Наверх
18 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Наследники доктора Куинси"

Благодаря таким популярным детективным сериалам, как CSI и Crossing Jordan, растут ряды судебных медиков. Даже школьники подают заявления на прохождение практики в сфере судебной медицины.Самое действенное оружие агента Ника Стоукса из сериала CSI («Место преступления») — ватная палочка. Иногда хватает двух штук, чтобы раскрыть преступление: с помощью одной из них телегерой Стоукс снимает каплю снотворного с груди проститутки, другой берет пробу изо рта ее ограбленного клиента. Через 45 минут сравнение проб приводит к судебно-медицинскому успеху: теперь ясно, что преступная call-girl усыпила своего клиента и опустошила его портмоне.

44-летняя Штефани Ритц-Тимме, заведующая кафедрой судебной медицины при Университетской клинике Дюссельдорфа, в принципе, не имеет ничего против ватных палочек, однако Стоукс, этот обаятельный следователь из сериала Crime Scene Investigation, сокращенно CSI, не сдал бы ей зачета. «Вначале он должен был исследовать кровь и мочу, — объясняет Штефани студентам, показывая им фильм и комментируя эпизод в лаборатории. — В слюне очень редко можно найти следы препаратов, используемых в виде капель».

Не все, что снимают в Голливуде, совпадает с тем, что изучают в университетских аудиториях. Но многие американские детективные сериалы, например «Место преступления», «Судебно-медицинские детективы» или «Мертвые не лгут», действуют как мощные PR-кампании в пользу таких медицинских специальностей, как судебно-медицинский эксперт и патологоанатом, которые раньше совсем не пользовались спросом у начинающих врачей. Все больше студентов-медиков интересуются судебной медициной и патологической анатомией, специализирующиеся на этом институты получают огромное количество запросов по проведению практических занятий для школьников.

«Мне очень нравится вскрывать крыс на практических занятиях по биологии, поэтому я хотела бы пройти практику на кафедре судебной медицины», — написала одна ученица гимназии госпоже Ритц-Тимме. Целая стопка подобных просьб громоздится на ее столе. Заведующая кафедрой читает курс лекций на тему «Как на самом деле работают агенты CSI», и в аудиторию набивается столько слушателей, что яблоку негде упасть. «Этот сериал неплохо сделан, однако в жизни все происходит иначе», — утверждает Ритц-Тимме.

Она пытается опровергнуть хотя бы самые распространенные стереотипы: «Мы не агенты, которые постоянно находятся на месте преступления. Да и токсикологический анализ порой занимает не пару минут, а пару месяцев». Кроме того, патологоанатомов очень часто путают с судебными медиками. Патологоанатом тоже проводит вскрытие, но делает он это для того, чтобы исследовать болезни, а не уличать убийц.

Немецкое телевидение еще в 80-х годах осознало, что работа с трупами — захватывающий киноматериал, поражающий воображение зрителей и щекочущий их нервы. И успех сериала «Доктор Куинси» это подтвердил. Но если в прежние времена было принято изображать судебного медика этаким добродушным дядей, то нынешние его коллеги молоды, изящны и сексуальны. Более того, достаточно часто это доктора женского пола. Телевизионная героиня в медицинском халате — эмансипированная личность, современный ученый. Она с сочувствием разговаривает с мертвецами и успевает не только провести анализ ДНК, но и пофлиртовать с коллегами. «Молодые люди, и прежде всего девушки, вошли во вкус этой профессии благодаря сериалам, — считает Вольфганг Айзенменгер из Института судебной медицины в Мюнхене. — Мы получаем на целую треть больше заявлений о приеме, чем до бума детективных сериалов».

Его слова подтверждает пример «родины» доктора Куинси & Co. Семь лет назад в Университете Западной Вирджинии на судмедэксперта учились всего 4 студента. Пять лет спустя их было уже 400. В Германии не так легко выявить эту тенденцию среди первокурсников, поскольку специализация экспертов по судебной медицине или патологической анатомии начинается лишь после курса общей медицины. Немецкие поклонники детективных сериалов, которые хотят вести расследования за блестящим стальным столом, в данный момент как раз изучают основной курс.

Как, например, Николь Глезер из Эрлангена, студентка 8-го семестра, которая с удовольствием смотрит эпизоды с участием агента Стоукса из сериала CSI, местом действия которого является Лас-Вегас. Она прошла судебно-медицинскую практику в больнице, мечтает выступать в качестве эксперта на судебных заседаниях и признает, что телевидение безусловно повлияло на выбор ею профессии. Николь очень интересует научная сторона работы. «Мне не придется работать врачом неотложки и спасать человеческие жизни», — говорит она.

Однако осуществится ее мечта или нет — неизвестно. «Возможность получить постоянное место работы очень мала», — предупреждает президент Общества судмедэкспертов Германии Штефан Поллак. Он скептически относится к моде на эту профессию: «Нам совсем не нужна дополнительная реклама через подобные сериалы».

Хотя институты судебной медицины объективно нуждаются в увеличении числа специалистов этого профиля, количество штатных должностей ограниченно. По оценкам экспертов, ежегодно более 2 тыс. убийств остаются нераскрытыми по той причине, что прокуратура старается избегать дорогостоящей аутопсии.

Между тем было бы совсем не вредно, если бы у прозекторских столов стали появляться представители молодого поколения, обогащенные некоторой долей знаний, полученных благодаря телевидению. Ведь и сами преступники ориентируются на те же фильмы. Например, в 2004 году в небольшом городе Вальдмюнхене один молодой человек убил свою коллегу, уничтожив следы с профессиональной тщательностью. Он научился этому, посмотрев телевизионный сериал Profiler. Симоне Кайзер

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK