Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Настоящему индийцу завсегда везде ништяк"

Куда бы ни кидала сикхов злодейка-судьба, они принимают ее с мужеством, достойным потомков великого племени воинов. Даже в российской глубинке.   Взятие сикхами Калуги

   Наш джип паркуется около свинарника параллельно трактору «Беларусь». Распахнув дверцы машины, мы с фотографом тщательно выбираем место, куда можно было бы поставить ногу, не боясь за обувь. В этот момент я замечаю, как из приоткрытых дверей свинарника осторожно выглядывает пухленький мужичок в бейсболке.

   — Сикх, не иначе! Смотри, какой смуглый, — шепчет мне фотограф и с лету снимает его. Тот, шмыгнув обратно в свинарник, возвращается с подкреплением: еще тремя такими же смуглыми мужчинами.

   Во избежание межнационального конфликта пришлось объяснять цель нашего визита. Хозяева слегка успокоились и гостеприимно пригласили нас поговорить в свинарник.

   Деревня Овсянниково Калужской области прославилась в 2001 году, когда здесь вдруг поселились сикхи. Оставшееся немногочисленное местное население с удивлением взирало на пришельцев в оранжевых тюрбанах, гадая, что здесь могло понадобиться непьющим индийцам. Первым был Раджиндер Сингх, или, как его теперь здесь называют, Радж — бизнесмен из Москвы. В России он живет более десяти лет. Приехал как турист, но, женившись на русской девушке, решил остаться. Занялся IP-телефонией. Будучи по основной специальности агрономом, полученную от высоких технологий прибыль решил вложить в покупку нескольких обанкротившихся колхозов под Калугой. Говорят, что когда Радж увидел озимые, долго отказывался верить своим глазам. То, что пшеница может расти под снегом, оказалось для него полнейшей неожиданностью — в Индии этому не учили. Потом пригласил на подмогу нескольких соотечественников.

   Насторожившись, население хотело было взяться за колья, но дело решилось полюбовно: приезжих, напоив самогоном, заставили признаться, что в их планах — поднять сельское хозяйство Калужской области.

   — Ну, это нам не страшно, пусть поднимают! — заявил нам местный пенсионер дядя Ваня. — Между прочим, они и наших мужиков на работу взяли, зарплату платят. Единственное, чего им простить не могут, — это коровье кладбище! У нас-то людей и то не по-человечески хоронят, а тут…

   Поначалу, когда сикхи предложили арендовать выделенную бывшим колхозникам землю, опасались, что новоселы обманут и не заплатят. Но с первого же урожая получили причитающиеся каждому двору 300 кг зерна, так что все страхи и подозрения прошли.

   Со временем гости сняли свои тюрбаны (железные браслеты оставили), начали слегка попивать, но работали как волы. В округе они сразу же приобрели славу завидных женихов — две местные жительницы в условиях жесточайшей конкуренции стали супругами иностранных граждан. Научились готовить индийские блюда, и теперь оставшиеся в деревне бабы бегают к ним за карри — эту приправу здесь добавляют даже в борщ.

   Бабу — это он выглянул первым — показывает нам свинарник. Заодно на плохом русском языке рассказывает о «прошлой» жизни.

   — У меня там (машет рукой) магазин был. Теперь его брат держит. Мне здесь хорошо. Жена Наташа. Мы свиней на мясо сдаем. Птицу разводим.

   Бабу, как и другие пятнадцать индийцев, приехал сюда по приглашению Раджа. Магазин больших денег не приносил, а земли у него не было. Теперь есть возможность отсылать деньги родственникам в Индию, в том числе и брату на содержание магазина. Немножко оставляет себе на еду.

   — Бабу, дай-ка я тебя около этого хряка сфотографирую! — зазывает фотограф. Сикх отскакивает в сторону и признается:

   — Нет, этого я боюсь. Пойдем к поросятам.

   Посреди свинарника томилась привязанная к столбу корова.

   — Мы ее для молока держим, — объясняет Бабу и мужественно пытается погладить корову. Та пугается, вслед пугается индийский воин, и они отскакивают друг от друга в разные стороны.

   На службе сикхам

   — Бабу, вот у вас есть коровники, а правда, что вы коров не режете, а они от старости сами умирают?

   — Если любимые коровы, то они гуляли, пока не умирали. А остальных мы сдаем на колбасу. Но мы их не режем! Их ваши режут. Они на поле овес, свеклу выращивают и коров режут.

   Кроме индийцев, в хозяйстве Раджа еще около 60 человек — практически все трудоспособное население близлежащих деревень. Платят в индийском колхозе по 5 тыс. рублей, что в 2 раза больше, чем в среднем по району.

   Мы тщетно пытаемся увидеть еще хоть одно русское лицо, кроме дяди Вани.

   — Нет их, — мрачнеет Бабу. — Пьют много дней.

   — А вы их, того, оштрафуйте, например…

   — Говорят, что тогда вообще не станут работать, если зарплату платить не будем, — и изложив позицию местного населения, Бабу со товарищи тащат нас в овин.

   Один из них, ловко вскочив в кабину трактора с прицепом, на бешеной скорости въезжает в овин. Остальные, чтобы не терять время на досужие разговоры, выгружают из прицепа мешки с овсом. Мешки мелькают перед глазами, и фотограф умоляет работяг: «Ребята, помедленнее! Я вас снять не успеваю!» Те озадачены, совещаются и не понимают. Мы объясняем по-английски, и последний мешок буквально застывает. Кадр есть.

   На просьбу показать, как живут, вся немногочисленная колония решительно ответила «нет» на всех доступных им языках. Бабу свалил все на супругу, которая, дескать, не любит, когда гости приходят. Причина выяснилась позднее: оказывается, сикхи здесь живут без регистрации. Бомжи, проще говоря, и нелегальные мигранты. Поэтому на всякий случай незнакомых людей домой не водят — такое указание якобы было дано Раджем во избежание неприятностей.

   — Однажды я поехал за подарком Наташе в Калугу, — рассказывает Бабу. — Милиция меня задержала. Долго держали, проверяли, не верили, что я из Индии. Говорили, что похож на дагестанца. Оружие искали. Теперь мы в город не ездим.

   Боятся сикхи и местных чиновников, которые до сих пор не могут смириться с наличием на их территории подобной экзотики. Периодически они угрожают усилением охраны правопорядка, после долгих уговоров выдают некоторым лицензии на трудовую деятельность и грозят ссылкой индийцев на историческую родину.

   Бабу уезжать совсем не хочет:

   — В Индии, конечно, хорошо. А здесь — Наташа. И снег.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK