Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "НЕ ДАЛИ ПОДСЕСТЬ"

Усилиями неравнодушных граждан глава нижнетагильского фонда «Город без наркотиков» Егор Бычков, осужденный было на 3,5 года, вышел на свободу.    Решение Свердловского областного суда, приговорившего Егора Бычкова к 2,5 года условно, вызвало позитивную реакцию у слишком большого числа людей, чтобы считать это событие всего лишь эпизодом из судебной практики. Тем более что ранее Дзержинский районный суд Нижнего Тагила, приговаривая Бычкова к 3,5 года колонии строгого режима, признал его виновным по весьма тяжким статьям — похищение человека и незаконное лишение свободы.
   Кассация, поданная адвокатами Бычкова, оказалась поддержана облсудом, судя по всему, под давлением общественности, уверенной, что подсудимый похищал людей и лишал их свободы вовсе не из корыстных побуждений, а для их же собственной пользы. Ведь «потерпевшими» от действий подсудимого были наркоманы, коих Бычков весьма жесткими методами пытался вытащить из бездны.
   Впрочем, вряд ли давления общественности хватило бы для того, чтобы изменить приговор. Гораздо более важную роль во всей этой истории сыграло то, что и власть (в лице Госнаркоконтроля, например) оказалась на стороне Бычкова. А уж когда его земляк, музыкант Владимир Шахрин замолвил словечко о подсудимом на встрече с президентом Дмитрием Медведевым, а тот в ответ сказал свое фирменное «я вас услышал», появилась робкая надежда, что на зону борец с наркоманией все-таки не попадет. В итоге Медведев дал поручение Генпрокуратуре взять дело «на контроль», и Бычков оказался на свободе.
   В политическом же плане история с Бычковым высветила как минимум два весьма обнадеживающих обстоятельства.
   Во-первых, оказалось, что Дмитрий Медведев, будучи не меньшим юристом, чем Владимир Путин (и поэтому не хуже него знающий цену судебному решению), способен смотреть на вещи шире, чем это обычно делают выпускники юрфаков. А именно: видеть за судебными решениями не только реализацию буквы и духа закона, но и вполне мирские страсти, вечно кипящие вокруг того или иного дела.
   Во-вторых, в ходе этого дела выяснилось, что такого рода коллизии способны объединить усилия людей, имеющих по другим вопросам вполне себе «стилистические разногласия». Например, директора Федеральной службы РФ по наркоконтролю Виктора Иванова, которого принято считать эталонным силовиком (он заявил, что «Город без наркотиков», хоть и действовал не всегда по закону, зато «реально помогал в реабилитации наркобольных, многие из которых вернулись к нормальной жизни»), и такого утонченного «технократа», как первый замглавы президентской администрации Владислав Сурков (по слухам, циркулирующим в Екатеринбурге, Сурков специально приезжал в город накануне вынесения «мягкого» приговора, чтобы проконтролировать, как исполняется по-ручение президента РФ, а до этого он же организовывал встречу Медведева с рок-музыкантами).
   Все эти обстоятельства приобретают особое значение в преддверии вынесе-ния уже другим судом — московским Хамовническим — приговора по так называемому второму делу бывших руководителей НК «ЮКОС». На минувшей неделе суд, заслушав последнее слово подсудимого Михаила Ходорковского, удалился на вынесение приговора (это должно произойти через полтора месяца — 15 декабря). Кто знает, может быть, и в этом деле возобладает стремление (того же суда, общественности или, может быть, кого-то еще) увидеть за жесткой фабулой обвинения всего лишь чьи-то мирские интересы и дать делу иное развитие? Правда, сам Ходорковский на это не особо надеется. «Я совсем не идеальный человек, но я человек идеи, — отметил он в последнем слове. — Мне, как и любому, тяжело жить в тюрьме и не хочется здесь умереть, но, если потребуется, у меня не будет колебаний. Моя вера — она стоит моей жизни. Думаю, я это доказал».
   Впрочем, к огромному сожалению, человеческая жизнь в России не высоко ценится. Даже смерть человека иногда котируется выше. И это впол-не объяснимо: о мертвых — либо хорошо, либо ничего. И реакция российских политиков на смерть бывшего премьер-министра Виктора Черномырдина этот принцип лишний раз проиллюстрировала.
   На фоне сочувственных слов, сказанных о покойном нынешним главой правительства Владимиром Путиным («за внешней простотой и шутками на самом деле скрывался тонкий, умный и порядочный человек»), и весьма искренних соболезнований родным и близким со стороны президента Медведева («Виктор Степанович был обаятельный, простой, очень доступный и душевный человек, мы будем помнить о нем») особенно выделялся сухой и неэмоциональный тон спикера Госдумы Бориса Грызлова, сообщившего депутатам, что «ушел из жизни видный политический деятель» имярек.
   Можно сказать, что именно благодаря Грызлову Дума, как показала жизнь, перестала быть не только местом для дискуссий, но и местом для выражения эмоций. На это, кстати, обратил внимание думский старожил — вице-спикер Владимир Жириновский. На прошлой неделе нижняя палата прекращала депутатские полномочия Вячеслава Володина, возглавившего аппарат правительства, и делала это, как и все остальное, вяло или, как заявил лидер ЛДПР, «легковесно, суховато и черство». «Депутат (Володин. — «Профиль») работает с нами одиннадцать лет, уходит на повышение, — заметил Жириновский. — Почему не предусмотреть процедуру, когда он в последний раз выступает перед палатой, а мы все ему желаем успеха? Ведь в любом коллективе, когда человек уходит на повышение, люди прощаются с ним, устраивают какой-то праздник».
   Впрочем, на какой праздник он рассчитывает? Максимум, что мог сказать Грызлов на прощание Володину, так это то, что из Думы в Белый дом «ушел видный политический деятель». Только нужны ли самому Володину такие проводы?


Политиков оценивали: Михаил Виноградов, президент фонда
«Петербургская политика»; Иосиф Дискин, сопредседатель Совета по
национальной стратегии; Владимир Жарихин, замдиректора Института стран
СНГ; Алексей Мухин, гендиректор Центра политической информации; Дмитрий
Орешкин, ведущий научный сотрудник Института географии РАН; Дмитрий
Орлов, гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций;
Андрей Рябов, главный редактор журнала «Мировая экономика и
международные отношения»; Константин Симонов, гендиректор Фонда
национальной энергетической безопасности; Валерий Хомяков, гендиректор
Совета по национальной стратегии; Алексей Чеснаков, директор Центра
политической конъюнктуры.

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK