Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Настрой!"

В советские годы перед ноябрьскими и майскими праздниками газета «Правда» публиковала «Призывы ЦК КПСС» к трудящимся. На меня в юности газетная страница, целиком состоящая из бессмысленных восклицательных предложений, производила сильное впечатление.«Работники министерств и ведомств! Обеспечим крутой поворот к экономике высшей организации и эффективности!», «Животноводы Киргизии! Повышайте поголовье тонкорунных овец!», «Сторонники мира! Умножайте свои усилия в священной борьбе за самое великое право — право на жизнь!» — это 1982 год, как будто бывшие хиппи писали.

   И таких призывов десятки и сотни, подряд, без перерывов. Получался один из самых идиотских текстов на свете. Когда я спросила у папы, зачем это, он ответил, что такие призывы должны создавать в людях правильный праздничный настрой. Именно эти слова будут выкрикивать руководители на праздничных демонстрациях по всей стране, и партия заранее припасла свой призыв для каждой колонны трудящихся.

   Так обеспечивалось праздничное настроение, и, похоже, схема срабатывала, ведь парады и демонстрации советских лет все вспоминают с теплотой и ностальгией.

   Но вот ту самую «Правду» с призывами я тоже забыть не могу. Вспоминаю ее как пример целенаправленного словесного творчества ради создания у людей правильного настроения «хочу праздновать и гордиться!».

   Современные рекламщики и пиарщики оставили далеко позади дядечек из отдела пропаганды ЦК КПСС с их прямолинейными призывами. Сотни раз на дню открыто и подспудно меня стремятся вогнать в настроение «хочу покупать!». Я спокойно за этим наблюдаю, даже с интересом. Прислушиваюсь, на что же все-таки я должна направить свои желания при слове «Dove…» — к мылу или шоколадке? Пора бы определиться. А я все думаю…

   Иногда сама себе сочиняю призывы и лозунги — так просто, для настроения. Произнесенное, прочувствованное слово рождает ожидание реальности, готовит к встрече с нею. Слова «Флоренция», «Венеция», например, навсегда впитали в себя наше представление о солнце, красоте, лилиях, дворцах, беззаботных людях. Затмит ли все это взмыленная толпа туристов и жуликоватый продавец, зависит и от нашего осознанного желания не замечать плохого.

   Я свой настрой стараюсь черпать из самого простого — из звучания слов, описывающих предстоящие события. И часто получается, что успех вечера в театре зависит не от действия на сцене, а от того, было ли у меня время заранее включить воображение на зов фразы: «Мы идем на премьеру балета в Большом».

   Людские имена тоже всегда рождают ассоциации, это общеизвестно. Иногда картинки, вызываемые тем или иным именем, переживают метаморфозы.

   Помните, пару лет главой Всемирного банка был господин Вулфовиц? Как естественно выглядели его жесткие, резкие меры на этом посту: западный Волчище стережет буржуйские деньги и на всех рычит. Потом его начали репутационно сплавлять: сначала показали носки с дырками на пальцах, затем рассекретили любовницу, восточных кровей женщину, которую он двигал по службе внутри своего Всемирного банка. И за считанные дни Волчище превратился в потрепанного, жуликоватого папашу Вулфовица, с ударением на предпоследнем слоге.

   Во время недавних президентских выборов во Франции мне, легко догадаться, было совершенно все равно, кто там победит. Но чтобы не быть совсем безразличной, я вслушалась в имена кандидатов и решила, что как-то нелепо даме с королевской фамилией Руаяль выступать за левые и социалистические ценности, и стала болеть за Саркози — в этом имени слышалось обещание изящного французского сарказма. Прошло время, про избранного президента Саркози все узнали, что он венгерского происхождения. Произносим его фамилию на венгерский манер — получаем «Ша’ркози», и в новом образе отлично встают на свои места и задиристость, и неожиданная резкость поведения при контактах с простыми гражданами, и тайная свадьба с бывшей итальянской топ-моделью. Сарказм весь уплыл, как не бывало.

   В прошлом месяце мы с мужем ездили в Париж, коротко, по делу. Я заранее решила сделать поездку запоминающейся. Стала настраиваться на свои давние, первоначальные ожидания Парижа, даже купила написанный в 60-е годы лучший путеводитель «Париж» Андре Моруа. Читала его с карандашом в самолете, как отличница перед экскурсией, под удивленными взглядами соседей по самолету. Настроилась. На Париж как набор понятий, сцепленных в ассоциативный ряд, дающих ощущение счастья «а-ля франсэ».

   Мы обедали днем с шампанским и весь день ходили слегка подшофе, фотографировали крыши домов и набухающие почки каштанов, ели луковый суп и эскарго не где-нибудь, а в «Гранд-бистро», обнявшись, спускались по Елисейским полям. За три дня мы всё успели. И впервые мой «внутренний Париж» совпал с Парижем настоящим.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK