Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Нас вызывает Таймыр"

Сейчас, зимой, на Таймыре (где, собственно, и находится Норильск) — полярная ночь. Морозы под пятьдесят градусов, по тундре метет поземка, а то и страшная «черная пурга» взбеленится на неделю. Однако норильчане защищены, причем не только от стихии, но и от некоторых жизненных проблем, с которыми на «материке» человек часто остается один на один.С необычными социальными программами, которые осуществляет Норильская горная компания (жители северного города называют ее по-прежнему — Норильский комбинат), я столкнулся еще в самолете по пути в заполярный Норильск.
Моей соседкой оказалась молодая женщина. Разговорились. Как выяснилось, Татьяна Гречаная (так звали попутчицу) с удовольствием участвует в невиданной на «материке» социальной программе, которую уже 1,5 года осуществляет Норильский комбинат для матерей с детьми.
В народе программа называется «мамочки». Каждая женщина, «прикрепленная» к комбинату и имеющая детей дошкольного возраста от 3 до 7 лет, может по желанию не работать, получая аж 125% среднемесячной зарплаты, которая у нее была до ухода в «детский» отпуск.
— Вот теперь живу с двумя детишками на «материке», у родителей,— говорит Татьяна,— а комбинат платит мне деньги — три тысячи рублей, пока младшенькой дочке не исполнится 7 лет. Дети при мне, я при них, зарплата идет.
Как рассказал начальник управления социальной инфраструктуры Норильской горной компании Аркадий Генкин, уже более 1200 матерей Норильского промрайона пожелали воспользоваться этой программой. И предприятию неважно, находится мама в Норильске или выехала на «материк». Главное, что в условиях Крайнего Севера платить неработающей матери экономически и морально выгоднее, чем содержать места в детских садах. Тем более что лучше родной мамы о ребенке не позаботится никто.
Закономерный вопрос: какие у матерей гарантии на будущее? Ведь рано или поздно женщине нужно идти работать. Предприятие гарантирует своей подопечной устройство на прежнее рабочее место, если оно свободно. Или, если занято, переучивает за свой счет и гарантированно дает новую должность, где зарплата не ниже прежней.
Для пенсионеров существует другая программа. Называется «шесть пенсий».
— Мне, как и другим пенсионерам, предложили несколько схем дальнейших выплат,— рассказывает Виктор Екимов, отработавший двадцать лет на медном заводе.— Я могу шесть лет ежемесячно получать от комбината кроме государственной еще две пенсии. Если захочу — по три пенсии четыре года. Или два года по шесть пенсий ежемесячно. В деньгах в настоящее время это выглядит так: 600 рублей в месяц (северная госпенсия) плюс дополнительно 3600 рублей от комбината. Итого 4200 рублей ежемесячно.
В управлении предприятия мне рассказали, что в 1999 году добровольно решили воспользоваться этой программой около 5 тысяч работников Норильского комбината. Таким образом решена проблема сокращения численности работающих. Ведь основной вопрос выживаемости компании на рынке — увеличение производительности труда: меньшим числом работающих выпускать больше продукции. А эта социальная программа побуждает пенсионера не работать «до последней капли крови», а спокойно идти на заслуженный отдых.
Однако, наверное, самой существенной для человека, отработавшего всю жизнь в Заполярье, является социальная программа по переселению пенсионеров на «материк».
Вообще-то Норильский комбинат выполняет постановление российского правительства номер 1141, выплачивая (вместо государства) пенсионерам, выезжающим жить на «материк», по десять среднемесячных зарплат за каждый отработанный на Севере год — компенсацию за сдаваемое ими в Норильске жилье. Но, понимая, что этих денег людям все равно не хватит для покупки достойного жилья, комбинат единовременно доплачивает еще шесть среднемесячных зарплат работнику.
— Выходит неплохая сумма — 70—80 тысяч рублей,— считает мой норильский знакомый Виктор Екимов.— А если выезжают муж с женой, этих денег уже достаточно для приобретения средней квартиры.
Выгода здесь обоюдная. Люди будут обеспечены жильем в более благоприятных климатических условиях с гораздо более дешевым житьем, а у предприятия появится возможность за счет снижения социальных расходов на пенсионеров повышать эффективность производства и свою конкурентоспособность на рынке цветных металлов.
Наконец, с 1999 года реально стала работать программа «С Севера на Юг». В соответствии с ней компания покупает жилье для увольняющихся с предприятия пенсионеров на «материке». «Профиль» уже писал о заселении норильчанами 40 квартир в городе Гусь-Хрустальном. В январе этого года сданы квартиры еще для 100 норильских семей в поселке Иноземцево в Кавказских Минеральных Водах.
Так что надежда на помощь и будущее обустройство у работников комбината связана исключительно с комбинатом. Государство фактически самоустранилось от помощи людям при выезде из районов Крайнего Севера и от обеспечения оставшихся. Уже несколько лет подряд так называемая проблема северного завоза решается в авральном порядке с минимальным финансированием.
В этом смысле НГК во многом взяла на себя функции государства. Причем ее деятельность вышла за рамки города — сегодня комбинат по мере сил помогает жителям всего Таймыра.
Гендиректор Норильской горной компании Джонсон Хагажеев рассказывает, что как-то школьникам Таймыра были подарены письменные принадлежности с символикой комбината. Когда генеральный поинтересовался у детей, знают ли они, какую продукцию выпускает Норильский комбинат, ответ был приблизительно такой:
— Конечно, знаем: ручки, тетрадки и карандаши.
Именно тогда было решено пригласить 400 маленьких таймырчат, многие из которых дальше своего поселка нигде не были, на новогодние каникулы в Норильск — показать им, что такое большой город, познакомить с предприятиями Норильского комбината.
В 1999 году из 15 млрд. рублей налогов, которые комбинат заплатил в бюджеты всех уровней, 5,6 млрд. были использованы на Таймыре. Теперь за каждым поселком закреплены свои предприятия. Минувшей осенью с помощью производственников к зиме были подготовлены дома, школы, детские сады, больницы, завезены дизельные электростанции, восстановлена телефонная связь.
Оказывать помощь северным народам в развитии традиционных промыслов (охоты и рыбной ловли) — второе направление шефской работы на Таймыре. Для этого создана специальная таймырская продовольственная программа. Раньше частные посредники за бесценок скупали в поселках рыбу и мясо. Теперь норильчане приобретают продукты традиционного промысла по цене местного рынка (примерно 30 рублей за килограмм).
Второй этап шефской помощи — обеспечение медикаментами и оборудованием поселковых фельдшерских пунктов. А все школы поселков уже снабжены видеотехникой, набором учебных и детских видеокассет. К Новому году каждый ребенок Таймыра получил от комбината подарок стоимостью 200 рублей. А неработающим пенсионерам достались новогодние наборы продуктов, включающие, кроме прочего, бутылку шампанского.
Вообще-то социальные расходы, особенно что касается Таймыра,— это прямые затраты компании (если не считать, конечно, моральных дивидендов). Тем не менее есть в них и экономический смысл. Стабильность в регионе в конечном итоге означает увеличение его инвестиционной привлекательности. Так что комбинат имеет дело, скорее, со своего рода долгосрочными вложениями (впрочем, длинными инвестициями можно назвать все, что связано с затратами на детей).

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK