Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Наступить на горлышко"

«Потребление алкоголя у нас колоссальное», — заявил недавно президент России Дмитрий Медведев и распорядился разработать новую антиалкогольную кампанию. Между тем всего двадцать лет назад в СССР уже боролись с зеленым змием, и исход той схватки хорошо известен. Удастся ли нынешним властям избежать ошибок предшественников?    В конце 80-х годов прошлого века, когда советская власть всерьез попыталась бороться с пьянством и алкоголизмом, по стране гулял такой анекдот: «В ходе антиалкогольной кампании генсек Михаил Горбачев получает телеграмму из Сибири: «Срочно пришлите двадцать эшелонов водки. Зпт. Народ протрезвел – спрашивает, куда девали царя-батюшку. Тчк». Правильный был анекдот. Он весьма точно передавал тогдашнее умонастроение общества. А месседж его, если выражаться по-современному, был такой: необдуманные и непопулярные меры в общественной или экономической сфере быстро превращаются в большие политические проблемы. Конечно, звезда Михаила Горбачева закатилась не только из-за очередей в винные отделы магазинов. И Советский Союз распался тоже не из-за водки. И все же, все же… Ведь если, по идее, «власть народная», а действует вопреки воле и чаяниям этого самого народа, что-то здесь не так! И те, кто пришел на смену Горбачеву, это понимали. Неудачный опыт первого и последнего президента СССР надолго отбил теперь уже у российских властей охоту трогать опасную тему. Конечно, тому были причины и субъективного толка: странно было б, если дирижировавший оркестром Борис Ельцин начал бы вдруг бороться с алкоголем. Но Ельцин ушел из власти десять лет назад, а его непьющие преемники всерьез заговорили об этой проблеме лишь сейчас. И так же, как двадцать лет назад, идея антиалкогольной кампании вызывает смутную тревогу — вроде все правильно, а предчувствия нехорошие.
Пьянству — бой!
    К началу 80-х годов пьянство в СССР приобрело катастрофические масштабы. Среднедушевое потребление алкоголя в пересчете на чистый спирт выросло с 1965 по 1984 год на 42% и составило рекордные 14 литров в год (включая потребление самогона). По экспертным оценкам, в СССР один взрослый мужчина (а на эту категорию населения приходилось до 4/5 потребляемого алкоголя) в среднем выпивал около 190 бутылок водки в год, или более стакана в сутки, а если принять в расчет непьющих — более полутора стаканов (300 граммов) в сутки.
   Молодой генеральный секретарь Михаил Горбачев (скоро его назовут «минеральным секретарем») начал с места в карьер. Серьезно ужесточалась административная ответственность за появление в общественных местах и на работе в нетрезвом виде, вводилась уголовная ответственность за самогоноварение, были приняты решения о сокращении в разы производства алкоголя и ограничении его продажи. Алкоголь стали продавать с 14.00 до 19.00 и только в специализированных торговых точках, количество которых сократилось в разы (например, в Москве с полутора тысяч до пятисот). В итоге с начала лета 85-го у винных отделов начали выстраиваться огромные очереди. Дело доходило до драк. Двукратное повышение цен на водку не помогло: среди желающих отовариться были люди не только пьющие, но и те, кто никогда не брал в рот спиртного, ведь в Советском Союзе водка традиционно играла роль «твердой валюты» и без ограничений обменивалась на различные товары и услуги.
   К концу первого года «сухого закона» производство и официальные продажи спиртного сократились на 51%. Но реальное потребление алкоголя сократилось всего на 27% — примерно четверть своей потребности в спиртном население удовлетворяло за счет самогоноварения. И это невзирая на угрозу получить три года тюрьмы. Вскоре в дефицит и эрзац-валюту превратились и продукты, которые использовались в самогоноварении, — дрожжи и сахар.
   Конечно, было бы нечестно утверждать, что кампания не дала никаких положительных результатов. Согласно исследованиям демографов, в 1984—1992 годах благодаря временному протрезвлению советского народа умерло на 1 млн человек меньше, чем могло бы. На пике перестройки была зафиксирована наибольшая за всю историю России ожидаемая продолжительность жизни мужчин (64,8 года, сегодня — 61,4 года).
   И тем не менее антиалкогольная кампания была проиграна. Ограничение продажи алкоголя якобы по требованию «советской общественности» (реальная общественность в это время давилась в очередях за водкой и искала дрожжи для самогона), пресловутые комсомольские свадьбы, женсоветы и тому подобная липа окончательно сделали вроде бы выдрессированных обывателей нечувствительными к официальной пропаганде. В итоге борьба с пьянством выродилась в административную кампанию и сопровождалась многочисленными нелепостями и произволом — из-за одной выпитой рюмки рушились карьеры, под бульдозер пошло четверть миллиарда гектаров виноградников и т.д.
   Два года спустя после введения «сухого закона» стало понятно, что кампания дискредитирует власть. К тому же она обходилась слишком дорого: в 1985—1986 годах потери бюджета из-за сокращения производства и продажи алкоголя составили 67 млрд рублей. В итоге с 1987-го начался быстрый откат — водки в магазинах больше не стало, однако административный и пропагандистский раж сошел на нет. Официально горбачевский «сухой закон» никто не отменял — он скончался сам вместе с породившим его государством. После либерализации розничной торговли и отмены правительством Гайдара монополии на производство алкоголя потребление спиртного быстро вернулось на догорбачевский уровень, а затем и превзошло его. Основная цель кампании — стабильное снижение потребления алкоголя — так и не была достигнута.
Пить или не пить?
    Какой опыт стоит извлечь из всего этого? Одна из главных проблем и тогда, и сейчас — отношение населения. Собственно, проблема и заключается в том, что твердой и определенной позиции в этом вопросе у народа не было и нет. Например, многие женщины традиционно поддерживают борьбу с пьянством, потому что — «сколько можно этим мужикам пить?». Да и мужики хоть и пьют, но отдают себе отчет в пагубности этой привычки. И тем не менее, как только дело доходит до «всех и каждого», мнение тут же меняется: выпивка давно уже стала единственным способом времяпрепровождения, а то и подлинным содержанием жизни.
   Сейчас, как и в 1985-м, большинство на словах — за борьбу с пьянством. По данным социологов, еще пару лет назад более половины россиян (58%) весьма позитивно оценивали антиалкогольную кампанию второй половины 80-х годов. При этом 15% считают, что та кампания была просто необходима и многого в ее рамках удалось добиться, 32% полагают, что идея борьбы с алкоголизмом была правильной, но при реализации ее допускались значительные перегибы и ошибки, еще 11% склоняются к мнению, что идея была хорошая, но под напором противников не удалось довести задуманное до конца. То есть большинство граждан вроде как согласно с президентом Медведевым: с пьянством нужно что-то делать. Вопрос — что? На прошлой неделе ответить на него попробовал глава правительства Владимир Путин. Он заявил, что «при принятии любых решений в этой сфере мы должны исходить из того, что здесь нужно не запрещать и непомерно повышать цены на все алкогольные товары, а прежде всего заниматься пропагандой здорового образа жизни, создавать условия для занятий спортом, формировать интересы, далекие от злоупотребления алкоголем». Но «пропаганда здорового образа жизни и создание условий для занятий спортом» — это абсолютно необходимая, но явно недостаточная мера. Недостаточная хотя бы потому, что число пьющих спортсменов (действующих и бывших) весьма велико, а пропаганда и агитация за здоровый образ жизни требуют создания… э-э-э… затруднений для ведения жизни нездоровой.
   Иными словами, нужно принимать массу непопулярных решений и добиваться (это самое сложное!) их исполнения. Ведь решения по ограничению торговли спиртным, по сокращению его рекламы, по недопущению его продажи несовершеннолетним легче принять, чем исполнить. Впрочем, необходимость принимать непопулярные решения — это еще полбеды. В отличие от позднесоветской эпохи ресурс нынешней пропагандистской машины на порядок выше. И современные пиар-технологии, помноженные на мощь отечественного телевидения, в принципе, могут многое. Почему бы не бросить этот ресурс на повышение здоровья нации?
   Однако не все так просто. И медийный ресурс власти вовсе не безграничен. Его нельзя растянуть на решение всех текущих задач. Тем более в условиях форс-мажора, каковым является кризис, негативные проявления которого приходится нейтрализовывать в том числе и на медийном уровне. И значит, нужно выбирать, что важнее: пиарить борьбу с пьянством или «Единую Россию»?
   К тому же антиалкогольные решения могут оказаться невыгодными с экономической точки. Ведь сокращение потребления спиртного (мы же хотим, чтобы нация меньше пила?) неизбежно приведет к падению отчислений в бюджет. В итоге власти предстоит решить: готова ли она взяться за это популярно-непопулярное занятие. Или до поры до времени (пока кризис не кончится, например) оставить все как есть. Беда только в одном: в России, когда кризис кончается, все так рады, что уже не до перемен. Тут уж не до здорового образа жизни — наливай по полной. Хотя, казалось бы, куда еще…

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK