Станислава Маркелова, которого тоже уже нет в живых — его застрелили в Москве средь белого дня. Никаких следов убийцы якобы не оставили.
На Кавказе убийства, похищения и насилие стали заурядным явлением. Только за первые пять месяцев текущего года органы охраны правопорядка зарегистрировали в регионе 308 «террористических преступлений», было «ликвидировано» 112 «бандитов». Все надежды Москвы сохранить хоть какой-то контроль над происходящим в регионе связаны с президентом Чечни, 32-летним Рамзаном Кадыровым.
Когда убийство Эстемировой вызвало большой резонанс за рубежом, Кадыров выразил уверенность в том, что расследование «чудовищного преступления» в скором времени увенчается успехом — об этом позаботится он лично. И затем добавил: «Как и предусмотрено вековыми традициями и менталитетом чеченского народа, преступников будут искать и иными, народными методами, которые иногда оказываются очень результативными».
Итак, «народные методы»: подобное обещание, скорее, ожидаешь услышать от босса мафии, чем от президента.
Для Кадырова такой стиль мышления типичен, и потому правозащитники, а также российские эксперты в области безопасности подозревают, что ему самому доводилось выступать в качестве заказчика убийств. Время от времени политические противники чеченского президента гибнут от рук убийц — в частности, такая судьба постигла бывшего депутата Госдумы Руслана Ямадаева, застреленного в сентябре 2008 года в Москве.
Власть Кадырова представляет собой некую смесь сталинской карательной политики и кавказской кровной мести.
В интервью прокремлевской газете «Комсомольская правда» в 2003 году он признал: «Мое хобби — убивать шайтанов». Он опирается на жадных до крови вассалов, уверенных, что ни один милиционер и ни один прокурор не привлечет их к ответу, ведь Кадыров считается протеже премьер-министра Путина. С благословения Кремля Северный Кавказ превращается в территорию, на которой не действуют никакие законы.
Для правозащитников такой президент — кошмар.
Наталья Эстемирова была дочерью чеченца и русской. В последнее время она неоднократно пыталась привлечь внимание к тому, что сообщники Кадырова якобы систематически сжигают дома, принадлежащие семьям сепаратистских боевиков. С ее помощью международной правозащитной организации Human Rights Watch удалось зафиксировать 13 таких случаев. Она же расследовала смерть жены боевика, убитой милиционером.
Для Кадырова погибшая провозащитница была ходячей провокацией, врагом. Он с ней боролся, он снял ее с поста председателя Общественного совета Грозного. Он публично отпускал оскорбления в ее адрес, предлагал держаться подальше от министерств и других официальных институтов чеченской столицы. Как сказал журналу Spiegel один полковник, у экспертов Федеральной службы безопасности имеются «серьезные подозрения», что «это убийство спланировано и осуществлено Кадыровым и его окружением». Преступление «однозначно» имеет «грубый почерк кадыровцев».
Президент Дмитрий Медведев находился с визитом в Мюнхене, встречался с канцлером Ангелой Меркель, когда ему сообщили о происшедшем. Он почтил память Эстемировой, отметив, что она делала «очень важную работу», потому что «говорила правду». И поручил верховным следователям страны взять расследование кровавого злодеяния под личный контроль.
Даст ли это какой-либо результат? Может быть, для разнообразия это убийство и вправду будет раскрыто?
Основываясь на накопленном опыте, коллеги Эстемировой в этом сомневаются. Так, Вячеслав Измайлов, журналист «Новой газеты», говорит: «Хотел бы
я посмотреть на российского следователя из Москвы, который станет проводить реальное расследование в Чечне». Ведь, по его словам, следователям известно, что Кадыров пользуется поддержкой Кремля. «Поручение, данное Медведевым следствию, фикция чистой воды», — убежден Измайлов. Кадыров окружил себя людьми, «которые, кроме как убивать, ничего не умеют» и при этом чувствуют себя уверенно, продолжает он. О том же свидетельствуют и некоторые высказывания Медведева во время встречи с чеченским президентом 22 июня в Кремле, частично заснятой телевидением.
На ней президент России, некогда публично предостерегавший своих соотечественников от «правового нигилизма», засвидетельствовал Кадырову, что действия чеченского главы против боевиков «дали свои результаты». После чего попросил «продолжить эту работу».
В тот же день на президента соседней с Чечней Республики Ингушетии Юнус-Бека Евкурова было совершено покушение — его пытались взорвать. Он получил тяжелые ранения и до сих пор находится на лечении в больнице в Москве. Назначая его на этот пост в октябре 2008 года, Медведев ожидал, что ингуш положит начало новому курсу политики на Кавказе. Новоиспеченный глава республики, в прошлом десантник, поддерживал диалог с оппозицией, правозащитники стали осторожно поговаривать об «оттепели».
Евкуров должен был создать своего рода антимодель силового правления а-ля Кадыров. Слишком большими успехи чеченца с его «народными методами» не назовешь. В частности, ему никак не удается остановить постоянный поток молодых парней, отправляющихся в горы — к боевикам. Стиль правления Кадырова увеличивает число его врагов.
В Грозном президент находится под наблюдением. В его охране лучшие бойцы ФСБ. Они стоят на страже жизни Кадырова, но они же и сообщают в центр о замеченных странностях. Недавно от них поступила информация, что Кадыров становится все более бесцеремонным — в частности, в поиске новых источников доходов. «Кадыров — это такая жаба, которую взрастил Путин, — говорит один генерал ФСБ. — И которой он может запросто подавиться».

Уве Клуссманн
Перевод: Владимир Широков    

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK